Содержание

Снежная королева — Г.Х. Андерсен. Читать онлайн с картинками.

Снежная королева — одна и самых известных сказок Ганса Христиана Андерсена о любви, которая способна преодолеть любые испытание и растопить даже ледяное сердце!

Снежная королева читать

История первая, в которой рассказывается о зеркале и его осколках

Ну, начнем! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем сейчас. Так вот, жил-был тролль, злой-презлой, сущий дьявол. Раз был он в особенно хорошем расположении духа: смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось дальше некуда, а все дурное и безобразное так и выпирало, делалось еще гаже. Прекраснейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами, или казалось, будто стоят они кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались так, что и не узнать, а если у кого была веснушка, то уж будьте покойны — она расползалась и на нос и на губы. А если у человека являлась добрая мысль, она отражалась в зеркале такой ужимкой, что тролль так и покатывался со смеху, радуясь своей хитрой выдумке.

Ученики тролля — а у него была своя школа — рассказывали всем, что сотворилось чудо: теперь только, говорили они, можно увидеть весь мир и людей в их истинном свете. Они бегали повсюду с зеркалом, и скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека. которые не отразились бы в нем в искаженном виде.

Напоследок захотелось им добраться и до неба. Чем выше они поднимались, тем сильнее кривлялось зеркало, так что они еле удерживали его в руках. Но вот они взлетели совсем высоко, как вдруг зеркало до того перекорежило от гримас, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось на миллионы, биллионы осколков, и оттого произошло еще больше бед.

Некоторые осколки, с песчинку величиной, разлетаясь по белу свету, попадали людям в глаза, да так там и оставались. А человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи только дурное — ведь каждый осколок сохранял свойство всего зеркала. Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце делалось как кусок льда. Были среди осколков и большие — их вставили в оконные рамы, и уж в эти-то окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, и худо было, если такие очки надевали для того, чтобы лучше видеть и правильно судить о вещах.
Злой тролль надрывался от смеха — так веселила его эта затея. А по свету летало еще много осколков. Послушаем же про них!

к оглавлению ↑

История вторая — Мальчик и девочка

В большом городе, где столько домов и людей, что не всем хватает места хотя бы на маленький садик, а потому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, и садик у них был чуть побольше цветочного горшка. Они не были братом и сестрой, но любили друг друга, как брат и сестра.

Родители их жили в каморках под крышей в двух соседних домах. Кровли домов сходились, и между ними тянулся водосточный желоб. Здесь-то и смотрели друг на друга чердачные окошки от каждого дома. Стоило лишь перешагнуть через желоб, и можно было попасть из одного окошка в другое.

У родителей было по большому деревянному ящику. в них росла зелень для приправ и небольшие розовые кусты — по одному в каждом ящике, пышно разросшиеся. Родителям пришло в голову поставить эти ящики поперек желоба, так что от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Зелеными гирляндами спускался из ящиков горох, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями. Родители позволяли мальчику и девочке ходить друг к другу в гости по крыше и сидеть на скамеечке под розами. Как чудесно им тут игралось!

А зимой эти радости кончались. Окна зачастую совсем замерзали, но дети нагревали на печи медные монеты, прикладывали их к замерзшим стеклам, и сейчас же оттаивало чудесное круглое отверстие, а в него выглядывал веселый, ласковый глазок — это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а потом подняться на столько же вверх. На дворе перепархивал снежок.

— Это роятся белые пчелки! — говорила старая бабушка.

— А у них тоже есть королева? — спрашивал мальчик. Он знал, что у настоящих пчел есть такая.

— Есть! — отвечала бабушка. — Снежинки окружают ее густым роем, но она больше их всех и никогда не присаживается на землю, вечно носится в черном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки, вот оттого-то и покрываются они морозными узорами, словно цветами.

— Видели, видели! — говорили дети и верили, что все это сущая правда.

— А сюда Снежная королева не может войти? — спрашивала девочка.

— Пусть только попробует! — отвечал мальчик. — Я посажу ее на теплую печку, вот она и растает.

Но бабушка погладила его по голове и завела разговор о другом.

Вечером, когда Кай был дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки. Одна из них, побольше, упала на край цветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, закутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось. из миллионов снежных звездочек. Она была так прелестна и нежна, но изо льда, из ослепительно сверкающего льда, и все же живая! Глаза ее сияли, как две ясных звезды, но не было в них ни теплоты, ни покоя. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Кай испугался и спрыгнул со стула. А мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

На другой день было ясно к морозно, но потом настала оттепель, а там и весна пришла. Заблистало солнце, проглянула зелень, строили гнезда ласточки. Окна растворили, и дети опять могли сидеть в своем садике в водосточном желобе над всеми этажами.

Розы в то лето цвели пышно, как никогда. Дети пели, взявшись за руки, целовали розы и радовались солнцу. Ах, какое чудесное стояло лето, как хорошо было под розовыми кустами, которым, казалось, цвести и цвести вечно!

Как-то раз Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками — зверями и птицами. На больших башенных часах пробило пять.

— Ай! — вскрикнул вдруг Кай. — Меня кольнуло прямо в сердце, и что-то попало в глаз!

Девочка обвила ручонкой его шею, он часто-часто моргал, но в глазу как будто ничего не было.

— Должно быть, выскочило, — сказал он. Но это было не так. Это были как раз осколки того дьявольского зеркала, о котором мы говорили вначале.

Бедняжка Кай! Теперь его сердце должно было стать как кусок льда. Боль прошла, но осколки остались.

— О чем ты плачешь? — спросил он Герду. — Мне совсем не больно! Фу, какая ты некрасивая! — вдруг крикнул он. — Вон ту розу точит червь. А та совсем кривая. Какие гадкие розы! Не лучше ящиков, в которых торчат.

И он пнул ящик ногою и сорвал обе розы.

— Кай, что ты делаешь! — закричала Герда, а он, видя ее испуг, сорвал еще одну розу и убежал от милой маленькой Герды в свое окно.

Принесет ли теперь ему Герда книжку с картинками, он скажет, что эти картинки хороши только для грудных ребят: расскажет ли что-нибудь старая бабушка — придерется к ее словам. А то дойдет даже до того, что начнет передразнивать ее походку, надевать ее очки, говорить ее голосом. Выходило очень похоже, и люди смеялись. Скоро Кай научился передразнивать и всех соседей. Он отлично умел выставлять напоказ все их странности и недостатки, и люди говорили:

— Удивительно способный мальчуган! А причиной всему были осколки, что попали ему в глаз и в сердце. Потому-то он и передразнивал даже милую маленькую Герду, а ведь она любила его всем сердцем.

И забавы его стали теперь совсем иными, такими мудреными. Раз зимою, когда шел снег, он явился с большим увеличительным стеклом и подставил под снег полу своей синей куртки.

— Погляди в стекло, Герда, — сказал он. Каждая снежинка казалась под стеклом куда больше, чем была на самом деле, и походила на роскошный цветок или десятиугольную звезду. Это было так красиво!

— Видишь, как хитро сделано! — сказал Кай. — Гораздо интереснее настоящих цветов! И какая точность! Ни единой неправильной линии! Ах, если б только они не таяли!

Немного спустя Кай явился в больших рукавицах, с санками за спиною, крикнул Герде в самое ухо: “Мне позволили покататься на большой площади с другими мальчиками!” — и убежал.

На площади каталось множество детей. Кто посмелее, привязывал свои санки к крестьянским саням и катился далеко-далеко. Это было куда как занятно. В самый разгар веселья на площади появились большие сани, выкрашенные в белый цвет. В них сидел кто-то укутанный в белую меховую шубу и в такой же шапке. Сани объехали вокруг площади два раза. Кай живо привязал к ним свои санки и покатил. Большие сани понеслись быстрее, затем свернули с площади в переулок. Сидевший в них человек обернулся и приветливо кивнул Каю, точно знакомому. Кай несколько раз порывался отвязать свои санки, но человек в шубе все кивал ему, и он продолжал ехать за ним.

Вот они выбрались за городские ворота. Снег повалил вдруг хлопьями, и стало темно, хоть глаз выколи. Мальчик поспешно отпустил веревку, которою зацепился за большие сани, но санки его точно приросли к ним и продолжали нестись вихрем. Кай громко закричал — никто не услышал его. Снег валил, санки мчались, ныряя в сугробы, перескакивая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал.

Снежные хлопья все росли и обратились под конец в больших белых кур. Вдруг они разлетелись в стороны, большие сани остановились, и сидевший в них человек встал. Это была высокая, стройная, ослепительно белая женщина — Снежная королева; и шуба и шапка на ней были из снега.

— Славно проехались! — сказала она. — Но ты совсем замерз — полезай ко мне в шубу!

Посадила она мальчика в сани, завернула в свою медвежью шубу. Кай словно в снежный сугроб опустился.

— Все еще мерзнешь? — спросила она и поцеловала его в лоб.

У! Поцелуй ее был холоднее льда, он пронизал его насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным. Каю показалось, что еще немного — и он умрет… Но только на минуту, а потом, напротив, ему стало так хорошо, что он даже совсем перестал зябнуть.

— Мои санки! Не забудь мои санки! — спохватился он.

Санки привязали на спину одной из белых кур, и она полетела с ними за большими санями. Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.

— Больше не буду целовать тебя, — сказала она. — Не то зацелую до смерти.

Кай взглянул на нее. Как она была хороша! Лица умней и прелестней он не мог себе и представить. Теперь она не. казалась ему ледяною, как в тот раз, когда сидела за окном и кивала ему.

Он совсем не боялся ее и рассказал ей, что знает все четыре действия арифметики, да еще с дробями, знает, сколько в каждой стране квадратных миль и жителей, а она только улыбалась в ответ. И тогда ему показалось, что на самом-то деле он знает совсем мало.

В тот же миг Снежная королева взвилась с ним на черное облако. Буря выла и стонала, словно распевала старинные песни; они летели над лесами и озерами, над морями и сушей; студеные ветры дули под ними, выли волки, искрился снег, летали с криком черные вороны, а над ними сиял большой ясный месяц. На него смотрел Кай всю долгую-долгую зимнюю ночь, а днем заснул у ног Снежной королевы.
к оглавлению ↑

История третья — Цветник женщины, которая умела колдовать

А что же было с Гердой, когда Кай не вернулся? Куда он девался? Никто этого не знал, никто не мог дать ответ.

Мальчики рассказали только, что видели, как он привязал свои санки к большим великолепным саням, которые потом свернули в переулок и выехали за городские ворота.

Много было пролито по нему слез, горько и долго плакала Герда. Наконец решили, что Кай умер, утонул в реке, протекавшей за городом. Долго тянулись мрачные зимние дни.

Но вот настала весна, выглянуло солнце.

— Кай умер и больше не вернется! — сказала Герда.

— Не верю! — отвечал солнечный свет.

— Он умер и больше не вернется! — повторила она ласточкам.

— Не верим! — отвечали они.

Под конец и сама Герда перестала этому верить.

— Надену-ка я свои новые красные башмачки (Кай ни разу еще не видел их), — сказала она как-то утром, — да пойду спрошу про него у реки.

Было еще очень рано. Она поцеловала спящую бабушку, надела красные башмачки и побежала одна-одинешенька за город, прямо к реке.

— Правда, что ты взяла моего названого братца? — спросила Герда. — Я подарю тебе свои красные башмачки, если ты вернешь мне его!

И девочке почудилось, что волны как-то странно кивают ей. Тогда она сняла свои красные башмачки — самое драгоценное, что у нее было, — и бросила в реку. Но они упали у самого берега, и волны сейчас же вынесли их обратно — река словно бы не хотела брать у девочки ее драгоценность, так как не могла вернуть ей Кая. Девочка же подумала, что бросила башмачки недостаточно далеко, влезла в лодку, качавшуюся в тростнике, стала на самый краешек кормы и опять бросила башмачки в воду. Лодка не была привязана и от ее толчка отошла от берега. Девочка хотела поскорее выпрыгнуть на берег, но пока пробиралась с кормы на нос, лодка уже совсем отплыла и быстро неслась по течению.

Герда ужасно испугалась и принялась плакать и кричать, но никто, кроме воробьев, не слышал ее. Воробьи же не могли перенести ее на сушу и только летели за ней вдоль берега и щебетали, словно желая ее утешить:

— Мы здесь! Мы здесь!

Лодку уносило все дальше. Герда сидела смирно, в одних чулках: красные башмачки ее плыли за лодкой, но не могли догнать ее.

“Может быть, река несет меня к Каю?” — подумала Герда, повеселела, встала на ноги и долго-долго любовалась красивыми зелеными берегами.

Но вот она приплыла к большому вишневому саду, в котором ютился домик под соломенной крышей, с красными и синими стеклами в окошках. У дверей стояли два деревянных солдата и отдавали честь всем, кто проплывал мимо. Герда закричала им — она приняла их за живых, — но они, понятно, не ответили ей. Вот она подплыла к ним еще ближе, лодка подошла чуть не к самому берегу, и девочка закричала еще громче. Из домика вышла старая-престарая старушка с клюкой, в большой соломенной шляпе, расписанной чудесными цветами.

— Ах ты бедное дитятко! — сказала старушка. — И как это ты попала на такую большую быструю реку да забралась так далеко?

С этими словами старушка вошла в воду, зацепила лодку клюкой, притянула к берегу и высадила Герду.

Герда была рада-радешенька, что очутилась наконец на суше, хоть и побаивалась незнакомой старухи.

— Ну, пойдем, да расскажи мне, кто ты и как сюда попала, — сказала старушка.

Герда стала рассказывать ей обо всем, а старушка покачивала головой и повторяла: “Гм! Гм!” Когда девочка кончила, она спросила старушку, не видала ли она Кая. Та ответила, что он еще не проходил тут, но, верно, пройдет, так что горевать пока не о чем, пусть Герда лучше отведает вишен да полюбуется цветами, что растут в саду: они красивее, чем в любой книжке с картинками, и все умеют рассказывать сказки. Тут старушка взяла Герду за руку, увела к себе в домик и заперла дверь на ключ.

Окна были высоко от пола и все из разноцветных — красных, синих и желтых — стеклышек; от этого и сама комната была освещена каким-то удивительным радужным светом. На столе стояла корзинка с чудесными вишнями, и Герда могла есть их сколько угодно. А пока она ела, старушка расчесывала ей волосы золотым гребешком. Волосы вились кудрями и золотым сиянием окружали милое, приветливое, круглое, словно роза, личико девочки.

— Давно мне хотелось иметь такую миленькую девочку! — сказала старушка. — Вот увидишь, как ладно мы с тобой заживем!

И она продолжала расчесывать кудри девочки, и чем дольше чесала, тем больше забывала Герда своего названого братца Кая — старушка умела колдовать. Только она была не злою колдуньей и колдовала лишь изредка, для своего удовольствия; теперь же ей очень захотелось оставить у себя Герду. И вот она пошла в сад, дотронулась клюкой до всех розовых кустов, и те как стояли в полном цвету, так все и ушли глубокоглубоко в землю, и следа от них не осталось. Старушка боялась, что Герда при виде этих роз вспомнит о своих, а там и о Кае да и убежит от нее.

Потом старушка повела Герду в цветник. Ах, какой аромат тут был, какая красота: самые разные цветы, и на каждое время года! Во всем свете не нашлось бы книжки с картинками пестрее, красивее этого цветника. Герда прыгала от радости и играла среди цветов, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями. Тогда ее уложили в чудесную постель с красными шелковыми перинками, набитыми голубыми фиалками. Девочка заснула, и ей снились сны, какие видит разве королева в день своей свадьбы.

На другой день Герде опять позволили играть в чудесном цветнике на солнце. Так прошло много дней. Герда знала теперь каждый цветок в саду, но как ни много их было, ей все же казалось, что какого-то недостает, только какого? И вот раз она сидела и рассматривала соломенную шляпу старушки, расписанную цветами, и самым красивым из них была роза — старушка забыла ее стереть, когда спровадила живые розы под землю. Вот что значит рассеянность!

— Как! Тут нет роз? — сказала Герда и сейчас же побежала в сад, искала их, искала, да так и не нашла.

Тогда девочка опустилась на землю и заплакала. Теплые слезы падали как раз на то место, где стоял прежде один из розовых кустов, и как только они увлажнили землю, куст мгновенно вырос из нее, такой же цветущий, как прежде.

Обвила его ручонками Герда, принялась целовать розы и вспомнила о тех чудных розах, что цвели у нее дома, а вместе с тем и о Кае.

— Как же я замешкалась! — сказала девочка. — Мне ведь надо искать Кая!.. Вы не знаете, где он? — спросила она у роз. — Правда ли, что он умер и не вернется больше?

— Он не умер! — отвечали розы. — Мы ведь были под землей, где лежат все умершие, но Кая меж ними не было.

— Спасибо вам! — сказала Герда и пошла к другим цветам, заглядывала в их чашечки и спрашивала: — Вы не знаете, где Кай?

Но каждый цветок грелся на солнышке и думал только о своей собственной сказке или истории. Много их наслушалась Герда, но ни один не сказал ни слова о Кае.

Тогда Герда пошла к одуванчику, сиявшему в блестящей зеленой траве.

— Ты, маленькое ясное солнышко! — сказала ему Герда. — Скажи, не знаешь ли ты, где мне искать моего названого братца?

Одуванчик засиял еще ярче и взглянул на девочку. Какую же песенку спел он ей? Увы! И в этой песенке ни слова не говорилось о Кае!

— Был первый весенний день, солнце грело и так приветливо светило на маленький дворик. Лучи его скользили по белой стене соседнего дома, и возле самой стены проглянул первый желтенький цветок, он сверкал на солнце, словно золотой. Во двор вышла посидеть старая бабушка. Вот пришла из гостей ее внучка, бедная служанка, и поцеловала старушку. Поцелуй девушки дороже золота — он идет прямо от сердца. Золото на ее губах, золото в сердце, золото и на небе в утренний час! Вот и все! — сказал одуванчик.

— Бедная моя бабушка! — вздохнула Герда. — Верно, она скучает обо мне и горюет, как горевала о Кае. Но я скоро вернусь и его приведу с собой. Нечего больше и расспрашивать цветы — толку от них не добьешься, они знай твердят свое! — И она побежала в конец сада.

Дверь была заперта, но Герда так долго шатала ржавый засов, что он поддался, дверь отворилась, и девочка так, босоножкой, и пустилась бежать по дороге. Раза три оглядывалась она назад, но никто не гнался за нею.

Наконец она устала, присела на камень и осмотрелась: лето уже прошло, на дворе стояла поздняя осень. Только в чудесном саду старушки, где вечно сияло солнышко и цвели цветы всех времен года, этого не было заметно.

— Господи! Как же я замешкалась! Ведь уж осень на дворе! Тут не до отдыха! — сказала Герда и опять пустилась в путь.

Ах, как ныли ее бедные усталые ножки! Как холодно, сыро было вокруг! Длинные листья на ивах совсем пожелтели, туман оседал на них крупными каплями и стекал на землю; листья так и сыпались. Один только терновник стоял весь покрытый вяжущими, терпкими ягодами. Каким серым, унылым казался весь мир!

к оглавлению ↑

История четвертая — Принц и принцесса

Пришлось Герде опять присесть отдохнуть. На снегу прямо перед ней прыгал большой ворон. Долго смотрел он на девочку, кивая ей головою, и наконец молвил:

— Кар-кар! Здррравствуй!

Выговаривать по-человечески чище он не мог, но он желал девочке добра и спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Что такое “одна-одинешенька”, Герда знала очень хорошо, сама на себе испытала. Рассказав ворону всю свою жизнь, девочка спросила, не видал ли он Кая.

Ворон задумчиво покачал головой и сказал:

— Может быть! Может быть!

— Как? Правда? — воскликнула девочка и чуть не задушила ворона — так крепко она его расцеловала.

— Потише, потише! — сказал ворон. — Думаю, это был твой Кай. Но теперь он, верно, забыл тебя со своею принцессой!

— Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

— А вот послушай, — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить по-вашему. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я рассказал бы тебе обо всем куда лучше.

— Нет, этому меня не учили, — сказала Герда. — Как жалко!

— Ну ничего, — сказал ворон. — Расскажу, как сумею, хоть и плохо. И он рассказал все, что знал.

— В королевстве, где мы с тобой находимся, есть принцесса, такая умница, что и сказать нельзя! Прочла все газеты на свете и позабыла все, что в них прочла, — вот какая умница! Раз как-то сидит она на троне — а веселья-то в этом не так уж много, как люди говорят, — и напевает песенку: “Отчего бы мне не выйти замуж?” “А ведь и в самом деле!” — подумала она, и ей захотелось замуж. Но в мужья она хотела выбрать такого человека, который бы умел отвечать, когда с ним говорят, а не такого, что умел бы только важничать, — это ведь так скучно! И вот барабанным боем созывают всех придворных дам, объявляют им волю принцессы. Уж так они все обрадовались! “Вот это нам нравится! — говорят. — Мы и сами недавно об этом думали!” Все это истинная правда! — прибавил ворон. — У меня при дворе есть невеста — ручная ворона, от нее-то я и знаю все это.

На другой день все газеты вышли с каймой из сердец и с вензелями принцессы. В газетах было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того же, кто будет держать себя непринужденно, как дома, и окажется всех красноречивее, принцесса изберет в мужья. Да, да! — повторил ворон. — Все это так же верно, как то, что я сижу здесь перед тобою. Народ валом повалил во дворец, пошла давка и толкотня, да все без проку ни в первый, ни во второй день. На улице все женихи говорят отлично, а стоит им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию в серебре да лакеев в золоте и войти в огромные, залитые светом залы — и их оторопь берет. Подступят к трону, где сидит принцесса, да и повторяют за ней ее же слова, а ей вовсе не это было нужно. Ну, точно на них порчу напускали, опаивали дурманом! А выйдут за ворота — опять обретут дар слова. От самых ворот до дверей тянулся длинный-длинный хвост женихов. Я сам там был и видел.

— Ну, а Кай-то, Кай? — спросила Герда. — Когда же он явился? И он пришел свататься?

— Постой! Постой! Вот мы дошли и до него! На третий день явился небольшой человечек, не в карете, не верхом, а просто пешком, и прямо во дворец. Глаза блестят, как твои, волосы длинные, вот только одет бедно.

— ‘Это Кай! — обрадовалась Герда. — Я нашла его! — И она захлопала в ладоши.

— За спиной у него была котомка, — продолжал ворон.

— Нет, это, верно, были его санки! — сказала Герда. — Он ушел из дому с санками.

— Очень может быть! — сказал ворон. — Я не особенно вглядывался. Так вот, моя невеста рассказывала, как вошел он в дворцовые ворота и увидел гвардию в серебре, а по всей лестнице лакеев в золоте, ни капельки не смутился, только головой кивнул и сказал: “Скучненько, должно быть, стоять тут на лестнице, войду-ка я лучше в комнаты!” А все залы залиты светом. Тайные советники и их превосходительства расхаживают без сапог, золотые блюда разносят, — торжественнее некуда! Сапоги его страшно скрипят, а ему все нипочем.

— Это, наверное, Кай! — воскликнула Герда. — Я знаю, он был в новых сапогах. Я сама слышала, как они скрипели, когда он приходил к бабушке.

— Да, они таки скрипели порядком, — продолжал ворон. — Но он смело подошел к принцессе. Она сидела на жемчужине величиною с колесо прялки, а кругом стояли придворные дамы со своими служанками и служанками служанок и кавалеры со слугами и слугами слуг, а у тех опять прислужники. Чем ближе кто-нибудь стоял к дверям, тем выше задирал нос. На прислужника слуги, прислуживающего слуге и стоявшего в самых дверях, нельзя было и взглянуть без дрожи — такой он был важный!

— Вот страх-то! — сказала Герда. — А Кай все-таки женился на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам женился на ней, хоть я и помолвлен. Он завел с принцессой беседу и говорил не хуже, чем я по-вороньи, — так по крайней мере сказала мне моя ручная невеста. Держался он очень свободно и мило и заявил, что пришел не свататься, а только послушать умные речи принцессы. Ну и вот, она ему понравилась, он ей тоже.

— Да-да, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь такой умный! Он знал все четыре действия арифметики, да еще с дробями! Ах, проводи же меня во дворец!

— Легко сказать, — отвечал ворон, — трудно сделать. Постой, я поговорю с моей невестой, она что-нибудь придумает и посоветует нам. Ты думаешь, что тебя вот так прямо и впустят во дворец? Как же, не очень-то впускают таких девочек!

— Меня впустят! — сказала Герда. — Когда Кай услышит, что я тут, он сейчас же прибежит за мною.

— Подожди меня тут у решетки, — сказал ворон, тряхнул головой и улетел.

Вернулся он уже совсем под вечер и закаркал:

— Кар, кар! Моя невеста шлет тебе тысячу поклонов и вот этот хлебец. Она стащила его на кухне — там их много, а ты, верно, голодна!.. Ну, во дворец тебе не попасть: ты ведь босая — гвардия в серебре и лакеи в золоте ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты все-таки попадешь туда. Невеста моя знает, как пройти в спальню принцессы с черного хода и где достать ключ.

И вот они вошли в сад, пошли по длинным аллеям, где один за другим падали осенние листья, и когда огни во дворце погасли, ворон провел девочку в полуотворенную дверь.

О, как билось сердечко Герды от страха и нетерпения! Точно она собиралась сделать что-то дурное, а ведь она только хотела узнать, не здесь ли ее Кай! Да, да, он, верно, здесь! Герда так живо представляла себе его умные глаза, длинные волосы, и как он улыбался ей, когда они, бывало, сидели рядышком под кустами роз. А как обрадуется он теперь, когда увидит ее, услышит, на какой длинный путь решилась она ради него, узнает, как горевали о нем все домашние! Ах, она была просто вне себя от страха и радости!

Но вот они на площадке лестницы. На шкафу горела лампа, а на полу сидела ручная ворона и осматривалась по сторонам. Герда присела и поклонилась, как учила ее бабушка.

— Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, барышня! — сказала ручная ворона. — И ваша жизнь также очень трогательна! Не угодно ли вам взять лампу, а я пойду вперед. Мы пойдем прямою дорогой, тут мы никого не встретим.

— А мне кажется, за нами кто-то идет, — сказала Герда, и в ту же минуту мимо нее с легким шумом промчались какие-то тени: лошади с развевающимися гривами и тонкими ногами, охотники, дамы и кавалеры верхами.

— Это сны! — сказала ручная ворона. — Они являются сюда, чтобы мысли высоких особ унеслись на охоту. Тем лучше для нас, удобнее будет рассмотреть спящих.

Тут они вошли в первую залу, где стены были обиты розовым атласом, затканным цветами. Мимо девочки опять пронеслись сны, но так быстро, что она не успела рассмотреть всадников. Одна зала была великолепнее другой, так что было от чего прийти в замешательство. Наконец они дошли до спальни. Потолок напоминал верхушку огромной пальмы с драгоценными хрустальными листьями; с середины его спускался толстый золотой стебель, на котором висели две кровати в виде лилий. Одна была белая, в ней спала принцесса, другая — красная, и в ней Герда надеялась найти Кая. Девочка слегка отогнула один из красных лепестков и увидала темно-русый затылок. Это Кай! Она громко назвала его по имени и поднесла лампу к самому его лицу. Сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову… Ах, это был не Кай!

Принц походил на него только с затылка, но был так же молод и красив. Из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда заплакала и рассказала всю свою историю, упомянув и о том, что сделали для нее вороны.

— Ах ты бедняжка! — сказали принц и принцесса, похвалили ворон, объявили, что ничуть не гневаются на них — только пусть они не делают этого впредь, — и захотели даже наградить их.

— Хотите быть вольными птицами? — спросила принцесса. — Или желаете занять должность придворных ворон, на полном содержании из кухонных остатков?

Ворон с вороной поклонились и попросили должности при дворе. Они подумали о старости и сказали:

— Хорошо ведь иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Принц встал и уступил свою постель Герде — больше он пока ничего не мог для нее сделать. А она сложила ручки и подумала: “Как добры все люди и животные!” — закрыла глаза и сладко заснула. Сны опять прилетели в спальню, но теперь они везли на маленьких саночках Кая, который кивал Герде головою. Увы, все это было лишь во сне и исчезло, как только девочка проснулась.

На другой день ее одели с ног до головы в шелк и бархат и позволили ей оставаться во дворце сколько она пожелает.

Девочка могла жить да поживать тут припеваючи, но прогостила всего несколько дней и стала просить, чтобы ей дали повозку с лошадью и пару башмаков — она опять хотела пуститься разыскивать по белу свету своего названого братца.

Ей дали и башмаки, и муфту, и чудесное платье, а когда она простилась со всеми, к воротам подъехала карета из чистого золота, с сияющими, как звезды, гербами принца и принцессы: у кучера, лакеев, форейторов — дали ей и форейторов — красовались на головах маленькие золотые короны.

Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастливого пути.

Лесной ворон, который уже успел жениться, провожал девочку первые три мили и сидел в карете рядом с нею — он не мог ехать, сидя спиною к лошадям. Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями. Она не поехала провожать Герду, потому что страдала головными болями, с тех пор как получила должность при дворе и слишком много ела. Карета была битком набита сахарными крендельками, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками.

— Прощай! Прощай! — закричали принц и принцесса.

Герда заплакала, ворона — тоже. Через три мили простился с девочкой и ворон. Тяжелое было расставание! Ворон взлетел на дерево и махал черными крыльями до тех пор, пока карета, сиявшая, как солнце, не скрылась из виду.

к оглавлению ↑

История пятая — Маленькая разбойница

Вот Герда въехала в темный лес, в котором жили разбойники; карета горела как жар, она резала разбойникам глаза, и они просто не могли этого вынести.

— Золото! Золото! — закричали они, схватив лошадей под уздцы, убили маленьких форейторов, кучера и слуг и вытащили из кареты Герду.

— Ишь какая славненькая, жирненькая! Орешками откормлена! — сказала старуха разбойница с длинной жесткой бородой и мохнатыми, нависшими бровями. — Жирненькая, что твой барашек! Ну-ка, какова на вкус будет?

И она вытащила острый сверкающий нож. Какой ужас!

— Ай! — вскрикнула она вдруг: ее укусила за ухо ее собственная дочка, которая сидела у нее за спиной и была такая необузданная и своевольная, что просто любо. — Ах ты дрянная девчонка! — закричала мать, но убить Герду не успела.

— Она будет играть со мной, — сказала маленькая разбойница. — Она отдаст мне свою муфту, свое хорошенькое платьице и будет спать со мной в моей постели.

И девочка опять так укусила мать, что та подпрыгнула и завертелась на месте. Разбойники захохотали.

— Ишь как пляшет со своей девчонкой!

— Хочу в карету! — закричала маленькая разбойница и настояла на своем — она была ужасно избалована и упряма.

Они уселись с Гердой в карету и помчались по пням и кочкам в чащу леса.

Маленькая разбойница была ростом с Герду, но сильнее, шире в плечах и гораздо смуглее. Глаза у нее были совсем черные, но какие-то печальные. Она обняла Герду и сказала:

— Они тебя не убьют, пока я не рассержусь на тебя. Ты, верно, принцесса?

— Нет, — отвечала девочка и рассказала, что пришлось ей испытать и как она любит Кая.

Маленькая разбойница серьезно поглядела на нее, слегка кивнула и сказала:

— Они тебя не убьют, даже если я и рассержусь на тебя, — я лучше сама убью тебя!

И она отерла слезы Герде, а потом спрятала обе руки в ее хорошенькую мягкую теплую муфточку.

Вот карета остановилась: они въехали во двор разбойничьего замка.

Он был весь в огромных трещинах; из них вылетали вороны и вороны. Откуда-то выскочили огромные бульдоги, казалось, каждому из них нипочем проглотить человека, но они только высоко подпрыгивали и даже не лаяли — это было запрещено. Посреди огромной залы с полуразвалившимися, покрытыми копотью стенами и каменным полом пылал огонь. Дым подымался к потолку и сам должен был искать себе выход. Над огнем кипел в огромном котле суп, а на вертелах жарились зайцы и кролики.

— Ты будешь спать вместе со мной вот тут, возле моего маленького зверинца, — с.казала Герде маленькая разбойница.

Девочек накормили, напоили, и они ушли в свой угол, где была постлана солома, накрытая коврами. Повыше сидело на жердях больше сотни голубей. Все они, казалось, спали, но когда девочки подошли, слегка зашевелились.

— Все мои! — сказала маленькая разбойница, схватила одного голубя за ноги и так тряхнула его, что тот забил крыльями. — На, поцелуй его! — крикнула она и ткнула голубя Герде прямо в лицо. — А вот тут сидят лесные плутишки, — продолжала она, указывая на двух голубей, сидевших в небольшом углублении в стене, за деревянною решеткой. — Эти двое — лесные плутишки. Их надо держать взаперти, не то живо улетят! А вот и мой милый старичина бяшка! — И девочка потянула за рога привязанного к стене северного оленя в блестящем медном ошейнике. — Его тоже нужно держать на привязи, иначе удерет! Каждый вечер я щекочу его под шеей своим острым ножом — он до смерти этого боится.

С этими словами маленькая разбойница вытащила из расщелины в стене длинный нож и провела им по шее оленя. Бедное животное забрыкалось, а девочка захохотала и потащила Герду к постели.

— Неужели ты и спишь с ножом? — спросила ее Герда.

— Всегда! — отвечала маленькая разбойница. — Мало ли что может статься! Ну, расскажи мне .еще раз о Кае и о том, как ты пустилась странствовать по белу свету.

Герда рассказала. Лесные голуби в клетке тихо ворковали; другие голуби уже спали. Маленькая разбойница обвила одною рукой шею Герды — в другой у нее был нож — и захрапела, но Герда не могла сомкнуть глаз, не зная, убьют ее или оставят в живых. Вдруг лесные голуби проворковали:

— Курр! Курр! Мы видели Кая! Белая курица несла на спине его санки, а он сидел в санях Снежной королевы. Они летели над лесом, когда мы, птенцы, еще лежали в гнезде. Она дохнула на нас, и все умерли, кроме нас двоих. Курр! Курр!

— Что. вы говорите! — воскликнула Герда. — Куда же полетела Снежная королева? Знаете?

— Наверно, в Лапландию — ведь там вечный снег и лед. Спроси у северного оленя, что стоит тут на привязи.

— Да, там вечный снег и лед. Чудо как хорошо! — сказал северный олень. — Там прыгаешь себе на воле по огромным сверкающим равнинам. Там раскинут летний шатер Снежной королевы, а постоянные ее чертоги — у Северного полюса, на острове Шпицберген.

— О Кай, мой милый Кай! — вздохнула Герда.

— Лежи смирно, — сказала маленькая разбойница. — Не то пырну тебя ножом!

Утром Герда рассказала ей, что слышала от лесных голубей. Маленькая разбойница серьезно посмотрела на Герду, кивнула головой и сказала:

— Ну, так и быть!.. А ты знаешь, где Лапландия? — спросила она затем у северного оленя.

— Кому же и знать, как не мне! — отвечал олень, и глаза его заблестели. — Там я родился и вырос, там прыгал по снежным равнинам.

— Так слушай, — сказала Герде маленькая разбойница. — Видишь, все наши ушли, дома одна мать;

немного погодя она хлебнет из большой бутылки и вздремнет, тогда я кое-что сделаю для тебя.

И вот старуха хлебнула из своей бутылки и захрапела, а маленькая разбойница подошла к северному оленю и сказала:

— Еще долго можно было бы потешаться над тобой! Уж больно ты уморительный, когда тебя щекочут острым ножом. Ну, да так и быть! Я отвяжу тебя и выпущу на волю. Можешь бежать в свою Лапландию, но за это ты должен отвезти к дворцу Снежной королевы эту девочку — там ее названый брат. Ты ведь, конечно, слышал, что она рассказывала? Она говорила громко, а у тебя вечно ушки на макушке.

Северный олень так и подпрыгнул от радости. А маленькая разбойница посадила на него Герду, крепко привязала ее для верности и даже подсунула под нее мягкую подушку, чтобы ей удобнее было сидеть.

— Так и быть, — сказала она затем, — возьми назад свои меховые сапожки — ведь холодно будет! А муфту уж я оставлю себе, больно она хороша. Но мерзнуть я тебе не дам: вот огромные рукавицы моей матери, они дойдут тебе до самых локтей. Сунь в них руки! Ну вот, теперь руки у тебя, как у моей уродины матери.

Герда плакала от радости.

— Терпеть не могу, когда хнычут! — сказала маленькая разбойница. — Теперь ты должна радоваться. Вот тебе еще два хлеба и окорок, чтобы не пришлось голодать.

И то и другое было привязано к оленю. Затем маленькая разбойница отворила дверь, заманила собак в дом, перерезала своим острым ножом веревку, которою был привязан олень, и сказала ему:

— Ну, живо! Да береги смотри девочку. Герда протянула маленькой разбойнице обе руки в огромных рукавицах и попрощалась с нею. Северный олень пустился во всю прыть через пни и кочки по лесу, по болотам и степям. Выли волки, каркали вороны.

Уф! Уф! — послышалось вдруг с неба, и оно словно зачихало огнем.

— Вот мое родное северное сияние! — сказал олень. — Гляди, как горит.
И он побежал дальше, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Хлебы были съедены, ветчина тоже, и вот они очутились в Лапландии.

к оглавлению ↑

История шестая — Лапландка и финка

Олень остановился у жалкой лачуги. Крыша спускалась до самой земли, а дверь была такая низенькая, что людям приходилось проползать в нее на четвереньках.

Дома была одна старуха лапландка, жарившая при свете жировой лампы рыбу. Северный олень рассказал лапландке всю историю Герды, но сначала рассказал свою собственную — она казалась ему гораздо важнее.

Герда же так окоченела от холода, что и говорить не могла.

— Ах вы бедняги! — сказала лапландка. — Долгий же вам еще предстоит путь! Придется сделать сто с лишним миль, пока доберетесь до Финляндии, где Снежная королева живет на даче и каждый вечер зажигает голубые бенгальские огни. Я напишу несколько слов на сушеной треске — бумаги у меня нет, — и вы снесете послание финке, которая живет в тех местах и лучше моего сумеет научить вас, что надо делать.

Когда Герда согрелась, поела и попила, лапландка написала несколько слов на сушеной треске, велела Герде хорошенько беречь ее, потом привязала девочку к спине оленя, и тот снова помчался.

Уф! Уф! — послышалось опять с неба, и оно стало выбрасывать столбы чудесного голубого пламени. Так добежал олень с Гердой и до Финляндии и постучался в дымовую трубу финки — у нее и дверей-то не было.

Ну и жара стояла в ее жилье! Сама финка, низенькая толстая женщина, ходила полуголая. Живо стащила она с Герды платье, рукавицы и сапоги, иначе девочке было бы жарко, положила оленю на голову кусок льда и затем принялась читать то, что было написано на сушеной треске.

Она прочла все от слова до слова три раза, пока не заучила наизусть, а потом сунула треску в котел — рыба ведь годилась в пищу, а у финки ничего даром не пропадало.

Тут олень рассказал сначала свою историю, а потом историю Герды. Финка мигала своими умными глазами, но не говорила ни слова.

— Ты такая мудрая женщина… — сказал олень. — Не изготовишь ли ты для девочки такое питье, которое бы дало ей силу двенадцати богатырей? Тогда бы она, одолела Снежную королеву!

— Силу двенадцати богатырей! — сказала финка. — Да много ли в том проку!

С этими словами она взяла с полки большой кожаный свиток и развернула его: он был весь исписан какими-то удивительными письменами.

Финка принялась читать их и читала до того, что пот градом покатился с ее лба.

Олень опять принялся просить за Герду, а сама Герда смотрела на финку такими умоляющими, полными слез глазами, что та опять заморгала, отвела оленя в сторону и, меняя ему на голове лед, шепнула:

— Кай в самом деле у Снежной королевы, но он вполне доволен и думает, что лучше ему нигде и быть не может. Причиной же всему осколки зеркала, что сидят у него в сердце и в глазу. Их надо удалить, иначе Снежная королева, сохранит над ним свою власть.

— А не можешь ли ты дать Герде что-нибудь такое, что сделает ее сильнее всех?

— Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и звери? Ведь она босая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу, ее сила в ее сердце, в том, что она невинный милый ребенок. Если она сама не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и извлечь из сердца Кая осколок, то мы и подавно ей не поможем! В двух милях отсюда начинается сад Снежной королевы. Отнеси туда девочку, спусти у большого куста, обсыпанного красными ягодами, и, не мешкая, возвращайся обратно.

С этими словами финка посадила Герду на спину оленя, и тот бросился бежать со всех ног.

— Ай, я без теплых сапог! Ай, я без рукавиц! — закричала Герда, очутившись на морозе.

Но олень не смел остановиться, пока не добежал до куста с красными ягодами. Тут он спустил девочку, поцеловал ее в губы, и по щекам его покатились крупные блестящие слезы. Затем он стрелой пустился назад.

Бедная девочка осталась одна на трескучем морозе, без башмаков, без рукавиц.

Она побежала вперед что было мочи. Навстречу ей несся целый полк снежных хлопьев, но они не падали с неба — небо было совсем ясное, и в нем полыхало северное сияние, — нет, они бежали по земле прямо на Герду и становились все крупнее и крупнее.

Герда вспомнила большие красивые хлопья под увеличительным стеклом, но эти были куда больше, страшнее и все живые.

Это были передовые дозорные войска Снежной королевы.

Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Но все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

Однако Герда смело шла все вперед и вперед и наконец добралась до чертогов Снежной королевы.
Посмотрим же, что было в это время с Каем. Он и не думал о Герде, а уж меньше всего о том, что она так близко от него.

 

к оглавлению ↑

История седьмая — Что случилось в чертогах Снежной королевы и что случилось потом

Стенами чертогов были вьюги, окнами и дверями буйные ветры. Сто с лишним зал тянулись здесь одна за другой так, как наметала их вьюга. Все они освещались северным сиянием, и самая большая простиралась на много-много миль. Как холодно, как пустынно было в этих белых, ярко сверкающих чертогах! Веселье никогда и не заглядывало сюда. Никогда не устраивались здесь медвежьи балы с танцами под музыку бури, на которых могли бы отличиться грацией и умением ходить на задних лапах белые медведи; никогда не составлялись партии в карты с ссорами и дракою, не сходились на беседу за чашкой кофе беленькие кумушки-лисички.

Холодно, пустынно, грандиозно! Северное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было точно рассчитать, в какую минуту свет усилится, в какую померкнет. Посреди самой большой пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед треснул на нем на тысячи кусков, таких одинаковых и правильных, что это казалось каким-то фокусом. Посреди озера сидела Снежная королева, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по ее мнению, это было единственное и лучшее зеркало на свете.

Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого — поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствительным к холоду, да и самое сердце его было все равно что кусок льда. Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на всевозможные лады. Есть ведь такая игра — складывание фигур из деревянных дощечек, — которая называется китайской головоломкой. Вот и Кай тоже складывал разные затейливые фигуры, только из льдин, и это называлось ледяной игрой разума. В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их — занятием первостепенной важности. Это происходило оттого, что в глазу у него сидел осколок волшебного зеркала.

Складывал он и такие фигуры, из которых получались целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, — слово “вечность”. Снежная королева сказала ему: “Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков”. Но он никак не мог его сложить.

— Теперь я полечу в теплые края, — сказала Снежная королева. — Загляну в черные котлы.

Так она называла кратеры огнедышащих гор — Этны и Везувия.

— Побелю их немножко. Это хорошо для лимонов и винограда.

Она улетела, а Кай остался один в необозримой пустынной зале, смотрел на льдины и все думал, думал, так что в голове у него трещало. Он сидел на месте, такой бледный, неподвижный, словно неживой. Можно было подумать, что он совсем замерз.

В это-то время в огромные ворота, которыми были буйные ветры, входила Герда. И перед нею ветры улеглись, точно заснули. Она вошла в огромную пустынную ледяную залу и увидела Кая. Она тотчас узнала его, бросилась ему на шею, крепко обняла его и воскликнула:

— Кай, милый мой Кай! Наконец-то я нашла тебя!

Но он сидел все такой же неподвижный и холодный. И тогда Герда заплакала; горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили ледяную кору, растопили осколок. Кай взглянул на Герду и вдруг залился слезами и плакал так сильно, что осколок вытек из глаза вместе со слезами. Тогда он узнал Герду и обрадовался:

— Герда! Милая Герда!.. Где же это ты была так долго? Где был я сам? — И он оглянулся вокруг. — Как здесь холодно, пустынно!

И он крепко прижался к Герде. А она смеялась и плакала от радости. И это было так чудесно, что даже льдины пустились в пляс, а когда устали, улеглись и составили то самое слово, которое задала сложить Каю Снежная королева. Сложив его, он мог сделаться сам себе господином да еще получить от нее в дар весь свет и пару новых коньков.

Герда поцеловала Кая в обе щеки, и они опять зарделись, как розы; поцеловала его в глаза, и они заблестели; поцеловала его руки и ноги, и он опять стал бодрым и здоровым.

Снежная королева могла вернуться когда угодно — его отпускная лежала тут, написанная блестящими ледяными буквами.

Кай с Гердой рука об руку вышли из ледяных чертогов. Они шли и говорили о бабушке, о розах, что цвели в их садике, и перед ними стихали буйные ветры, проглядывало солнце. А когда дошли до куста с красными ягодами, там уже ждал их северный олень.

Кай и Герда отправились сначала к финке, отогрелись у нее и узнали дорогу домой, а потом — к лапландке. Та сшила им новое платье, починила свои сани и поехала их провожать.

Олень тоже провожал юных путников вплоть до самой границы Лапландии, где уже пробивалась первая зелень. Тут Кай и Герда простились с ним и с лапландкой.

Вот перед ними и лес. Запели первые птицы, деревья покрылись зелеными почками. Из леса навстречу путникам выехала верхом на великолепной лошади молодая девушка в ярко-красной шапочке с пистолетами за поясом.

Герда сразу узнала и лошадь — она была когда-то впряжена в золотую карету — и девушку. Это была маленькая разбойница.

Она тоже узнала Герду. Вот была радость!

— Ишь ты, бродяга! — сказала она Каю. — Хотелось бы мне знать, стоишь ли ты того, чтобы за тобой бегали на край света?

Но Герда потрепала ее по щеке и спросила о принце и принцессе.

— Они уехали в чужие края, — отвечала молодая разбойница.

— А ворон? — спросила Герда.

— Лесной ворон умер; ручная ворона осталась вдовой, ходит с черной шерстинкой на ножке и сетует на судьбу. Но все это пустяки, а ты вот расскажи-ка лучше, что с тобой было и как ты нашла его.

Герда и Кай рассказали ей обо всем.

— Ну, вот и сказке конец! — сказала молодая разбойница, пожала им руки и обещала навестить их, если когда-нибудь заедет к ним в город.

Затем она отправилась своей дорогой, а Кай и Герда — своей.

Они шли, и на их пути расцветали весенние цветы, зеленела трава. Вот раздался колокольный звон, и они узнали колокольни своего родного города. Они поднялись по знакомой лестнице и вошли в комнату, где все было по-старому: часы говорили “тик-так”, стрелки двигались по циферблату. Но, проходя в низенькую дверь, они заметили, что стали совсем взрослыми. Цветущие розовые кусты заглядывали с крыши в открытое окошко; тут же стояли их детские стульчики. Кай с Гердой сели каждый на свой, взяли друг друга за руки, и холодное пустынное великолепие чертогов Снежной королевы забылось, как тяжелый сон.

Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло лето, теплое благодатное лето.

 

(Илл. А.Архиповой)

Снежная королева « Сказка Ханса Кристиана Андерсена

История первая,

в которой говорится о зеркале и его осколках

Ну, начнем! Когда мы доберемся до конца нашей истории, будем знать больше, чем теперь.

Так вот, жил-был тролль, злой-презлой — это был сам дьявол. Как-то раз у него было прекрасное настроение: он смастерил зеркало, обладавшее удивительным свойством. Все доброе и прекрасное, отражаясь в нем, почти исчезало, но все ничтожное и отвратительное особенно бросалось в глаза и становилось еще безобразнее. Чудесные пейзажи казались в этом зеркале вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами; чудилось, будто они стоят вверх ногами, без животов, а лица их так искажались, что их нельзя было узнать.

Если у кого-нибудь на лице была одна-единственная веснушка, этот человек мог быть уверен, что в зеркале она расплывется во весь нос или рот. Дьявола все это ужасно забавляло. Когда человеку в голову приходила добрая благочестивая мысль, зеркало тотчас строило рожу, а тролль хохотал, радуясь своей забавной выдумке. Все ученики тролля — а у него была своя школа — рассказывали, что свершилось чудо.

—Только теперь, — говорили они, — можно видеть мир и людей такими, какие они на самом деле.

Они повсюду носились с зеркалом, и в конце концов не осталось ни одной страны и ни одного человека, которые бы не отразились в нем в искаженном виде. И вот они захотели добраться до неба, чтобы посмеяться над ангелами и над господом богом. Чем выше поднимались они, тем больше гримасничало и кривлялось зеркало; им трудно было удержать его: они летели все выше и выше, все ближе к богу и ангелам; но вдруг зеркало так перекосилось и задрожало, что вырвалось у них из рук и полетело на землю, там оно разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы, несметное множество осколков наделали гораздо больше вреда, чем само зеркало. Некоторые из них, величиной с песчинку, разлетелись по белу свету и, случалось, попадали людям в глаза; они оставались там, а люди с той поры видели все шиворот-навыворот или замечали во всем только дурные стороны: дело в том, что каждый крошечный осколок обладал той же силой, что и зеркало. Некоторым людям осколки попали прямо в сердце, — это было ужаснее всего — сердце превращалось в кусок льда. Попадались и такие большие осколки, что их можно было вставить в оконную раму, но сквозь эти окна не стоило смотреть на своих друзей. Иные осколки были вставлены в очки, но стоило людям надеть их, чтобы хорошенько все рассмотреть и вынести справедливое суждение, как приключалась беда. А злой тролль хохотал до колик в животе, словно его щекотали. И много осколков зеркала все еще летало по свету. Послушаем же, что было дальше!

 

  • Перевод сказки: посетить www.byuro.org
  • История вторая

    Мальчик и девочка

    В большом городе, где столько людей и домов, что не всем удается разбить маленький садик и где поэтому очень многим приходится довольствоваться комнатными цветами, жили двое бедных детей, у которых садик был чуть побольше цветочного горшка. Они не были братом и сестрой, но любили друг друга, словно родные. Родители их жили по соседству, под самой крышей — в мансардах двух смежных домов. Кровли домов почти соприкасались, а под выступами проходил водосточный желоб, — вот как раз туда и выходили окошки обеих комнатушек. Стоило только перешагнуть желобок, и можно было сразу попасть через окошко к соседям.

    У родителей под окнами было по большому деревянному ящику; в них они разводили зелень и коренья, а еще в каждом ящике росло по небольшому кусту роз, кусты эти чудесно разрастались. Вот и додумались родители поставить ящики поперек желобка; они тянулись от одного окна к другому, словно две цветочные грядки. Усики гороха свисали с ящиков зелеными гирляндами; на розовых кустах появлялись все новые побеги: они обрамляли окна и переплетались — все это было похоже на триумфальную арку из листьев и цветов.

    Ящики были очень высоки, и дети хорошо знали, что залезать на них нельзя, поэтому родители часто позволяли им ходить друг к другу в гости по желобу и сидеть на скамеечке под розами. Как весело они там играли!

    Но зимой дети были лишены этого удовольствия. Окна часто совсем замерзали, но малыши нагревали на печке медные монетки и прикладывали их к замерзшим стеклам, — лед быстро оттаивал, и получалось чудесное окошко, такое круглое, круглое — в нем показывался веселый, ласковый глазок, это мальчик и девочка смотрели из своих окон. Его звали Кай, а ее — Гер да. Летом они могли одним прыжком очутиться друг у друга, а зимой приходилось сначала спуститься на много ступенек вниз, а потом подняться на столько же ступенек вверх! А на дворе бушевала метель.

    —Это роятся белые пчелки, — сказала старая бабушка.

    —А у них есть королева? — спросил мальчик, потому что он знал, что у настоящих пчел она есть.

    —Есть, — ответила бабушка. — Королева летает там, где снежный рой всего гуще; она больше всех снежинок и никогда не лежит подолгу на земле, а снова улетает с черной тучей. Иногда в полночь она летает по улицам города и заглядывает в окна, — тогда они покрываются чудесными ледяными узорами, словно цветами.

    —Мы видели, видели, — сказали дети и поверили, что все это сущая правда.

    —А может Снежная королева придти к нам? — спросила девочка.

    —Пусть только попробует! — сказал мальчик. — Я посажу ее на раскаленную печку, и она растает.

    Но бабушка погладила его по голове и завела разговор о другом.

    Вечером, когда Кай вернулся домой и уже почти разделся, собираясь лечь в постель, он забрался на скамеечку у окна и заглянул в круглое отверстие в том месте, где оттаял лед. За окном порхали снежинки; одна из них, самая большая, опустилась на край цветочного ящика. Снежинка росла, росла, пока, наконец, не превратилась в высокую женщину, закутанную в тончайшее белое покрывало; казалось, оно было соткано из миллионов снежных звездочек. Женщина эта, такая прекрасная и величественная, была вся изо льда, из ослепительного, сверкающего льда, — и все же живая; глаза ее сияли, как две ясные звезды, но в них не было ни тепла, ни покоя. Она склонилась к окну, кивнула мальчику и поманила его рукой. Мальчик испугался и спрыгнул со скамеечки, а мимо окна промелькнуло что-то, похожее на огромную птицу.

    На другой день был славный мороз, но потом началась оттепель, а там пришла весна. Светило солнце, проглядывала первая зелень, ласточки вили гнезда под крышей, окна были распахнуты настежь, и дети снова сидели в своем крошечном садике у водосточного желоба высоко над землей.

    Розы в то лето цвели особенно пышно; девочка выучила псалом, в котором говорилось о розах, и, напевая его, она думала о своих розах. Этот псалом она спела мальчику, и он стал ей подпевать:

    Розы в долинах цветут . . . Красота!
    Скоро узрим мы младенца Христа.

    Взявшись за руки, дети пели, целовали розы, смотрели на ясные солнечные блики и разговаривали с ними, — в этом сиянии им чудился сам младенец Христос. Как прекрасны были эти летние дни, как хорошо было сидеть рядом под кустами благоухающих роз, — казалось, они никогда не перестанут цвести.

    Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками, — разных зверей и птиц. И вдруг—как раз на башенных часах пробило пять — Кай вскрикнул:

    —Меня кольнуло прямо в сердце! А теперь что-то попало в глаз! Девочка обвила ручонками его шею. Кай мигал глазами; нет, ничего не было видно.

    —Наверное, выскочило, — сказал он; но в том-то и дело, что не выскочило. Это был как раз крошечный осколок дьявольского зеркала; ведь мы, конечно, помним об этом ужасном стекле, отражаясь в котором все великое и доброе казалось ничтожным и гадким, а злое и дурное выступало еще резче, и каждый недостаток сразу бросался в глаза. Крошечный осколок попал Каю прямо в сердце. Теперь оно должно было’ превратиться в кусок льда. Боль прошла, но осколок остался.

    —Что ты хнычешь? — спросил Кай. — Какая ты сейчас некрасивая! Ведь мне совсем не больно! . . . Фу! — закричал он вдруг. — Эту розу точит червь! Посмотри, а та совсем кривая! Какие гадкие розы! Ничуть не лучше ящиков, в которых они торчат!

    И вдруг он толкнул ногой ящик и сорвал обе розы.

    —Кай! Что ты делаешь? — закричала девочка.

    Увидев, как она испугалась, Кай сломал еще одну ветку и убежал от милой маленькой Герды в свое окно.

    Приносила ли ему после того девочка книжку с картинками, он говорил, что эти картинки хороши только для младенцев; всякий раз, когда бабушка что-нибудь рассказывала, он перебивал ее и придирался к словам; а иногда на него такое находило, что он передразнивал ее походку, надевал очки и подражал ее голосу. Получалось очень похоже, и люди покатывались со смеху. Вскоре мальчик научился передразнивать всех соседей. Он так ловко выставлял на показ все их странности и недостатки, что люди только диву давались:

    —Что за голова у этого мальчугана!

    А причиной всему был осколок зеркала, что попал ему в глаз, а потом и в сердце. Потому-то он передразнивал даже маленькую Герду, которая любила его всей душой.

    И играл теперь Кай совсем по-другому — чересчур замысловато. Как-то раз зимой, когда шел снег, он пришел с большим увеличительным стеклом и подставил под падающий снег полу своего синего пальто.

    —Посмотри в стекло, Гер да! — сказал он. Каждая снежинка увеличилась под стеклом во много раз и походила на роскошный цветок или на десятиконечную звезду. Это было очень красиво.

    —Посмотри, как искусно сделано! — сказал Кай. — Это куда интереснее, чем настоящие цветы. И какая точность! Ни одной кривой линии. Ах, если бы только они не таяли!

    Немного погодя Кай пришел в больших рукавицах, с санками за спиной и крикнул Герде в самое ухо:

    —Мне позволили покататься на большой площади с другими мальчиками! — и убежал.

    На площади каталось много детей. Самые храбрые мальчишки привязывали свои салазки к крестьянским саням и отъезжали довольно далеко. Веселье так и кипело. В самый его разгар на площади появились большие белые сани; в них сидел’ человек, укутанный в пушистую, белую меховую шубу, на голове у него была такая же шапка. Сани два раза объехали площадь, Кай живо привязал к ним свои маленькие салазки и покатил. Большие сани понеслись быстрее и вскоре свернули с площади в переулок. Тот, кто сидел в них, обернулся и приветливо кивнул Каю, словно они были давно знакомы. Каждый раз, когда Кай хотел отвязать санки, седок в белой шубе кивал ему, и мальчик ехал дальше. Вот они выехали за городские ворота. Снег вдруг повалил густы-им хлопьями, так что мальчик ничего не видел на шаг впереди себя, а сани все мчались и мчались.

    Мальчик попытался скинуть веревку, которую он зацепил за большие сани. Это не помогло: салазки его словно приросли к саням и все так же неслись вихрем. Кай громко закричал, но никто его не услышал. Метель бушевала, а сани все мчались, ныряя в сугробах; казалось, что они перескакивают через изгороди и канавы. Кай дрожал от страха, он хотел прочесть “Отче наш”, но в уме у него вертелась только таблица умножения.

    Снежные хлопья все росли и росли, наконец, они превратились в больших белых кур. Вдруг куры разлетелись во все стороны, большие сани остановились, и человек, сидевший в них, встал. Это была высокая, стройная, ослепительно белая женщина — Снежная королева; и шуба, и шапка на ней были из снега.

    —Славно проехались! — сказала она. — Ух, какой мороз! Ну-ка, залезай ко мне под медвежью шубу!

    Она посадила мальчика рядом с собой на большие сани и закутала его в свою шубу; Кай словно провалился в снежный сугроб.

    —Тебе все еще холодно? — спросила она и поцеловала его в лоб. У! Поцелуй ее был холоднее льда, он пронизал его насквозь и дошел до самого сердца, а оно и так уже было наполовину ледяным. На мгновение Каю показалось, что он вот-вот умрет, а потом ему стало хорошо, и он уже не чувствовал холода.

    —Мои санки! Не забудь про мои санки! — спохватился мальчик. Салазки привязали на спину одной из белых куриц, и она полетела с ними вслед за большими санями. Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он забыл и маленькую Герду, и бабушку, всех-всех, кто остался дома.

    —Больше я не буду целовать тебя, — сказала она. — А не то зацелую до смерти!

    Кай взглянул на нее, она была так хороша! Он и представить себе не мог более умного, более прелестного лица. Теперь она не казалась ему ледяной, как в тот раз, когда сидела за окном и кивала ему. В его глазах она была совершенством. Кай уже не чувствовал страха и рассказал ей, что умеет считать в уме и даже знает дроби, а еще знает, сколько в каждой стране квадратных миль и жителей … А Снежная королева только улыбалась. И Каю показалось, что он, и в самом деле, знает так мало, и он устремил взор в бесконечное воздушное пространство. Снежная королева подхватила мальчика и взвилась с ним на черную тучу.

    Буря плакала и стонала, словно распевала старинные песни. Кай и Снежная королева летели над лесами и озерами, над морями и сушей. Под ними проносились со свистом холодные ветры, выли волки, сверкал снег, а над головами с криком кружили черные вороны; но высоко вверху светил большой ясный месяц. Кай смотрел на него всю долгую-долгую зимнюю ночь, — днем он спал у ног Снежной королевы.

     

    История третья

    Цветник женщины, умевшей колдовать

     

    А что же было с маленькой Гердой после того, как Кай не вернулся? Куда он исчез? Никто этого не знал, никто не мог ничего рассказать о нем. Мальчики говорили только, что видели, как он привязал свои салазки к большим великолепным саням, которые потом свернули на другую улицу и умчались за городские ворота. Никто не знал, куда он девался. Много слез было пролито: горько и долго плакала маленькая Гер да. Наконец, все решили, что Кая больше нет в живых: может быть, он утонул в реке, которая протекала неподалеку от города. Ох, как тянулись эти мрачные зимние дни! Но вот пришла весна, засияло солнце.

    —Кай умер, он больше не вернется, — сказала маленькая Герда.

    —Я этому не верю! — возразил солнечный свет.

    —Он умер, и больше не вернется! — сказала она ласточкам.

    —Не верим! — ответили они, и, наконец, сама Герда перестала этому верить.

    —Надену-ка я свои новые красные башмачки, — сказала она как-то утром. — Кай еще ни разу не видел их. А потом спущусь к реке и спрошу о нем.

    Было еще очень рано. Девочка поцеловала спящую бабушку, надела красные башмачки, одна-одинешенька вышла за ворота и спустилась к реке:

    —Правда, что ты взяла моего маленького дружка? Я подарю тебе свои красные башмачки, если ты мне его вернешь.

    И девочке почудилось, будто волны как-то странно кивают ей; тогда она сняла свои красные башмачки — самое дорогое, что у нее было — бросила их в реку; но она не могла забросить их далеко, и волны тут же вынесли башмачки обратно на берег — видно, река не захотела взять ее сокровище, раз у нее не было маленького Кая. Но Герда подумала, что слишком близко бросила башмачки, вот она и вскочила в лодку, лежавшую на песчаной отмели, подошла к самому краю кормы и бросила башмачки в воду. Лодка не была привязана и от резкого толчка соскользнула в воду. Герда заметила это и решила поскорее выбраться на берег, но пока она пробиралась обратно на нос, лодка отплыла на сажень от берега и понеслась по течению. Герда очень испугалась и заплакала, но никто, кроме воробьев, не слышал ее; а воробьи не могли перенести ее на сушу, но они летели вдоль берега и щебетали, словно хотели утешить ее:

    —Мы тут! Мы тут!

    Поток уносил лодку все дальше, Герда сидела совсем тихо в одних чулках — красные башмачки плыли за лодкой, но они не могли ее догнать: лодка плыла гораздо быстрее.

    Берега реки были очень красивы: повсюду росли вековые деревья, пестрели чудесные цветы, на склонах паслись овцы и коровы, но нигде не было видно людей.

    “Может быть, река несет меня прямо к Каю?” — подумала Герда. Она повеселела, встала на ноги и долго-долго любовалась живописными зелеными берегами; лодка подплыла к большому вишневому саду, в котором приютился маленький домик с чудесными красными и синими окнами и с соломенной крышей. Перед домиком стояли два деревянных солдата и отдавали ружьями честь всем, кто проплывал мимо. Герда подумала, что они живые, и окликнула их, но солдаты, конечно, не ответили ей; лодка подплыла еще ближе, — она почти вплотную подошла к берегу.

    Девочка закричала еще громче, и тогда из домика, опираясь на клюку, вышла дряхлая-предряхлая старушка в широкополой соломенной шляпе, расписанной чудесными цветами.

    —Ах ты, бедняжка! — сказала, старушка. — Как это ты попала на такую большую, быструю реку, да еще заплыла так далеко?

    Тут старушка вошла в воду, подцепила своей клюкой лодку, подтянула ее к берегу и высадила Герду.

    Девочка была рада-радешенька, что наконец выбралась на берег, хоть и немного побаивалась незнакомой старухи.

    —Ну, пойдем; расскажи мне, кто ты и как сюда попала, — сказала старушка.

    Герда стала рассказывать обо всем, что с ней приключилось, а старушка качала головой и говорила: “Гм! Гм!” Но вот Герда кончила и спросила ее, не видела ли она маленького Кая. Старушка ответила, что здесь он еще не проходил, но, наверное, скоро придет сюда, так что девочке нечего горевать — пусть отведает ее вишен да посмотрит на цветы, что растут в саду; цветы эти красивее любых книжек с картинками, и каждый цветок рассказывает свою сказку. Тут старушка взяла Герду за руку, увела ее к себе в домик и заперла дверь на ключ.

    Окна в домике были высоко от полу и все из разных стекол: красных, синих и желтых, — поэтому и вся комната была освещена каким-то удивительным радужным светом. На столе стояли чудесные вишни, и старушка позволила Герде есть, сколько душе угодно. А пока девочка ела, старушка расчесывала ей волосы золотым гребешком, они блестели, словно золотые, и так чудесно вились вокруг ее нежного личика, кругленького и румяного, словно роза.

    —Давно мне хотелось иметь такую миленькую девочку! — сказала старушка. — Вот увидишь, как славно мы с тобой заживем!

    И чем дольше расчесывала она Герде волосы, тем быстрее Герда забывала своего названного братца Кая: ведь эта старушка умела колдовать Но она не была злой волшебницей и колдовала только изредка, для своего удовольствия; а сейчас ей очень хотелось, чтобы маленькая Герда осталась у нее. И вот она пошла в сад, помахала своей клюкой над каждым розовым кустом, и те, как стояли в цвету, так все и ушли глубоко в землю — и следа от них не осталось. Старушка боялась, что Герда, увидев розы, вспомнит свои собственные, а там и Кая, и убежит.

    Сделав свое дело, старушка повела Герду в цветник. Ах, как там было красиво, как благоухали цветы! Все цветы, какие только есть на свете, всех времен года пышно цвели в этом саду; никакая книжка с картинками не могла быть пестрей и прекраснее этого цветника. Гер да прыгала от радости и играла среди цветов, пока солнце не скрылось за высокими вишневыми деревьями. Потом ее уложили в чудесную постельку с красными шелковыми перинками, а перинки те были набиты голубыми фиалками; девочка уснула, и ей снились такие чудесные сны, какие видит разве только королева в день своей свадьбы.

    На другой день Герде опять позволили играть на солнышке в чудесном цветнике. Так прошло много дней. Герда знала теперь каждый цветок, но хоть их и было так много, ей все же казалось, что какого-то цветка недостает; только вот какого? Как-то раз она сидела и рассматривала соломенную шляпу старушки, расписанную цветами, и среди них прекраснее всех была роза. Старушка забыла стереть ее со шляпы, когда заколдовала живые розы и спрятала их под землю. Вот до чего доводит рассеянность!

    —Как! Тут нет роз? — воскликнула Герда и побежала искать их на клумбах. Искала, искала, да так и не нашла.

    Тогда девочка опустилась на землю и заплакала. Но ее горячие слезы упали как раз на то место, где был спрятан розовый куст, и как только они смочили землю, он мгновенно появился на клумбе такой же цветущий, как прежде. Герда обвила его ручонками и стала целовать розы; тут она вспомнила о тех чудных розах, что цвели дома, а потом и о Кае.

    —Как же я замешкалась! — сказала девочка. — Ведь мне нужно искать Кая! Вы не знаете, где он? — спросила она у роз. — Вы верите, что его нет в живых?

    —Нет, он не умер! — ответили розы. — Мы же побывали под землей, где лежат все умершие, но Кая меж ними нет.

    —Спасибо вам! — сказала Герда и пошла к другим цветам. Она заглядывала в их чашечки и спрашивала:

    —Не знаете ли вы, где Кай?

    Но каждый цветок грелся на солнышке и грезил только своей собственной сказкой или историей; много их выслушала Герда, но никто из цветов ни слова не сказал о Кае.

    Что же рассказала ей огненная лилия?

    —Слышишь, как бьет барабан? “Бум!”, “Бум!”. Звуки очень однообразные, всего лишь два тона: “Бум!”, “Бум!”. Слушай заунывное пение женщин! Слушай крики жрецов … В длинном алом одеянии стоит на костре вдова индийца. Языки пламени охватывают ее и тело умершего мужа, но женщина думает о живом человеке, что стоит тут же, — о том, чьи глаза горят ярче пламени, чьи взоры обжигают сердце горячее огня, который вот-вот испепелит ее тело. Может ли пламя сердца погаснуть в пламени костра!

    —Ничего не понимаю! — сказала Герда.

    —Это моя сказка, — объяснила огненная лилия. Что рассказал вьюнок?

    —Старинный рыцарский замок возвышается над скалами. К нему ведет узкая горная тропинка. Старые красные стены увиты густым плющом, листья его цепляются друг за друга, плющ обвивает балкон; на балконе стоит прелестная девушка. Она перегнулась через перила и смотрит вниз на тропинку: ни одна роза не может сравниться с ней в свежести; и цветок яблони, сорванный порывом ветра, не трепещет так, как она. Как шелестит ее дивное шелковое платье! “Неужели он не придет?”

    —Ты говоришь про Кая? — спросила Герда.

    —Я рассказываю о своих грезах! Это моя сказка, — ответил вьюнок. Что рассказал крошка-подснежник?

    —Между деревьями на толстых веревках висит длинная доска — это качели. На них стоят две маленькие девочки; платьица на них белые, как снег, а на шляпах длинные зеленые шелковые ленты, они развеваются по ветру. Братишка, постарше их, стоит на качелях, обвив веревку рукой, чтобы не упасть; в одной руке у него чашечка с водой, а в другой трубочка, — он пускает мыльные пузыри; качели качаются, пузыри летают по воздуху и переливаются всеми цветами радуги. Последний пузырь еще висит на конце трубочки и раскачивается на ветру. Черная собачка, легкая, как мыльный пузырь, встает на задние лапы и хочет вспрыгнуть на качели: но качели взлетают вверх, собачонка падает, сердится и тявкает: дети дразнят ее, пузыри лопаются … Качающаяся доска, разлетающаяся по воздуху мыльная пена — вот моя песенка!

    —Что ж, она очень мила, но ты рассказываешь все это таким печальным голосом! И опять ни слова о Кае! Что рассказали гиацинты?

    —Жили на свете три сестры, стройные, воздушные красавицы. На одной платье было красное, на другой голубое, на третьей — совсем белое. Взявшись за руки, танцевали они у тихого озера при ясном лунном свете. То были не эльфы, а настоящие живые девушки. В воздухе разлился сладкий аромат, а девушки исчезли в лесу. Но вот запахло еще сильней, еще слаще — три гроба выплыли из лесной чащи на озеро. В них лежали девушки; светлячки кружили в воздухе, словно крошечные трепещущие огоньки. Спят юные плясуньи или умерли? Аромат цветов говорит, что умерли. Вечерний колокол звонит по усопшим!

    —Вы совсем меня расстроили, — сказала Герда. — Вы тоже так сильно пахнете. Теперь у меня из головы не идут умершие девушки! Неужели Кай тоже умер! Но розы побывали под землей, и они говорят, что его там нет.

    —Динь-дон! — зазвенели колокольчики гиацинтов. — Мы звонили не над Каем. Мы и не знаем его. Мы поем свою собственную песенку.

    Герда подошла к лютику, сидевшему среди блестящих зеленых листьев.

    —Маленькое ясное солнышко! — сказала Герда. — Скажи, не знаешь ли ты, где мне искать моего маленького дружка?

    Лютик засиял еще ярче и взглянул на Герду. Какую же песенку спел лютик? Но и в этой песенке ни слова не было о Кае!

    —Был первый весенний день, солнышко приветливо светило на маленький дворик и пригревало землю. Лучи его скользили по белой стене соседнего дома. Возле самой стены распустились первые желтые цветочки, словно золотые сверкали они на солнце; старая бабушка сидела во дворе на своем стуле;

    вот вернулась из гостей домой ее внучка, бедная прелестная служанка. Она поцеловала бабушку; поцелуй ее — чистое золото, он идет прямо от сердца. Золото на устах, золото в сердце, золото на небе в утренний час. Вот она, моя маленькая история! — сказал лютик.

    —Бедная моя бабушка! — вздохнула Герда. — Она, конечно, тоскует и страдает из-за меня; как она горевала о Кае! Но я скоро вернусь домой вместе с Каем. Незачем больше расспрашивать цветы, они ничего не знают, кроме своих собственных песен, — все равно они мне ничего не посоветуют.

    И она подвязала свое платьице повыше, чтобы удобнее было бежать. Но когда Герда хотела перепрыгнуть через нарцисс, он хлестнул ее по ноге. Девочка остановилась, посмотрела на длинный желтый цветок и спросила:

    —Может, ты что-нибудь знаешь?

    И она склонилась над нарциссом, ожидая ответа.

    Что же сказал нарцисс?

    —Я вижу себя! Я вижу себя! О, как я благоухаю! Высоко под самой крышей в маленькой каморке стоит полуодетая танцовщица. Она то стоит на одной ножке, то на обеих, она попирает весь свет, — ведь она лишь обман зрения. Вот она льет воду из чайника на кусок материи, который держит в руках. Это ее корсаж. Чистота — лучшая красота! Белое платье висит на гвозде, вбитом в стену; оно тоже выстирано водою из чайника и высушено на крыше. Вот девушка одевается и повязывает на шею ярко-желтый платочек, а он еще резче оттеняет белизну платья. Опять одна ножка в воздухе! Смотри, как прямо она держится на другой, точно цветок на своем стебельке! Я вижу в ней себя! Я вижу в ней себя!

    —Какое мне до всего этого дело! — сказала Герда. — Нечего мне об этом рассказывать!

    И она побежала в конец сада. Калитка была заперта, но Герда так долго расшатывала заржавевший засов, что он поддался, калитка распахнулась, и вот девочка босиком побежала по дороге. Раза три она оглядывалась, но никто не гнался за ней. Наконец, она устала, присела на большой камень и огляделась по сторонам: лето уже прошло, наступила поздняя осень. У старушки в волшебном саду этого не было заметно, — ведь там все время сияло солнце и цвели цветы всех времен года.

    —Господи! Как я замешкалась!,— сказала Герда. — Ведь уже осень! Нет, мне нельзя отдыхать!

    Она встала и пошла дальше.

    Ах, как ныли ее усталые ножки! Как неприветливо и холодно было вокруг! Длинные листья на ивах совсем пожелтели, роса стекала с них крупными каплями. Листья падали на землю один за другим. Только на терновнике еще остались ягоды, но они были такие вяжущие, терпкие.

    Ах, до чего серым и унылым казался весь мир!

     

    Четвертая история

    Принц и Принцесса

     

    Герде пришлось опять присесть и отдохнуть. На снегу прямо перед ней прыгал большой ворон; долго-долго смотрел он на девочку, кивая головой, и, наконец, сказал:

    —Карр-карр! Добррый день!

    Лучше ворон не умел говорить, но от всей души желал девочке добра и спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Слово “одна” Герда хорошо поняла, она почувствовала, что это значит. Вот она и рассказала ворону о своей жизни и спросила, не видел ли он Кая.

    Ворон в раздумье покачал головой и прокаркал:

    —Очень верроятно! Очень верроятно!

    —Как? Правда? — воскликнула девочка; она осыпала ворона поцелуями и так крепко обняла его, что чуть не задушила.

    —Будь благорразумна, будь благорразумна! — сказал ворон. — Я думаю, что это был Кай! Но он, верно, совсем забыл тебя из-за своей принцессы!

    —Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

    —Да вот, послушай! — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить на человечьем языке. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я бы тебе куда лучше все рассказал!

    —Нет, этому я не научилась, — вздохнула Герда. — Но бабушка, та понимала, она даже знала “тайный” язык*. Вот и мне бы научиться!

    —Ну, ничего, — сказал ворон. — Расскажу, как сумею, пусть хоть плохо. И он рассказал обо всем, что знал.

    —В королевстве, где мы с тобой находимся, живет принцесса — такая умница, что и сказать нельзя! Она прочла все газеты, какие только есть на свете, и тут же позабыла, что в них написано, — вот какая умница! Как-то недавно сидела она на троне — а люди говорят, что это скука смертная! — и вдруг начала напевать вот эту песенку: “Что бы мне бы не выйти замуж! Что бы мне бы не выйти замуж!”. “А почему бы и нет!” — подумала она, и ей захотелось выйти замуж. Но в мужья она хотела взять такого человека, который сумел бы ответить, если с ним заговорят, а не такого, который только и знает, что важничать, — ведь это так скучно. Она приказала барабанщикам ударить в барабаны и созвать всех придворных дам; а когда придворные дамы собрались и узнали о намерениях принцессы, они очень обрадовались.

    —Вот и хорошо! — говорили они. — Мы сами совсем недавно об этом думали . . .

    —Верь, все, что я тебе говорю, истинная правда! — сказал ворон. У меня при дворе есть невеста, она ручная, и ей можно разгуливать по замку. Вот она-то мне обо всем и рассказала.

    Невеста его была тоже ворона: ведь каждый ищет себе жену под стать.

    —На другой день все газеты вышли с каймой из сердечек и с вензелями принцессы. В них было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может беспрепятственно явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того, кто будет говорить непринужденно, словно дома, и окажется всех красноречивей, принцесса возьмет себе в мужья.

    —Да, да! — повторил ворон. — Все это так же верно, как то, что здесь сижу. Народ повалил во дворец толпами — какая там была толкотня, давка! Но ни в первый, ни во второй день никому не улыбнулось счастье. Все женихи бойко разговаривали, пока были на улице, но стоило им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию в расшитых серебром мундирах, а на лестнице лакеев в золотых ливреях, залитые светом залы, как их брала оторопь. А как встанут они перед троном, на котором сидит принцесса, так ни звука из себя выдавить не могут, только повторяют последние принцессины слова. А ей вовсе неинтересно было слушать все это снова. Можно было подумать, что всех их дурманом опоили! Но стоило им снова очутиться на улице, как языки у них развязывались. Длинный-предлинный хвост женихов тянулся от городских ворот до самого дворца. Я сам там был и все видел. Женихи хотели пить и едва держались на ногах от голода, а во дворце им даже стакана теплой воды не поднесли. Правда, те, что поумнее, захватили с собой хлеба с маслом, но, конечно, никто и не подумал поделиться со своими соседями. “Нет, уж пусть лучше у него будет голодный вид, тогда принцесса его не выберет”, — рассуждали они.

    —Ну, а Кай-то, Кай? — спросила Герда. — Когда же он появился? И он приходил свататься?

    —Постой, постой! Теперь мы как раз и до него добрались! На третий день пришел маленький человек — ни в карете, ни верхом, а просто пешком и храбро зашагал прямо во дворец; глаза его сияли, как твои, у него были красивые длинные волосы, но одет был совсем бедно.

    —Это Кай! — обрадовалась Герда. — Наконец-то я нашла его! От радости она захлопала в ладоши.

    —За спиной у него была котомка, — сказал ворон.

    —Нет, это были салазки! — возразила Герда. — Он ушел из дома с санками.

    —А может, и санки, — согласился ворон. Я не разглядел хорошенько. Но моя невеста, ручная ворона, рассказала мне, что когда он вошел во дворец и увидел гвардию в расшитых серебром мундирах, а на лестнице лакеев в золотых ливреях, он ни капельки не смутился, а только приветливо кивнул им и сказал: “Должно быть, скучно стоять на лестнице! Пойду-ка я лучше в комнаты!” Залы были залиты светом; тайные советники и их превосходительства ходили без сапог и разносили золотые блюда, — ведь надо же держаться с достоинством!

    А сапоги мальчика ужасно скрипели, но это его ничуть не смущало.

    —Это, наверное, был Кай! — сказал Герда.—Я помню, у него были новые сапоги, я слышала, как они скрипели у бабушки в комнате!

    —Да, скрипели они порядком, — продолжал ворон. — Но мальчик смело подошел к принцессе, которая сидела на жемчужине величиной с колесо прялки. Вокруг стояли все придворные дамы со своими служанками и со служанками своих служанок и все кавалеры со своими камердинерами, слугами своих камердинеров и прислужниками камердинерских слуг; и чем ближе к двери стояли они, тем надменнее держались. На прислужника камердинерских слуг, который всегда носит туфли, нельзя было взглянуть без трепета, до того важно стоял он у порога!

    —Ах, наверное, было очень страшно! — сказала Герда. — Ну, так что же, женился Кай на принцессе?

    —Не будь я вороном, я бы сам на ней женился, хоть я и помолвлен! Он стал беседовать с принцессой и говорил так же хорошо, как я, когда говорю по-вороньи. Так сказала моя милая невеста, ручная ворона. Мальчик был очень храбрый и в то же время милый; он заявил, что пришел во дворец не свататься, — просто ему захотелось побеседовать с умной принцессой; ну, так вот, она понравилась ему, а он ей.

    —Да, конечно, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь ужасно умный! Он умел считать в уме, да еще знал дроби! Ах, пожалуйста, проводи меня во дворец!

    —Легко сказать! — ответил ворон, — Да как это сделать? Я поговорю об этом с моей милой невестой, ручной вороной; может, она что-нибудь посоветует; должен тебе сказать, что такую маленькую девочку, как ты, ни за что не пустят во дворец!

    —Меня пустят! — сказала Герда. — Как только Кай услышит, что я здесь, он сейчас же придет за мной.

    —Подожди меня у решетки! — каркнул ворон, покачал головой и улетел. Он вернулся только поздно вечером.

    —Карр! Карр! — закричал он. — Моя невеста шлет тебе наилучшие пожелания и кусочек хлеба. Она стащила его в кухне — там хлеба много, а ты, наверное, проголодалась. Тебе не попасть во дворец, — ведь ты босая. Гвардия в серебряных мундирах и лакеи в золотых ливреях ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты все-таки туда попадешь! Моя невеста знает маленькую заднюю лестницу, которая ведет прямо в спальню, и она сумеет раздобыть ключ.

    Они вошли в сад, пошли по длинной аллее, где с деревьев один за другим падали осенние листья. А когда в окнах погасли огни, ворон подвел Герду к задней дверце, которая была чуть приоткрыта.

    О, как билось сердце девочки от страха и нетерпения! Точно она собиралась сделать что-то дурное, — а ведь ей только хотелось убедиться, Кай ли это! Да, да, конечно он здесь! Она так живо представляла себе его умные глаза и длинные волосы. Девочка ясно видела, как он улыбается ей, словно в те дни, когда они сидели рядом под розами. Он, конечно, обрадуется, как только увидит ее и узнает, в какой длинный путь отправилась она из-за него и как горевали о нем все родные и близкие. Она была сама не своя от страха и радости!

    Но вот они и на площадке лестницы. На шкафу горела маленькая лампа. На полу посреди лестничной площадки стояла ручная ворона, она вертела головой во все стороны и разглядывала Герду. Девочка присела и поклонилась вороне, как ее учила бабушка.

    —Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, милая барышня, — сказала ручная ворона. —Ваша “vita”**, как принято говорить, тоже очень трогательна. Не угодно ли Вам взять лампу, а я пойду впереди. Мы пойдем напрямик, тут мы не встретим ни души.

    —Мне кажется, что кто-то идет за нами, — сказала Герда, и в это мгновение какие-то тени с легким шумом промчались мимо нее: кони на стройных ногах, с развевающимися гривами, охотники, дамы и кавалеры верхом на лошадях.

    —Это сны! — сказала ворона. — Они пришли, чтобы унести мысли высоких особ на охоту. Тем лучше для нас, по крайней мере никто не помешает вам повнимательнее рассмотреть спящих. Но я надеюсь, что вы, заняв высокое положение при дворе, покажете себя с самой лучшей стороны и не забудете нас!

    —Есть о чем говорить! Это сам собой разумеется, — сказал лесной ворон. Тут они вошли в первый зал. Стены его были обиты атласом, а на том атласе были вытканы дивные цветы; и тут мимо девочки опять пронеслись сны, но они летели так быстро, что Герда не смогла рассмотреть благородных всадников. Один зал был великолепнее другого; Герду эта роскошь совсем ослепила. Наконец, они вошли в спальню; потолок ее напоминал огромную пальму с листьями из драгоценного хрусталя; со средины пола к потолку поднимался толстый золотой ствол, а на нем висели две кровати в виде лилий; одна была белая — в ней лежала принцесса, а другая красная — в ней Герда надеялась найти Кая. Она отвела в сторону один из красных лепестков и увидела русый затылок. О, это Кай! Она громко его окликнула и поднесла лампу к самому его лицу, — сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову . . . Ах, это был не Кай!

     Принц походил на Кая только с затылка, но он тоже был молодой и красивый. Из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда расплакалась и рассказала обо всем, что с ней приключилось, упомянула она и о том, что сделали для нее ворон и его невеста.

    —Ах ты, бедняжка! — пожалели девочку принц и принцесса; они похвалили ворон и сказали, что вовсе не сердятся на них, — но только впредь пусть этого не делают! А за этот поступок они даже решили их наградить.

    —Хотите быть вольными птицами? — спросила принцесса. — Или желаете занять должность придворных ворон на полном содержании из кухонных остатков?

    Ворон с вороной поклонились и попросили позволения остаться при дворе. Они подумали о старости и сказали:

    —Хорошо иметь верный кусок хлеба на старости лет!

    Принц встал и уступил свою постель Герде, пока он больше ничего не мог для нее сделать. А девочка сложила ручки и подумала: “До чего же добры люди и животные!” Потом она закрыла глаза и сладко заснула. Сны опять прилетели, но теперь они были похожи на божьих ангелов и везли маленькие санки, на которых сидел Кай и кивал. Увы, это был только сон, и стоило девочке проснуться, как все исчезло.

    На другой день Герду с ног до головы нарядили в шелк и бархат; ей предложили остаться во дворце и пожить в свое удовольствие; но Герда попросила только лошадь с повозкой и сапожки, — она хотела тут же отправиться на поиски Кая.

    Ей дали и сапожки, и муфту, и нарядное платье, а когда она простилась со всеми, к дворцовым воротам подъехала новая карета из чистого золота: герб принца и принцессы сиял на ней, словно звезда. Кучер, слуги и форейторы — да, там были даже форейторы — сидели на своих местах, а на головах у них красовались маленькие золотые короны. Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастья. Лесной ворон — теперь он уже был женат — провожал девочку первые три мили; он сидел рядом с ней, потому что не переносил езды “задом-наперед”. Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями; она не поехала вместе с ними: с тех пор, как ей пожаловали должность при дворе, она страдала головными болями от обжорства. Карета была набита сахарными крендельками, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками.

    —Прощай, прощай! — закричали принц и принцесса. Герда заплакала, и ворона тоже. Так они проехали три мили, потом ворон тоже простился с ней. Тяжело им было расставаться. Ворон взлетел на дерево и махал черными крыльями, пока карета, сверкавшая, как солнце, не скрылась из виду.

     

    История пятая

    Маленькая разбойница

     

    Они ехали по темному лесу, карета горела, словно пламя, свет резал разбойникам глаза: этого они не потерпели.

    —Золото! Золото! — закричали они, выскочили на дорогу, схватили лошадей под уздцы, убили маленьких форейторов, кучера и слуг и вытащили из кареты Герду.

    —Ишь, какая толстенькая! Орешками откормлена! — сказала старая разбойница с длинной жесткой бородой и мохнатыми нависшими бровями.

    —Словно откормленный барашек! Посмотрим, какова она на вкус? И она вытащила свой острый нож; он так сверкал, что на него было страшно взглянуть.

    —Ай! — закричала вдруг разбойница: это ее укусила за ухо собственная дочка, сидевшая у нее за спиной. Она была такая своенравная и озорная, что любо посмотреть.

    —Ах ты, дрянная девчонка! — закричала мать, но убить Герду она не успела.

    —Пусть она со мной играет! — сказала маленькая разбойница. — Пусть отдаст мне свою муфту и свое хорошенькое платьице, а спать она будет со мной в моей постельке!

    Тут она снова укусила разбойницу, да так, что та подпрыгнула от боли и завертелась на одном месте.

    Разбойники хохотали и говорили:

    —Ишь, как она пляшет со своей девчонкой!

    —Я хочу в карету! — сказала маленькая разбойница и настояла на своем, — такая уж она была избалованная и упрямая.

    Маленькая разбойница и Герда сели в карету и понеслись по корягам и камням, прямо в чащу леса. Маленькая разбойница была ростом с Герду, но сильнее, шире ее в плечах и гораздо смуглее; волосы у нее были темные, а глаза совсем черные и грустные. Она обняла Герду и сказала:

    —Они не посмеют тебя убить, пока я сама не рассержусь на тебя. Ты, наверное, принцесса?

    —Нет, — ответила Герда и рассказала ей обо всем, что ей пришлось пережить, и о том, как она любит Кая.

    Маленькая разбойница серьезно поглядела на нее и сказала:

    —Они не посмеют тебя убить, даже если я на тебя рассержусь, — скорей уж я сама тебя убью!

    Она вытерла Герде слезы и засунула руки в ее красивую, мягкую и теплую муфточку.

    Вот карета остановилась; они въехали во двор разбойничьего замка. Замок потрескался сверху донизу; из трещин вылетали вороны и вороны. Огромные бульдоги, такие свирепые, точно им не терпелось проглотить человека, прыгали по двору; но лаять они не лаяли — это было запрещено.

    Посреди огромного, старого, почерневшего от дыма зала прямо на каменном полу пылал огонь. Дым поднимался к потолку и сам должен был искать себе выход; в большом котле варилась похлебка, а на вертелах жарились зайцы и кролики.

    —Эту ночь ты будешь спать со мной, рядом с моими зверюшками, — сказала маленькая разбойница.

    Девочек накормили и напоили, и они ушли в свой угол, где лежала солома, покрытая коврами. Над этим ложем на жердочках и шестах сидело около сотни голубей: казалось, что все они спали, но когда девочки подошли, голуби слегка зашевелились.

    —Это все мои! — сказала маленькая разбойница. Она схватила того, что сидел поближе, взяла его за лапку и так тряхнула, что он забил крыльями.

    —На, поцелуй его! — крикнула она, ткнув голубя прямо в лицо Герде. — А там сидят лесные пройдохи! — продолжала она,—Это дикие голуби, витютни, вон те два! — и показала на деревянную решетку, закрывавшую углубление в стене. — Их нужно держать взаперти, не то улетят. А вот и мой любимец, старина-олень! — И девочка потянула за рога северного оленя в блестящем медном ошейнике; он был привязан к стене. — Его тоже нужно держать на привязи, не то мигом удерет. Каждый вечер я щекочу его шею своим острым ножом. Ух, как он его боится!

    И маленькая разбойница вытащила из расщелины в стене длинный нож и провела им по шее оленя; бедное животное стало брыкаться, а маленькая разбойница захохотала и потащила Герду к постели.

    —А ты что, спишь с ножом? — спросила Герда и испуганно покосилась на острый нож.

    —Я всегда сплю с ножом! — ответила маленькая разбойница. — Мало ли что может случиться? А теперь расскажи еще раз о Кае и о том, как ты странствовала по белу свету.

    Герда рассказала все с самого начала. Лесные голуби тихо ворковали за решеткой, а остальные уже спали. Маленькая разбойница обняла одной рукой Герду за шею, — в другой у нее был нож — и захрапела; но Герда не могла сомкнуть глаз: девочка не знала, убьют ее или оставят в живых. Разбойники сидели вокруг огня, пили вино и распевали песни, а старуха-разбойница кувыркалась. Девочка с ужасом смотрела на них.

    Вдруг заворковали дикие голуби:

    —Курр! Курр! Мы видели Кая! Белая курица несла на спине его салазки, а сам он сидел рядом со Снежной королевой в ее санях; они мчались над лесом, когда мы еще лежали в гнезде; она дохнула на нас, и все птенцы, кроме меня и брата, умерли. Курр! Курр!

    —Что вы говорите? — воскликнула Герда. — Куда умчалась Снежная королева? Знаете вы еще что-нибудь?

    —Видно, она улетела в Лапландию, — ведь там вечный снег и лед. Спроси у северного оленя, что стоит тут на привязи.

    —Да, там лед и снег! Да, там чудесно! — сказал олень.—Там хорошо! Скачи себе на воле по необъятным сверкающим снежным равнинам! Там Снежная королева раскинула свой летний шатер, а постоянные ее чертоги у Северного полюса на острове Шпицберген!

    —О Кай, мой милый Кай! — вздохнула Герда.

    —Лежи смирно! — проворчала маленькая разбойница. — Не то пырну тебя ножом!

    Утром Герда пересказала ей все, что говорили лесные голуби. Маленькая разбойница серьезно посмотрела на нее и сказала:

    —Ладно, ладно… А ты знаешь, где Лапландия? — спросила она у северного оленя.

    —Кому же это знать, как не мне! — ответил олень, и глаза у него заблестели. — Там я родился и вырос, там я скакал по снежным равнинам!

    —Слушай! — сказала Герде маленькая разбойница. — Видишь, все наши ушли, только мать осталась дома; но она немного погодя хлебнет из большой бутыли и вздремнет, — тогда я кое-что сделаю для тебя.

    Тут она спрыгнула с постели, обняла мать, дернула ее за бороду и сказала:

    —Здравствуй, мой милый козлик!

    А мать ущипнула ее за нос, так что он покраснел и посинел, — это они, любя, ласкали друг друга.

    Потом, когда мать хлебнула из своей бутыли и задремала, маленькая разбойница подошла к оленю и сказала:

    —Я бы еще не раз пощекотала тебя этим острым ножом! Ты ведь так смешно дрожишь. Ну, да ладно! Я отвяжу тебя и выпущу на волю! Можешь убираться в свою Лапландию. Только беги, что есть силы, и отнеси эту девочку во дворец Снежной королевы к ее милому дружку. Ты ведь слышал, что она рассказывала? Говорила она довольно громко, а ты вечно подслушиваешь!

    Северный олень подпрыгнул от радости. Маленькая разбойница посадила на него Герду, крепко привязала ее на всякий случай и даже подсунула под нее мягкую подушечку, чтобы ей удобно было сидеть.

    —Так и быть, — сказала она, — бери свои меховые сапожки, ведь тебе будет холодно, а муфту я не отдам, уж очень она мне нравится! Но я не хочу, чтобы ты зябла. Вот тебе рукавицы моей матери. Они огромные, как раз до самых локтей. Сунь в них руки! Ну вот, теперь руки у тебя, как у моей уродины-мамаши!

    Гер да плакала от радости.

    —Терпеть не могу, когда ревут, — сказала маленькая разбойница. — Ты теперь радоваться должна! Вот тебе две буханки хлеба и окорок; чтобы ты не голодала.

    Маленькая разбойница привязала все это оленю на спину, открыла ворота, заманила собак в дом, перерезала веревку своим острым ножом и сказала оленю:

    —Ну, беги! Да смотри, береги девочку!

    Герда протянула маленькой разбойнице обе руки в огромных рукавицах и попрощалась с нею. Олень пустился во всю прыть через пни и кусты, по лесам, по болотам, по степям. Выли волки, каркали вороны. “Трах! Трах!” — послышалось вдруг сверху. Казалось, что весь небосвод охватило алое зарево.

    —Вот оно, мое родное северное сияние! — сказал олень. — Посмотри, как горит!

    И он побежал еще быстрее, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Прошло много времени. Хлеб был съеден, ветчина тоже. И вот они в Лапландии.

     

    История шестая

    Лапландка и финка

     

    Они остановились у жалкой лачужки; крыша почти касалась земли, а дверь была ужасно низенькая: чтобы войти в избушку или выйти из нее, людям приходилось проползать на четвереньках. Дома была только старая лапландка, жарившая рыбу при свете коптилки, в которой горела ворвань. Северный олень рассказал лапландке историю Герды, но сначала он поведал свою собственную, — она казалась ему гораздо важнее. А Герда так продрогла, что и говорить не могла.

    —Ах вы, бедняжки! — сказала лапландка. — Вам еще предстоит долгий путь; нужно пробежать сто с лишним миль, тогда вы доберетесь до Финмарка; там дача Снежной королевы, каждый вечер она зажигает голубые бенгальские огни. Я напишу несколько слов на сушеной треске — бумаги у меня нет — а вы снесите ее одной финке, что живет в тех местах. Она лучше меня научит вас, что надо делать.

    Когда Герда согрелась, наелась и напилась, лапландка написала несколько слов на сушеной треске, наказала Герде хорошенько ее беречь, привязала девочку к спине оленя, и тот снова помчался во весь дух. “Трах! Трах!” — потрескивало что-то вверху, а небо всю ночь озаряло чудесное голубое пламя северного сияния.

    Так добрались они до Финмарка и постучали в дымовую трубу лачуги финки — у нее и дверей-то не было.

    В лачуге было так жарко, что финка ходила полунагая; это была маленькая, угрюмая женщина. Она живо раздела Герду, стащила с нее меховые сапожки и рукавицы, чтобы девочке не было слишком жарко, а оленю положила на голову кусок льда и только потом принялась читать то, что было написано на сушеной треске. Три раза она прочла письмо и запомнила его наизусть, а треску бросила в котел с супом: ведь треску можно было съесть, — у финки ничего даром не пропадало.

    Тут олень рассказал сначала свою историю, а потом историю Герды. Финка молча слушала его и только мигала своими умными глазами.

    —Ты мудрая женщина, — сказал северный олень. — Я знаю, ты можешь связать одной ниткой все ветры на свете; развяжет моряк один узел — подует попутный ветер; развяжет другой — ветер станет крепче; развяжет третий и четвертый — разыграется такая буря, что деревья повалятся. Не могла бы ты дать девочке такого питья, чтобы она получила силу дюжины богатырей и одолела Снежную королеву?

    —Силу дюжины богатырей? — повторила финка. — Да, это бы ей помогло! Финка подошла к какому-то ящичку, вынула из него большой кожаный свиток и развернула его; на нем были начертаны какие-то странные письмена. Финка принялась разбирать их и разбирала так усердно, что у нее на лбу выступил пот.

    Олень снова принялся просить за маленькую Герду, а девочка глядела на финку такими умоляющими, полными слез глазами, что та опять замигала и отвела оленя в угол. Положив ему на голову новый кусочек льда, она прошептала:

    —Кай в самом деле у Снежной королевы. Он всем доволен и уверен, что это самое лучшее место на земле. А причиной всему осколки волшебного зеркала, что сидят у него в глазу и в сердце. Нужно их вынуть, иначе Кай никогда не будет настоящим человеком, и Снежная королева сохранит над ним свою власть!

    —А не можешь ли дать что-нибудь Герде, чтобы она справилась с этой злой силой?

    —Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Разве ты не видишь, как велика ее сила? Разве ты не видишь, как ей служат люди и животные? Ведь она босая обошла полсвета! Она не должна думать, что силу ей дали мы: сила эта в ее сердце, сила ее в том, что она милое, невинное дитя. Если она сама не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и вынуть осколки из сердца и из глаза Кая, мы ей ничем не сможем помочь. В двух милях отсюда начинается сад Снежной королевы; ту да ты можешь отнести девочку. Ссадишь ее около куста с красными ягодами, что стоит в снегу. Не трать времени на разговоры, а мигом возвращайся обратно.

    С этими словами финка посадила Герду на оленя и тот побежал со всех ног.

    —Ах, я забыла мои сапожки и рукавицы! — закричала Герда: ее обожгло холодом. Но олень не посмел остановиться, пока не добежал до куста с красными ягодами. Там он спустил девочку, поцеловал ее в губы, по его щекам покатились крупные блестящие слезы. Затем он стрелой помчался назад. Бедная Герда стояла без сапожек, без рукавиц посреди ужасной ледяной пустыни.

    Она побежала вперед, что было силы; навстречу ей несся целый полк снежных хлопьев, но они не падали с неба — небо было совсем ясное, освещенное северным сиянием. Нет, снежные хлопья неслись по земле, и чем ближе они подлетали, тем крупнее становились. Вспомнила тут Герда большие красивые снежинки, которые она видела под увеличительным стеклом, но эти были куда больше, страшнее, и все живые. Это были передовые отряды войска Снежной королевы. Вид у них был диковинный: одни напоминали больших безобразных ежей, другие — клубки змей, третьи — толстых медвежат со взъерошенной шерстью; но все они сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

    Герда принялась читать “Отче наш”, а холод был такой, что ее дыхание тотчас превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, и вдруг из него начали выделяться маленькие светлые ангелочки, которые, коснувшись земли, вырастали в больших грозных ангелов со шлемами на головах; все они были вооружены щитами и копьями. Ангелов становилось все больше и больше, а когда Герда дочитала молитву, ее окружал целый легион. Ангелы пронзали копьями снежных чудовищ, и они рассыпались на сотни кусков. Герда смело пошла вперед, теперь у нее была надежная защита; ангелы гладили ей руки и ноги, и девочка почти не ощущала холода.

    Она быстро приближалась к чертогам Снежной королевы.

    Ну, а что же в это время делал Кай? Конечно, он не думал о Герде; где уж ему было догадаться, что она стоит перед самым дворцом.

     

    История седьмая

    Что произошло в чертогах снежной королевы и что случилось потом

     

    Стены дворца намели снежные метели, а окна и двери проделали буйные ветры. Во дворце было больше ста залов; они были разбросаны как попало, по прихоти вьюг; самый большой зал простирался на много-много миль. Весь дворец освещался ярким северным сиянием. Как холодно, как пустынно было в этих ослепительно белых залах!

    Веселье никогда не заглядывало сюда! Ни разу не устраивались здесь медвежьи балы под музыку бури, балы, на которых белые медведи расхаживали бы на задних лапах, показывая свою грацию и изящные манеры; ни разу не собралось здесь общество, чтобы поиграть в жмурки или фанты; даже беленькие кумушки-лисички, и те никогда не забегали сюда поболтать за чашкой кофе. Холодно и пустынно было в огромных чертогах Снежной королевы. Северное сияние сияло так правильно, что можно было рассчитать, когда оно разгорится ярким пламенем и когда совсем ослабнет.

    Посреди самого большого пустынного зала лежало замерзшее озеро. Лед на нем треснул и разбился на тысячи кусков; все куски были совершенно одинаковые и правильные, — настоящее произведение искусства! Когда Снежная королева бывала дома, она восседала посреди этого озера и говорила потом, что она сидит на зеркале разума: по ее мнению, это было единственное и неповторимое зеркало, самое лучшее на свете.

    Кай посинел и почти почернел от холода, но не замечал этого, — ведь поцелуй Снежной королевы сделали его нечувствительным к стуже, а сердце его давно превратилось в кусок льда. Он возился с остроконечными плоскими льдинками, укладывая их на все лады, — Кай хотел что-то сложить из них. Это напоминало игру, которая называется “китайской головоломкой”; состоит она в том, что из деревянных дощечек складываются различные фигуры. И Кай тоже складывал фигуры, одну затейливее другой. Эта игра называлась “ледяной головоломкой”. В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их — занятием первостепенной важности. И все потому, что в глазу у него сидел осколок волшебного зеркала. Он складывал целые слова из льдин, но никак не мог составить того, что ему так хотелось, — слова “вечность”. А Снежная королева сказала ему: “Сложи это слово, — и ты будешь сам себе господин, а я подарю тебе весь мир и новые коньки”. Но он никак не мог его сложить.

    —Теперь я полечу в теплые края! — сказала Снежная королева. — Загляну в черные котлы!

    Котлами она называла кратеры огнедышащих гор, Везувия и Этны.

    —Побелю их немного. Так надо. Это полезно для лимонов и винограда! Снежная королева улетела, а Кай остался один в пустом ледяном зале, тянувшемся на несколько миль. Он смотрел на льдины и все думал, думал, так что голова у него трещала. Окоченевший мальчик сидел неподвижно. Можно было подумать, что он замерз.

    А тем временем Герда входила в огромные ворота, где разгуливали свирепые ветры. Но она прочла вечернюю молитву, и ветры утихли, словно заснули. Герда вошла в необозримый пустынный ледяной зал, увидела Кая и тотчас узнала его. Девочка бросилась ему на шею, крепко обняла его и воскликнула:

    —Кай, мой милый Кай! Наконец-то я тебя нашла!

    Но Кай даже не пошевельнулся: он сидел все такой же невозмутимый и холодный. И тут Герда расплакалась: горячие слезы упали Каю на грудь и проникли в самое сердце; они растопили лед и расплавили осколок зеркала. Кай взглянул на Герду, а она запела:

    —Розы в долинах цветут… Красота!
    Скоро мы узрим младенца Христа.

    Кай вдруг залился слезами и плакал так сильно, что второй осколок выкатился из глаза. Он узнал Герду и радостно воскликнул:

    —Герда! Милая Герда! Где ты пропадала? И где я сам был? — И он посмотрел по сторонам. — Как здесь холодно! Как пустынно в этих огромных залах!

    Он крепко прижался к Герде, а она смеялась и плакала от радости. Да, радость ее была так велика, что даже льдины пустились в пляс, а когда устали, улеглись так, что из них составилось то самое слово, которое велела сложить Каю Снежная королева. За это слово она пообещала подарить ему свободу, весь свет и новые коньки.

    Герда поцеловала Кая в обе щеки, и они опять порозовели; поцеловала в глаза — и они засияли, как у нее; поцеловала его руки и ноги — и он снова стал бодрым и здоровым. Пусть Снежная королева возвращается, когда ей вздумается, — ведь его отпускная, написанная блестящими ледяными буквами, лежала здесь.

    Кай и Герда взялись за руки и вышли из дворца. Они говорили о бабушке и розах, что росли дома под самой крышей. И повсюду, где они шли, стихали буйные ветры, а солнышко выглядывало из-за туч. У куста с красными ягодами их поджидал северный олень, он привел с собой и молодую олениху, вымя ее было полно молока. Она напоила детей теплым молоком и поцеловала их в губы. Потом она с оленем отвезла Кая и Герду сначала к Финке. У нее они отогрелись и узнали дорогу домой, а потом отправились к лапландке; та сшила им новую одежду и починила салазки Кая.

    Олень с оленихой бежали рядом и провожали их до самой границы Лапландии, где уже пробивалась первая зелень. Тут Кай и Герда расстались с оленями и с лапландкой.

    —Прощайте! Прощайте! — говорили они друг другу.

    Щебетали первые птички, деревья покрылись зелеными почками. Из лесу верхом на великолепном коне выехала молодая девушка в ярко-красной шапочке и с пистолетом в руках. Герда сразу узнала коня, когда-то он был впряжен в золотую карету. Это была маленькая разбойница; ей надоело сидеть дома и она захотела побывать на севере, а если там не понравится, — то и в других частях света.

    Они с Гер дои сразу узнали друг друга. Вот была радость!

    —Ну и бродяга же ты! — сказала она Каю. — Хотела бы я знать, стоишь ли ты того, чтобы за тобой бегали на край света!

    Но Герда погладила ее по щеке и спросила про принца и принцессу.

    —Они уехали в чужие края, — ответила девушка-разбойница.

    —А ворон? — спросила Герда.

    —Ворон умер; ручная ворона овдовела, теперь она носит на ножке в знак траура черную шерстинку и жалуется на свою судьбу. Но все это пустяки! Расскажи лучше, что было с тобой, и как ты его нашла?

    Кай и Герда рассказали ей обо всем.

    —Вот и сказке конец! — сказала разбойница, пожала им руки, пообещала навестить их, если ей когда-нибудь доведется побывать в их городе. Затем она отправилась странствовать по свету. Кай и Герда, взявшись за руки, пошли своей дорогой. Повсюду их встречала весна: цвели цветы, зеленела трава.

    Послышался колокольный звон, и они узнали высокие башни своего родного города. Кай и Герда вошли в город, в котором жила бабушка; потом они поднялись по лестнице и вошли в комнату, где все было по-старому: часы тикали: “тик-так”, а стрелки все так же двигались. Но проходя в дверь, они заметили, что выросли и стали взрослыми. Розы цвели на желобке и заглядывали в открытые окна.

    Тут же стояли их детские скамеечки. Кай с Гердой уселись на них и взялись за руки. Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы они забыли, как тяжелый сон. Бабушка сидела на солнышке и вслух читала евангелие: “Если не будете, как дети, не войдете в царствие небесное!”

    Кай и Герда взглянули друг на друга и тут только поняли смысл старого псалма:

    Розы в долинах цветут… Красота!
    Скоро узрим мы младенца Христа!

    Так сидели они, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло теплое, благодатное лето.

    *) Тарабарщина, распространенная среди детей: к обычным слогам прибавляются определенные буквы или слоги, начинающиеся с одной и той же буквы.

    ** Жизнь (лат.)

    Снежная королева, 1957 — Мультфильмы

    Гном-волшебник Оле-Лукойле ведет повествование о мальчике и девочке, Кае и Герде. Ребята живут в соседних квартирах и любят друг-друг как брат и сестра. Однажды, Снежная Королева смотрела на мир через зеркало и обратила внимание на квартирку, где собрались дети и слушали сказки. Услышав то, что дети не боятся ее, Королева разозлилась и разбила зеркало. Вьюга подхватила осколки, и разнесла по миру. Каждый осколок попал в сердца ребенка и заморозил его. От этого дети становились злыми и равнодушными.

    Один из осколков попал в Кая. С начала в глаз, а потом в сердце. Однако Снежная Королева не ограничилась этим. Она забрала мальчика к себе и заморозила его, а Герда не успела остановить Кая. Храбрая девочка не может бросить почти брата в беде и спешит за ним. По пути ее ждут трудные приключения. Но Герда их преодолеет!

    Снежная Королева – одна их самых известных советских анимационных лент. Ее увидели и полюбили не только жители СССР, а и других стран. Режиссер-постановщик Лев Атаманов, благодаря своей работе получил 4 награды. Снежную Королеву не зря считают самым популярной советской анимационной лентой. Мультфильм перевели на 6 языков. Он получил 5 премий, было сделано 9 ретроспектив.

    Хаяо Миядзаки говорил, что именно благодаря этому мультфильму он выбрал свою сферу деятельности, и весьма преуспел. Теперь уже его анимационные ленты вдохновляют людей. Отдельно стоит отметить рисовку Снежной Королевы. Королева нарисована методом live-action с актрисы Марии Бабановой, лауреата Сталинской премии. Актрису сначала сняли на пленку, а затем киноленту покадрово перевели в рисунки. Таким же способом снимали и Герду для некоторых эпизодов.

    Гном-волшебник Оле-Лукойле ведет повествование о мальчике и девочке, Кае и Герде. Ребята живут в соседних квартирах и любят друг-друг как брат и сестра. Однажды, Снежная Королева смотрела на мир через зеркало и обратила внимание на квартирку, где собрались дети и слушали сказки. Услышав то, что дети не боятся ее, Королева разозлилась и разбила зеркало. Вьюга подхватила осколки, и разнесла по миру.

    Снежная королева – смотреть онлайн. Добрый семейный мультфильм.

    «Снежная королева» — советский полнометражный мультипликационный фильм, экранизация одноимённой сказки (1844) Ханса Кристиана Андерсена. Одна из самых известных анимационных лент, созданных в СССР.

    Сюжет

    История рассказывается от лица гнома-волшебника Оле-Лукойе. В одном городе живут по соседству двое детей, Кай и Герда, которые любили друг друга, как брат и сестра. Их семьи выращивали цветы на водосточном жёлобе, соединявшем их дома. Летом Кай и Герда любили сидеть там и ухаживать за цветами. В знак своей дружбы и любви дети посадили две красивые розы — белую и красную — в один общий горшок.

    Зимой дети собирались в доме Герды и слушали сказки, которые им рассказывала бабушка Герды. Однажды она рассказала детям о Снежной королеве, которая насылает снежные вьюги на город. Кай шутит, что, встретив королеву, он посадил бы её на горячую печку, и тогда та бы растаяла. Глядя в волшебное зеркало, Снежная королева узнала об этом и разозлилась на мальчика. Она разбивает зеркало и говорит, насылая на город большую метель:

    Я заклинаю вас, осколки ледяные,

    Я заклинаю вас моей волшебной властью:

    Летите прочь и в диком шуме ветра

    Носитесь над землёю и впивайтесь

    В глаза, в сердца людишек этих глупых!

    И тот, кому осколок в глаз вонзится,

    Пусть видит всюду лишь одно дурное,

    А тот, кому стекло вопьётся в сердце,

    Пусть станет злым и только зло на свете

    Творит всегда. Пусть будет так! Летите!

    Осколки зеркала, попав в глаза или в сердца людей, делали их бесчувственными и злыми. Один из этих осколков попал Каю сначала в глаз, а потом в сердце. Характер мальчика сразу же переменился, и он стал равнодушным, злым и холодным.

    В один из дней Кай идёт на площадь кататься на санках. Герда просится идти вместе с ним, и он соглашается, но намеренно подстраивает так, что Герда падает с санок. После этого на площади внезапно появляется Снежная королева в больших санях. Кай на глазах у Герды привязывает к её саням свои и уезжает. Вскоре они выезжают за город, и Снежная королева сажает Кая к себе в сани, окончательно заморозив его, и увозит к себе во дворец.

    Когда наступает весна, Кай не возвращается, и тогда Герда решает сама отправиться на его поиски. По пути она сначала попадает в цветник, где всегда царит лето, к старушке-чародейке, чьи чары заставляют Герду забыть обо всём на свете. Но однажды главная героиня видит две розы, красную и белую, которые напоминают ей о Кае. Вспомнив всё, Герда сбегает из цветника. Дальше на своём пути она встречает большого чёрного ворона, чья невеста живёт в королевском дворце.

    Ворон рассказывает, что недавно в этом дворце появился принц, очень похожий на Кая. С помощью ворона и его невесты Герда проникает во дворец, но принц оказывается не Каем. Выслушав историю девочки, добрая принцесса дарит ей золотую карету с кучером и слугами, новые башмачки и красивую одежду. Герда снова отправляется в путь, но в лесу на девочку нападают разбойники и берут Герду в плен. Маленькая разбойница, дочка атаманши, оставляет девочку у себя. Она показывает Герде свой зверинец, в котором были северный олень из Лапландии, лесные голуби и другие.

    Услышав историю Герды, голуби говорят, что видели Кая в санях Снежной королевы и что они направлялись в Лапландию. Маленькая разбойница, растроганная добротой Герды, отпускает девочку вместе с северным оленем на поиски Кая, а затем и всех своих зверей-пленников.

    Северный олень привозит Герду к старой лапландке, которая через неё передаёт письмо к старой финке, живущей возле царства Снежной королевы. Олень просит финку дать Герде «силу двенадцати богатырей», но она отвечает, что нет большей силы, чем преданное сердце Герды. В царство Снежной королевы Герда приходит одна, так как северный олень, будучи обессиленным, не смог её туда сопровождать.

    Во дворце Снежной королевы посиневший от холода Кай складывает из льдинок различные фигуры. Он грубо просит Герду уйти, чем доводит её до слёз. В последней попытке она обнимает его, и её слёзы растапливают осколок в его сердце. Кай чувствует боль в сердце и плачет, из-за чего из его глаза выпадает второй осколок. Он приходит в себя, после чего во дворец возвращается Снежная королева. Однако Герда даёт ей отпор, и королева просто исчезает вместе со своим дворцом. Дети счастливо возвращаются домой, встречая по дороге всех тех, кто помогал им воссоединиться.

    Над фильмом работали

















    СценарийГеоргий Гребнер, Лев Атаманов, Николай Эрдман
    СтихиНиколая Заболоцкого
    Автор текста песниМихаил Светлов
    Режиссёр-постановщикЛев Атаманов
    РежиссёрНиколай Федоров
    Художники-постановщикиАлександр Винокуров, Леонид Шварцман (в титрах как «И. Шварцман»)
    Художники-мультипликаторы:Фёдор Хитрук, Елена Хлудова, Константин Чикин, 

    Рената Миренкова, Татьяна Фёдорова, Владимир Крумин,

    Лидия Резцова, Виктор Лихачёв, Игорь Подгорский,

    Вадим Долгих, Елизавета Комова, Геннадий Новожилов
    ОператорМихаил Друян
    КомпозиторАртемий Айвазян
    ЗвукооператорНиколай Прилуцкий
    МонтажёрЛидия Кякшт
    Ассистенты художников:Б. Корнеев, Лидия Модель, А. Дудников
    Ассистенты режиссёраВ. Шилина, Л. Горячёва, Н. Орлова
    Ассистенты оператораН. Климова, Е. Ризо
    Художники фонов:Ирина Светлица, Ольга Геммерлинг, Пётр Коробаев, Дмитрий Анпилов
    Директор картиныФёдор Иванов

    Фестивали и премии

    1957 — IX МКФ для детей и юношества в Венеции (Италия): Первая премия

    1958 — XI МКФ в Каннах (Франция): Приз за полнометражный мультфильм

    1958 — Международный фестиваль анимационных фильмов в Риме (Италия): Первая премия

    1958 — Всесоюзный кинофестиваль в Москве (СССР): Особый приз фильму, удостоенному наград на разных фестивалях

    1959 — III Международный смотр фестивальных фильмов в Лондоне (Англия): Приз Ретроспективы

    2000 — XIII Международный кинофестиваль TIFF в Токио (Япония)

    2006 — XIV Фестиваль русского кино в Онфлере (Франция)

    2008 — XXXVI Международный кинофестиваль в Ла-Рошель (Франция)

    2010 — VIII Русский фестиваль в По (Франция)

    2010 — Ретроспектива студии «Союзмультфильм» во Французской синематеке, Париж (Франция)

    2011 — XIII Международный кинофестиваль «Сказка» в Москве (Россия)

    2011 — V Фестиваль русского кино «Спутник над Польшей» в Варшаве (Польша)

    2011 — XI Международный фестиваль анимационных фильмов FICAM в Мекнесе (Марокко)

    2012 — V Кинофорум «Я и семья» в Москве (Россия)

    Особенности создания

    Внешность Снежной Королевы резко отличается от внешности остальных персонажей мультфильма. Это объясняется тем, что Снежную королеву рисовали способом «ротоскопирование» с озвучивавшей её актрисы Марии Бабановой[6] (в отечественной мультипликации этот метод назывался «эклер» — по марке фирмы-производителя длинного стола, на котором осуществлялись все манипуляции, — и был широко распространен в 1940—1960-е годы). При этом способе полностью загримированную актрису снимали на плёнку, а потом полученное изображение покадрово переводили в рисунки на целлулоид. Янина Жеймо, которая озвучивала Герду, тоже участвовала в «ротоскопировании» её героини, но лишь для некоторых сцен. Образ Оле-Лукойе был нарисован без всяких вспомогательных съёмок, за его анимацию лично отвечал Фёдор Хитрук[7]. Образы персонажей создал Леонид Шварцман.

    Издание на видео

    В 1980-е годы в СССР мультфильм начал выпускаться на лицензионных видеокассетах советским изготовителем «Видеопрограмма Госкино СССР», и изначально в SECAM.

    В 1990 году вышел мультипликационный альманах «Лапландские сказки», где между вошедшими в него мультфильмами были показаны переозвученные фрагменты с Оле-Лукойе из этой экранизации сказки Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева» (1957). В середине 1990-х годов мультфильм «Лапландские сказки» был выпущен в VHS-сборнике Лучших советских мультфильмов от Studio PRO Video на видеокассетах, записанных в Hi-Fi Stereo и в системе PAL.

    В начале 1990-х годов в СССР и России выпущен на VHS кинообъединением «Крупный план». В середине 1990-х «Studio PRO Video» выпустила в сборнике лучших советских мультфильмов на VHS. В 1995 году студия «Союз Видео» выпустила на VHS этот мультфильм отдельно в сборнике № 6. VHS-издания в России распространялись в системе PAL.

    В 1998 году Оле-Лукойе был ведущим программы, видеокассеты «Караоке для детей 2» (дистрибьютор «Союз Видео»). С начала 2000-х годов мультфильм был отреставрирован и выпущен на DVD компаниями «Крупный план» и «Союз Видео». Также «Крупный план» выпустила этот мультфильм на дисках MPEG-4.

    Влияние

    Японский режиссёр-аниматор Хаяо Миядзаки признавался, что фильм Атаманова «Снежная королева» оказал решающее влияние, когда он выбирал то, чем будет заниматься в жизни. По версии сайта «Киноэксперт», «Снежная королева» занимает первое место среди советских мультфильмов, популярных за рубежом.

    «Снежная королева» за 4 минуты. Краткое содержание сказки Андерсена

    : Отравленный осколками волшебного зеркала мальчик Кай попадает к Снежной Королеве. Его названная сестра Герда находит мальчика и растапливает осколки любовью своего чистого сердца.

    Жил-был злой тролль. Однажды он смастерил такое зеркало, в котором всё доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, а всё негодное и безобразное выступало ещё ярче и казалось ещё хуже. Тролля это ужасно потешало, а его ученики бегали повсюду с зеркалом. Наконец они решили взобраться на небо и посмеяться над самим Творцом. Они поднимались всё выше и выше, и вдруг зеркало выпало и разбилось на множество осколков. Осколки разлетелись по белу свету. Одни стали попадать людям в глаза, и человек видел в каждой вещи только плохое, а другие попали людям в сердце, и сердце превращалось в кусок льда. Злой тролль видел всё это и хохотал.

    Продолжение после рекламы:

    В большом городе жили по соседству двое бедных детей — Кай и Герда. Они любили друг друга как брат и сестра. Обе семьи выращивали цветы, и дети любили сидеть возле кустов с розами.

    Однажды, сидя возле кустов и читая книгу, Кай вскрикнул: ему что-то попало в глаз и кольнуло в сердце. Это были осколки дьявольского зеркала. Теперь сердце Кая превратилось в кусок льда, и он начал всё видеть в искажённом виде. Прекрасные розы ему стали казаться гадкими, а взрослых он передразнивал и грубил им.

    Наступила зима. Однажды Кай пошёл на большую площадь кататься на санках. Внезапно там появилась ослепительная женщина в белом на больших санках — Снежная королева. Кай привязал к её санкам свои и покатил. Вскоре они выехали за ворота города. Снежная королева завернула Кая в свою шубу, поцеловала мальчика, и он забыл про Герду и всех домашних.

    Когда Кай не вернулся домой, Герда много плакала. Она не верила, что Кай умер, и отправилась на его поиски. По дороге девочка попала к старушке-чародейке, у которой был чудесный сад. Чары старушки заставили Герду забыть обо всём, и она осталась в доме с чудесным садом, где всегда было лето. Но однажды девочка увидела розы, которые напомнили ей о доме, и всё вспомнила. Она спросила цветы в саду, видели ли они Кая под землёй. Получив отрицательный ответ, Герда поняла, что Кай жив.

    Брифли существует благодаря рекламе:

    Вскоре Герда встретила большого ворона. У ворона была невеста, которая жила во дворце. От неё ворон узнал, что принцесса, большая умница, выходит замуж. Вороны описали внешность жениха, и Герда решила, что это и есть Кай.

    С помощью ворона и его невесты Герда проникла во дворец, но жених принцессы оказался не Каем. Выслушав историю девочки, принцесса подарила ей золотую карету с кучером и слугами, новые башмачки и красивую одежду.

    В лесу на Герду напали разбойники. Они убили кучера и слуг, девочку взяли в плен. Маленькая разбойница, дочка атаманши, оставила Герду у себя. Она показала Герде свой зверинец, в котором были Северный олень из Лапландии и лесные голуби. Услышав историю Герды, лесные голуби сказали, что видели Кая в санках Снежной королевы по дороге в Лапландию. Маленькая разбойница отпустила Герду вместе с Северным оленем на его родину.

    Северный олень привёз девочку к старой лапландке, которая дала письмо к старой финке, живущей возле царства Снежной королевы. Финка сказала, что пока у Кая в сердце и в глазу осколки зеркала, он не будет прежним, но Герда растопит лёд силой своего невинного детского сердца. В царство Снежной королевы Герда пришла одна, Северный олень не мог её туда сопровождать.

    Продолжение после рекламы:

    Посиневший от холода, но не чувствующий его из-за поцелуя Снежной королевы, Кай складывал из льдинок различные фигуры. Он хотел сложить слово «вечность», тогда Снежная королева подарила бы ему весь свет и пару новых коньков. Герда бросилась к Каю и горячими слезами растопила лёд. Кай заплакал, и осколок выпал из его глаза.

    Кай с Гердой вернулись домой. По дороге они встретили Северного оленя и выпили молоко его молодой жены, отогрелись у финки, посетили лапландку. В лесу они встретили молодую разбойницу, которая рассказала о том, что ворон умер, и ворона осталась вдовой. Разбойница обещала при возможности навестить их. А дома их ждали два куста, усыпанных прекрасными розами.

    Аудиосказки онлайн снежная королева. Аудиосказка снежная королева

    Аудиосказка «Снежная Королева» Г.Х. Андерсона можно ставить детям от 3 лет. Это произведение прекрасно убаюкивает малышей, поэтому включать его можно перед сном. В целом сказка имеет отличное музыкальное сопровождение, здесь качественное озвучивание ролей разными голосами, хорошая интонация дикторов.

    Слушать сказку снежная королева онлайн

    Коротко о сюжете аудиосказки

    О чем же рассказывает аудиосказка? В повести идет речь о двух лучших друзьях – Кае и Герде. Они были неразлучными, и жили по соседству. Оба были очень добрыми, любили цветы и выращивали их на подоконнике. Однажды осколок разбитого зеркала, которое создал злой тролль, попал прямо в сердце Кая. Из-за этого он стал грубым, жестоким, его мировоззрение исказилось до неузнаваемости. Казалось, что Кай в какой-то момент стал ненавидеть весь мир: он передразнивал детей и стариков, уничтожал растения, позволял вести себя неподобающе.

    В один прекрасный зимний день Кай вышел на улицу, дабы покататься на санках. В этот момент появилась женщина в ослепительно белом наряде – это была Снежная королева. Кай, не раздумывая, привязал свои санки к саням Снежной королевы и укатил вместе с ней в ледяной дворец. Поцеловав мальчика в лоб своими ледяными губами, Снежная королева заставила Кая позабыть обо всем.

    Когда Герда узнала, куда пропал Кай, он без раздумий бросилась на его поиски. Сколько ей придется пережить приключений, сколько испытаний нужно будет пройти, чтобы вернуть своего Кая живым и невредимым! Но настоящая дружба победит все!

    Кто автор «Снежной королевы»?

    Датский поэт, прозаик и автор многих детских сказок Ганс Христиан Андерсен написал «Снежную королеву» в далеком 1844 году. Идея сказки пришла, когда поэт путешествовал по Европе. Произведение посвящается его возлюбленной, певице Йенни Линд из Швеции, от которой взаимных чувств он не дождался.

    Мораль сказки

    На первый взгляд может показаться, что сюжет сказки слишком жестокий: здесь и злой тролль, и жестокая Снежная королева, и опасные разбойники… Однако любое зло в сказке порицается, а добро поощряется. Прослушивая аудиосказку «Снежная королева», ребенок сможет уловить примеры плохого и хорошего поведения, увидит положительные и резко отрицательные поступки.

    Кроме того, в сказке показана настоящая дружба между детьми, которая заключается во взаимной помощи, любви, вере, взаимопонимании, преданности. Всем этим качествам дети научатся, внимательно слушая увлекательный рассказ. Их воображение будет рисовать незабываемые сюжеты, ребенок научится сопереживать, улавливать правильные эмоции.

    Сказка о Снежной королеве учит доброте, любви и дружбе, верности и преданности, учит бороться за свое счастье, идти к намеченной цели и не бояться трудностей. Произведение еще раз наглядно показывает, что любое зло можно победить добротой и благородными поступками.

    Аудиосказки от героев мультфильма «Смешарики» — . Сказки от Каркарыча, от Совуньи, от Копатыча, Смешарики: маленькие истории

    Как лучше слушать сказку?

    Аудиосказка «Снежная королева» состоит из 7 глав. В целом произведение можно слушать полтора часа без остановки. Однако делать этого не стоит. Лучше разделить прослушивание сказки на 3-4 дня, тем более что ребенок, слушая произведение перед сном, не всегда сможет дослушать сказку до конца.

    Аудиосказка Снежная Королева произведение Г. К. Андерсена. Сказку можно слушать онлайн или скачать. Аудиокнига «Снежная Королева» представлена в mp3 формате.

    Аудиосказка Снежная Королева, содержание:

    Аудиосказка Снежная королева повествует онлайн о храброй девочке по имени Герда и непослушном мальчике с именем Кай.

    Однажды, обычным зимним днём, когда все дети играли в снежки и лепили снеговиков, смельчак Кай привязал свои санки к карете Снежной королевы проезжающей в тут пору мимо их двора и унёсся далеко вслед за ледяной повозкой.

    Вскоре все узнали, что ледяная королева его похитила и оставила жить у себя во дворце, а сердце мальчика сделала таким холодным, что он стал злым и забыл свой родной дом.

    Чтобы ему не было скучно в гостях, похитительница приказала из кусочков льда составить слово «Вечность», что он послушно и делал всё свободное время.

    Маленькая, но смелая девочка Герда, решила вызволить своего друга из холодного плена Снежной злюки и отправилась в путь через снега в самое сердце северного полюса.

    По дороге ей помогали олени, разбойники и добрые эскимосы, жившие в тех холодных краях.

    Когда она добралась до ледяного дворца и нашла Кая, он её не вспомнил. Все уговоры вернуться, мальчик даже не хотел слушать.

    Тогда девочка обняла его и заплакала, в тот же миг замёрзшее сердце оттаяло, и память вернулась.

    Вместе они сбежали из ледяной тюрьмы и вернулись к себе домой.

    Таким образом, в аудиосказке Снежная Королева всё закончилось хорошо, так что можете слушать её онлайн всей семьёй.

    – потрясающая по увлекательности и воспитательной нагрузке аудио сказка для детей. Сказка Снежная королева увлечет вашего ребенка и перенесет его в волшебное пространство, где происходят загадочные события. Сказка состоит из семи рассказов: у родителей появится около полутора часа свободного времени, пока кроха будет слушать её онлайн.

    Конечно, совсем маленькие дети не могут столь надолго концентрировать внимание, поэтому слушать сказку можно будет в несколько этапов. В этом случае, для комфортного использования вы можете скачать бесплатно сказку и давать ее слушать малышу по главам.

    Почему полезно слушать сказку Снежная королева?

    Сказка для детей, которая создана датским сказочником Х.К. Андерсеном, покажет ребенку примеры хорошего и плохого поведения, положительных и резко отрицательных поступков. Сюжет выстроен так, что все негативное в сказке порицается. Добро, как ему и положено, побеждает. Главные герои нашего повествования – брат и сестра – попадают в сложную ситуацию, выйти из которой им помогает любовь и вера друг в дружку.

    Если у вас несколько детей, разрешите им слушать сказку Снежная королева онлайн вместе – это укрепит их взаимные чувства и покажет, что вместе они способны гораздо на большее, чем каждый по отдельности.

    История о двух детях из бедных семей, мальчике Кае и девочке Герде. Они не были в родстве, но любили друг друга, словно брат и сестра. Живя в мансардах смежных домов, дети проводили все свое свободное время, в небольшом саду из роз, росшим под окнами между их домами.

    Однажды Кай и Герда сидели в саду и рассматривали книжку с картинками, как вдруг Каю в сердце и в глаз попали два осколка волшебного зеркала. Это зеркало смастерил когда-то злющий Троль, сам дьявол. Оно превращало все доброе и прекрасное, в уродливое и безобразное. Дьявола это ужасно потешало, а его приспешники бегали с зеркалом повсюду. Напоследок они захотели добраться с ним до неба, что бы посмеяться над ангелами и самим Творцом, но оно упало на землю и разбилось вдребезги, раскидав осколки по всему свету.

    Из-за осколков зеркала Кай стал грубым и злым. Он начал обижать свою подругу Герду, передразнивать бабушку и всех соседей, выставляя напоказ все их странности и недостатки. Раз зимою катаясь на санках, на большой площадь, Кай повстречал высокую, стройную, ослепительно белую женщину — Снежную королеву. Она закутала его в свою шубу, поцеловала в лоб и он позабыл про Герду и бабушку. Снежная королева посадила его в сани и они понеслись вперёд.

    Никто не знал, куда подевался Кай, все решили, что он умер. Герда пролила немало слез, но отказалось в это верить. Она одела красные башмачки, поцеловала спящую бабушку и отправилась на поиски брата…

    Сказка Снежная королева слушать онлайн:

    Аудиосказка Ганса Христиана Андерсена Снежная королева в формате mp3 — слушать или скачать бесплатно.

    Андерсен, рассказывая в автобиографии историю создания одной из своих сказок, писал; «Чужой сюжет как бы вошел в мою плоть и кровь, я пересоздал его и тогда только выпустил в свет», И вот, спустя сто лет, поэтические сюжеты Андерсена пережили, в свою очередь, превращение в сказках Евгения Шварца. Они помогли Шварцу понять собственную художественную манеру, найти новые приемы в трудном жанре театральной сказки, Персонажи андерсеновской «Снежной королевы» получили у Шварца новую жизнь, потому что драматург нашел для своих героев характерные черты, пришедшие из современной жизни. Более решительной и мужественной стала Герда. Возник сатирический образ коммерции советника, сухаря, педанта, жадины и тупицы, который уверен, что он один мыслит правильно, глубоко и научно. Преобразилась и маленькая разбойница. Несколько смягчив в ней жестокость и взбалмошность безудержного сорванца, Шварц показал главное — уважение к мужеству Герды. Наконец, пришло новое действующее лицо — добрый, деятельный сказочник, помощник и руководитель попавших в беду детей. Он всегда рядом с Гердой, решившей спасти любимого брата от злых чар Снежной королевы. Он готов в любую минуту отдать жизнь за своих маленьких друзей. Так изменилась внутренняя жизнь андерсеновских героев у Шварца. В спектакле детскою театра удивительно сочетаются поэтичность Андерсена с мужеством и простотой Шварца.
    «Крибле-крабле-бумс», — стоило только услышать эти магические слова, и в зрительном зале становилось тихо. Потому что все знали: сейчас начнется, сейчас мы увидим Кея и Герду. Принца и Принцессу, Маленькую разбойницу и говорящих ворон, злую Снежную королеву и Преотвратитель-ного Советника, а еще будут поющие ступеньки и розовый куст, который чудом цветет зимой. Все это обещал показать наш главный друг, долговязый Сказочник с добрыми глазами и немного грустной улыбкой, в неизменной широкополой шляпе и длинном плаще. По его печальной улыбке мы догадывались, что любимых героев ждут опасности в пути, а по предметам, которые Сказочник таинственно извлекал из-под плаща (пистолет, шпаги, маски), понимали, что он в трудную минуту придет на помощь.
    «Крибле-крабле-бумс» — весело скрипят ступеньки. В комнате на чердаке светло и уютно. Зима, но в печке потрескивает огонь, а розовый куст весь в цветах. На сцене — веселый Кей и обаятельная Герда. А вот пришел важный господин в черном сюртуке с высоко поднятыми бровями на самодовольном гладком лице. Это — Советник. Таинственные зеленые блики, пробегающие по стенам, сопровождают появление Снежной королевы. А когда Кей целует се, он из милого, доброго, справедливого мальчика превращается в резкого, злого насмешника, а потом вдруг исчезает… Все. герои взволнованы, особенно Герда. Она решает во что бы то ни стало найти брата. Зритель с тревогой следит за опасными приключениями Гсрды, радуется, когда смышленая девочка побеждает злого и гадкого Советника, торжествует, когда Герда разгоняет трусливых дворцовых стражников, вооруженных до зубов. Сцены с Маленькой разбойницей- самые волнующие в спектакле. Диалоги хрупкой, маленькой Герды и сильной озорной дочери атаманши показывали, насколько подлинное мужество и упорное движение человека к цели сильнее разбойничьих кинжалов и угроз. Интересно было наблюдать, как необузданная натура Маленькой разбойницы подчинилась поэтическому обаянию Герды, се простым и потому очень убедительным словам.
    …Страна Снежной королевы поражала величием и холодной красотой. На сцене огромные, сверкающие айсбсрги. Воет ветер и сыплется снег. На самом верху айсберга на ледяном троне сидит Кей и складывает из ледяных звезд слово «вечность». Скользя по льдинам, с трудом добирается к нему Герда. Кей смотрит на сестру совершенно отсутствующим взглядом, движения его четки и размеренны. Он занят и хочет, чтобы ему не мешали, Герда в отчаянии. Она не знает, как оживить замерзшее сердце. Вдруг горячая слеза коснулась щеки Кея. И тут случилось чудо. Он пробудился от волшебного сна, улыбнулся Герде ясной, солнечной улыбкой, потом на его лице отразилось полное недоумение: что за странный мир вокруг них? Дети быстро покидают злую холодную страну. И вот уже снова поют ступеньки. В комнате на чердаке собрались Принц, и Принцесса, Маленькая разбойница, Бабушка, ворона и конечно, Сказочник. А розовый куст снова распустился, приветствуя вернувшихся Кея и Герду.

    Ганс Христиан Андерсен — Снежная королева читать онлайн

    Ганс Христиан Андерсен

    Снежная королева

    Рассказ первый

    ЗЕРКАЛО И ЕГО ОСКОЛКИ

    Ну, начнем! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь. Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, все же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во все лицо.

    Дьявола все это ужасно потешало. Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке. Все ученики тролля — у него была своя школа — рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде.

    — Теперь только, — говорили они, — можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете!

    И вот они бегали с зеркалом повсюду; скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые бы не отразились в нем в искаженном виде. Напоследок захотелось им добраться и до неба, чтобы посмеяться над ангелами и самим творцом. Чем выше поднимались они, тем сильнее кривлялось и корчилось зеркало от гримас; они еле-еле удерживали его в руках. Но вот они поднялись еще, и вдруг зеркало так перекосило, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы его осколков наделали, однако, еще больше бед, чем самое зеркало. Некоторые из них были не больше песчинки, разлетелись по белу свету, попадали, случалось, людям в глаза и так там и оставались. Человек же с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь дурные стороны, — ведь каждый осколок сохранял свойство, которым отличалось самое зеркало.

    Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда. Были между этими осколками и большие, такие, что их можно было вставить в оконные рамы, но уж в эти окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, только беда была, если люди надевали их с целью смотреть на вещи и судить о них вернее! А злой тролль хохотал до колик, так приятно щекотал его успех этой выдумки.

    Но по свету летало еще много осколков зеркала. Послушаем же про них.

    Рассказ второй

    МАЛЬЧИК И ДЕВОЧКА

    В большом городе, где столько домов и людей, что не всем и каждому удается отгородить себе хоть маленькое местечко для садика, и где поэтому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, но у них был садик побольше цветочного горшка. Они не были в родстве, но любили друг друга, как брат и сестра. Родители их жили в мансардах смежных домов. Кровли домов почти сходились, а под выступами кровель шло по водосточному желобу, приходившемуся как раз под окошком каждой мансарды. Стоило, таким образом, шагнуть из какого-нибудь окошка на желоб, и можно было очутиться у окна соседей.

    У родителей было по большому деревянному ящику; в них росли коренья и небольшие кусты роз — в каждом по одному, — осыпанные чудными цветами. Родителям пришло вголову поставить эти ящики на дно желобов; таким образом, от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Горох спускался из ящиков зелеными гирляндами, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями; образовалось нечто вроде триумфальных ворот из зелени и цветов. Так как ящики были очень высоки и дети твердо знали, что им нельзя карабкаться на них, то родители часто позволяли мальчику с девочкой ходить друг к другу по крыше в гости и сидеть на скамеечке под розами. И что за веселые игры устраивали они тут!

    Зимою это удовольствие прекращалось, окна зачастую покрывались ледяными узорами. Но дети нагревали на печке медные монеты и прикладывали их к замерзшим стеклам — сейчас же оттаивало чудесное кругленькое отверстие, а в него выглядывал веселый, ласковый глазок, — это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и

    Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а затем подняться на столько же вверх. На дворе перепархивал снежок.

    — Это роятся белые пчелки! — говорила старушка бабушка.

    — А у них тоже есть королева? — спрашивал мальчик; он знал, что у настоящих пчел есть такая.

    — Есть! — отвечала бабушка. — Снежинки окружают ее густым роем, но она больше их всех и никогда не остается на земле — вечно носится на черном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки; вот оттого— то они и покрываются ледяными узорами, словно цветами!

    — Видели, видели! — говорили дети и верили, что все это сущая правда.

    — А Снежная королева не может войти сюда? — спросила раз девочка.

    — Пусть-ка попробует! — сказал мальчик. — Я посажу ее на теплую печку, вот она ирастает!

    Но бабушка погладила его по головке и завела разговор о другом.

    Вечером, когда Кай был уже дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в маленький оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки; одна из них, побольше, упала на крайцветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, укутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звездочек. Она была так прелестна, так нежна, вся из ослепительно белого льда и все же живая! Глаза ее сверкали, как звезды, но в них не было ни теплоты, ни кротости. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Мальчуган испугался и спрыгнул со стула; мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

    На другой день был славный морозец, но затем сделалась оттепель, а там пришла и весна. Солнышко светило, цветочные ящики опять были все в зелени, ласточки вили под крышей гнезда, окна растворили, и детям опять можно было сидеть в своем маленьком садике на крыше.

    Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах; девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

    Розы цветут… Красота, красота!

    Скоро узрим мы младенца Христа.

    Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели па ясное солнышко и разговаривали с ним, — им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

    Конец ознакомительного отрывка

    Вы можете купить книгу и

    Прочитать полностью

    Хотите узнать цену?
    ДА, ХОЧУ

    История Снежной Королевы — сказки на ночь

    Это История Снежной Королевы . Давным-давно злой дьявол сделал странное зеркало. Все прекрасное и хорошее, отраженное в зеркале, стало искаженным и ужасным, а все некрасивое стало еще уродливее, чем прежде. В возбуждении дьявол унес его на Небеса, чтобы подшутить над богом. Едва он достиг Небес, как зеркало ужасно затряслось, вылетело из его рук, упало на землю и разлетелось на множество мелких осколков.Осколки зеркал были разбросаны по всей земле. Люди, у которых в глаза попадал осколок стекла, увидели бы все наперекосяк. У некоторых людей немного в сердце, которое начало превращаться в кусок льда.

    В большом городе жили двое детей по имени Кай и Герда. Они были соседями и лучшими друзьями. Каждый день они читали книжку с картинками, слушали рассказы своих бабушек и вместе выращивали розы. Однажды осколки зеркала демона внезапно попали в глаза Каю. С тех пор личность мальчика изменилась.Он находил Герду такой уродливой, а ее игры такими скучными.

    История Снежной Королевы — www.bedtimeshortstories.com

    Зимним днем ​​Кай привязал свои сани к другим большим. Странные сани доставили его туда, где были снежинки размером с белую курицу. Женщина, сидящая в огромных санях, была Снежной Королевой. Снежная королева увезла Кая в сани рядом с собой. Кай никогда не видел никого красивее Снежной королевы. Однако ее лицо казалось холодным, как лед, а кожа — белой, как снег.

    Снежная королева поцеловала Кая в лоб, заставив его сердце замерзнуть. Внезапно в сказке о снежной королеве маленький мальчик забыл маленькую Герду, свою бабушку и своих родителей. Затем она доставила его через леса и океаны к своему дворцу. Герда была убита горем из-за исчезновения Кая. Она решила переплыть реку на маленькой лодке, чтобы найти его. К сожалению, ее лодку унесло течением. Маленькая Герда ужасно испугалась. Лодка плыла к большому вишневому саду, в котором стоял небольшой дом.Герда позвала на помощь, и подошла старуха, опираясь на костыль. Она вытащила лодку костылем и вытащила Герду. Герда спросила женщину, видела ли она Кая. она ответила, что нет, и посоветовала ей не грустить, а остаться с ней, попробовать ее вишню, посмотреть ее цветы, каждый из которых может рассказать историю.

    Старуха разбиралась в колдовстве. Она хотела, чтобы Герда осталась с ней навсегда, поэтому она разгладила волосы девушки золотым гребешком, из-за чего девушка полностью забыла о своем маленьком друге Кай.Боясь, что если Герда увидит розы, она вспомнит Кая, старуха заставила все розы в своем саду погрузиться в землю. Герда любила все цветы, но думала, что одного вида не хватает.

    Однажды Герда увидела, что на шляпе старухи нарисована красивая красная роза. Она выбежала в сад, чтобы найти ту, но розы не нашлось. Чувствуя себя очень разочарованным, она плакала. Это было чудо, что как только слеза Герды упала на землю, внезапно вырос красивый куст роз.Герда поцеловала розы. Затем она подумала о собственных розах дома и о Кай. Она поспешила найти Кая.

    Когда Герда шла темным лесом, ее схватили грабители. Они собирались убить ее, но их дочь умоляла позволить ей оставить Герду поиграть. Чтобы развеселить ее, они согласились. Когда Герда рассказала девушке о Кай, лесные голуби прервали их разговор о том, что они видели Кая со Снежной Королевой, направлявшейся к ее вечному замку на краю света. Девушка-грабитель попросила оленя отвести Герду в замок Снежной Королевы.После бега днем ​​и ночью олени наконец увезли Герду на край света. Герда встретила там женщину, которая была чародейкой. Олень умолял женщину дать Герде силу двенадцати мужчин, чтобы победить Снежную королеву. Женщина объяснила, что Герда уже обладала большой силой внутри себя, поскольку она путешествовала так далеко босиком и заставляла людей и животных служить ей.

    Женщина рассказала Герде дорогу во дворец Снежной Королевы. Он был засыпан снегом. Снежинки имели странную форму.Некоторые были похожи на больших дикобразов, другие на скопления змей. Некоторые были похожи на свирепых медведей. Герда нервно бежала, читая молитву Господню. Ее дыхание стало дымом и превратилось в маленьких ангелочков! Ангелы поразили все снежинки и помогли Герде благополучно добраться до замка Снежной Королевы.

    В самой большой комнате замка сидел Кай, собирая из кусочков льда узоры. Снежная королева пообещала ему, что если он сможет написать слово «вечность», он сможет стать самим себе хозяином.Хотя Снежная королева отсутствовала так долго, Кай не мог разобрать это слово. Он был синим, почти черным от холода, но сидел неподвижно и неподвижно и смотрел на свои куски льда.

    Внезапно история снежной королевы приняла другой оборот, когда в замок вошла маленькая Герда. Она попыталась пройти через пронизывающий ветер. Увидев Кая, она была так счастлива. Она прижала его к себе и воскликнула: «Дорогой маленький Кай! Я наконец нашел тебя! » Но Кай сидел неподвижно, неподвижно и холодно. Герда расплакалась.Ее горячие слезы упали ему на грудь и проникли в его сердце. Они растопили кусок льда и разрушили в нем осколок стекла. Кай посмотрел на Герду и заплакал, и зеркало вылезло из его глаза. Он обнял ее. Куски льда плясали от радости. Лежа, они образовали слово «вечность». Итак, теперь Кай был сам себе хозяином.

    Снежная королева внезапно пришла домой. Она попросила Кая остаться и править вечным замком вместе с ней. Кай попросил Снежную Королеву сдержать свое обещание и отпустил его, чтобы он вернулся домой с Гердой.Снежная королева очень рассердилась и создала ледяной ветер и попросила свои чудовищные снежинки напасть на Герду. Кай быстро прижал Герду к себе. Это было так чудесно. Их тела исходили от яркого света, который растапливал снег. Снежная королева в ужасе вскрикнула и исчезла в воздухе.

    Взявшись за руки, Кай и Герда радостно побежали. Куда бы они ни пошли, ветер стих, лед растаял, и выглянуло солнце. Кай и Герда вместе вернулись домой. Дома все осталось без изменений.Розы все еще цвели. Они увидели друг друга. Теперь они выросли, но их дружба по-прежнему оставалась такой же близкой, как и раньше. Преодолев множество испытаний, Кай и Герда счастливо жили вместе. История Снежной Королевы означает хорошую дружбу, которая была побеждена дьявольской магией и растопила вечный лед.

    Вот краткое изображение « История Снежной Королевы ». Смотрите видео-рассказ ниже,

    Видео о Снежной Королеве

    Сказка Снежной Королевы ~ Сказка на ночь для детей

    Это сказка о Снежной Королеве.Он был адаптирован из версии Ганса Христиана Андерсена и представлен вам изданием Stories to Grow by.

    Зеркало волшебника

    Однажды БЫЛ ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИК, который создал зеркало с помощью своей темной магии. Если перед зеркалом ставили что-нибудь хорошее или красивое, то отражавшееся на нем отражение было только гнилым и серым.

    Волшебник рассмеялся. Он хотел показать свое злое зеркало всему миру! Он взял его и взлетел высоко в небо.

    Спасибо художнику, Ema, 9, Литва

    Он летел так быстро, что зеркало начало трястись. Он не мог больше держаться за это, и зеркало упало! Он врезался в множество крошечных острых осколков стекла, лежащих на земле.

    Ветер разнес стекла повсюду. С тех пор, если хоть один осколок этого злого стекла попадет в чей-нибудь глаз, этот человек будет видеть в людях только плохое и темное, а не хорошее. Так вот как было на той земле.

    Спустя годы мальчик по имени Кай и девочка по имени Герда стали друзьями. Они жили по соседству друг с другом. У них обоих были спальни на чердаке. Когда они открыли свои чердачные окна, они были так близко, что могли дотянуться и коснуться пальцев.

    Спасибо художнику, Ardinaryas

    Между двумя крышами проходил старый желоб. В сточной канаве, по которой текла вода, семьи разбили сад с овощами и розами. Это было похоже на собственный сад Кая и Герды.Семьи Кая и Герды были бедными. Не было игрушек, с которыми можно было бы играть. Но они не возражали. Они играли в своем саду на крыше и были счастливы.

    Однажды Герда и Кай пропололи сад на крыше. Вдруг пронесся порыв ветра. Он дул острым осколком этого злого стекла прямо в глаз Кая. Он встал, наступив на розы. «Я не хочу больше пропалывать этот дурацкий сад!» он сказал.

    «Хорошо, — сказала Герда. «Вы знаете, что наступаете на розы? Как насчет игры в хлопки?»

    Но Кай закричал: «Меня не волнует, наступлю ли я на все розы! И я никогда не хочу играть с тобой, Герда.Когда-нибудь снова! «

    Снежная королева

    На следующий день Кай поехал в город на своих санях. Ах, эти сани были такими медленными! По дороге очень быстро мчались большие белые сани. Сани подошли к Каю и при этом немного притормозили. У Кая была идея. Он быстро привязал веревку своих саней к их задней части. Теперь он мог ехать сзади на своих санях! Но Кай не знал, что за рулем саней была злая Снежная королева.

    Снежная королева в своей белой шубе очень хорошо знала, что Кай был в дороге. Когда она подошла ближе, она притормозила сани, чтобы дать ему возможность привязать веревку. Она не обернулась, чтобы посмотреть. Она знала, что Кай мчится за ней. Скоро он замерзнет от холода. Тогда, она знала, будет легко сделать его своим.

    Снежная королева поехала. Когда она поняла, что Кай, должно быть, очень холодно, она остановила сани. Она подошла к мальчику.»Хочешь прокатиться на моих больших санях?» — сказала Снежная Королева. «Я могу сделать так, чтобы ты не чувствовал холода». Кай вздрогнул. «Я поцелую тебя в щеку. Тогда тебе больше не будет холодно ».

    Спасибо художнику, Лилиан, 9, остров Мэн

    Кай кивнул. Она поцеловала его в щеку. Он больше не чувствовал холода.

    «А теперь еще один поцелуй», — сказала Снежная Королева. «С этим вы забудете о Герде и своей семье.Прежде чем Кай успел что-то сказать, Снежная Королева поцеловала другую щеку. Она засмеялась и сказала: «Если я поцеловала тебя в третий раз в лоб, ты умрешь. Но у меня есть кое-что, что ты должен сделать для меня в моем дворце. Затем она села в свои сани и поехала дальше.

    Где был Кай?

    Кай в тот день не вернулся домой. Или на следующий день после этого. Вы можете себе представить, как все были расстроены! Они сказали, что бедный Кай, должно быть, утонул в реке.Герда побежала к реке. Она крикнула мчащимся мимо водам — ​​Это правда? Река не сказала бы. Герда сняла красные туфли и подняла их.

    Спасибо художнику, Меган, 14, США

    Она сказала, что бросит свои красные туфли в реку, если только река вернет Кая. Но река не позволяла ей бросить туфли. Так Герда знала, что ему нельзя находиться под водой.

    Но где он был?

    Герда много раз ходила в поисках Кая.Она пошла к ведьме. Ведьма пыталась обманом заставить Герду остаться с ней навсегда. Герда выбежала очень быстро, как раз вовремя. Потом она встретила ворона. Ворона сказала Герде, что, чтобы найти Кая, она должна пойти во дворец принцессы.

    Так Герда пошла во дворец принцессы. Она ничего не знала о Кай. Но она подарила Герде теплую одежду и красивую карету, на которой она могла бы ехать по дороге.

    Девушка-грабитель

    Герда ехала в своей карете, когда сзади выскочила банда грабителей.Грабителей вела грабительница. Девушка-грабитель заставила Герду сесть в карету. Затем она взяла бразды правления в свои руки. А Герда была ее пленницей!

    Спасибо художнику, Сара, 6, США

    Бедная Герда! Она потеряла тренера. Она была пленницей. И она не знала больше, чем когда-либо, где найти Кая.

    Девушка-грабитель отвела Герду в дом, где она жила. Герде приходится спать в сарае, в углу рядом с оленями.

    Когда разбойница ушла, Герда закричала: «О, Кай, где ты?» Две белые голуби высоко на чердаке сарая услышали ее крик.

    Спасибо художнику, IBAA, 12, Мальдивы

    Один голубь сказал ей: «Мы помним, что видели того мальчика Кая, о котором вы говорите».

    «Да?» — сказала Герда.

    «Какой это был печальный день! — сказал другой голубь. — Это было, когда Снежная Королева проезжала мимо на своих санях. Мальчик Кай ехал сзади на своих санях, очень быстро.«

    «Мы сидели в своем гнезде», — сказал первый голубь. «Когда эта злая Снежная Королева прошла мимо, она повернулась и дышала на нас». Голубь не мог закончить, а другой сказал: «Только мы с братом жили после этого!»

    «Как ужасно! Мне так жаль тебя, — сказала Герда. «Но вы видели моего дорогого Кая? Куда направлялись сани? »

    «Скорее всего, Снежная Королева собиралась в свой дворец в Лапландии», — сказал первый голубь. «Вот где снег и лед круглый год.”

    Спасибо художнику, Selvalakshmi, 7, USA

    «Как я найду это место, Лапландия?» — сказала Герда.

    Тогда заговорил олень, привязанный к столбу. «Я знаю о Лапландии все, — сказал олень. «Здесь я родился».

    «Пожалуйста, не могли бы вы отвезти меня туда?» — сказала Герда.

    «Да, я мог бы, если бы только мы с тобой были свободны от этого места. Но кто знает, как долго мы должны здесь оставаться? »

    Девушка-грабитель все это время находилась за дверью сарая.В конце концов, она не была такой уж злой. Она вошла в сарай и перерезала веревки, которыми были привязаны олени. Она помогла Герде сесть на оленя и дала ей подушку, чтобы она села. Она даже подарила Герде пару меховых сапог, две буханки хлеба и кусок бекона. «А теперь уходи», — сказала девушка-разбойница. «Найди своего друга».

    Герда и олени, словно ветер, улетели прочь. Они ехали и ехали, пока не стемнело. Затем им нужно было найти место, где можно переночевать.

    Два посещения

    Они постучали в дверь хижины.Дверь открыла старуха и поприветствовала их. Герда и олень рассказали ей о своих поисках Кая. Старуха сказала: «Тебе предстоит еще долгий путь до Лапландии. Дворец Снежной Королевы находится в 100 милях от отеля ».

    «Как мы его найдем?» — сказала Герда.

    «Окна ее дворца горят голубым светом, который виден за многие мили вокруг, — сказала она. — Вы не можете пропустить это.

    Спасибо художнику, Милани, 11, США

    Но когда вы доберетесь туда, не подходите прямо ко дворцу.Сначала поищите рядом хижину с красной дверью. В этой хижине живет знакомая мне лапландка. Старуха взяла кусок сушеной рыбы и написала на нем несколько слов. «Дайте ей эту рыбу, — сказала старуха, — и она вам поможет».

    На следующий день олени и Герда ехали так быстро, как могли. Они летели как ветер три дня. На третий день они увидели издалека синие огни. Подойдя поближе, они увидели, что это большой темный дворец. Неподалеку, как и сказала старуха, была хижина с красной дверью.К тому времени они были очень холодными и голодными. И рада, когда лапландка открыла дверь и позволила им согреться у ее костра.

    Герда сказала ей, что они пришли искать ее дорогого друга Кая. И того Кая в последний раз видели со Снежной Королевой. Она передала рыбу лапландской женщине.

    Спасибо художнику, Найеллин

    Она трижды прочитала слова на рыбе. Затем она поставила его в кастрюлю на огонь для супа, так как никогда ничего не хотела тратить зря.

    «Он вам вообще что-нибудь сказал?» — воскликнула Герда.

    Олень сказал: «Что-нибудь, чтобы дать Герде силу десяти человек?»

    «Сила десяти человек!» — раздраженно сказала женщина из Лапландии. «Это было бы очень мало толку. Никто не может сделать для этой девушки ничего такого, что она не могла бы сделать для себя! »Она повернулась к Герде.« У твоего друга Кая в глаз попало плохое стекло. Вот почему Снежная королева забрала его. К настоящему времени она, вероятно, поцеловала его дважды. Это дает ей полную власть над ним.”

    «Конечно, что-то можно сделать!» — воскликнула Герда.

    «Может быть», — сказала женщина из Лапландии. Она повернулась к оленям. «Отведи Герду во дворец Снежной Королевы. Вы увидите куст с красными ягодами, наполовину засыпанными снегом. Положите ее в куст и подождите, пока она пойдет искать Кая. И Герду», — сказала она, повернувшись к девушка, «ты должна кое-что знать. Когда ты найдешь Кая, он не захочет уходить. Он в ее власти. Он думает, что ее дворец — самое лучшее место в мире.Он совсем забыл о тебе ».

    «Что мне делать?» — закричала Герда.

    «Посмотрите, что вы уже сделали! — сказала женщина из Лапландии. — Посмотрите, как далеко вы уже продвинулись».

    И Герда села на оленей, и они пошли.

    Дворец Снежной Королевы

    «О нет!» — сказала Герда, когда хижины больше не было видно. «Я забыл свои меховые сапоги!» Но возвращаться было некогда.Итак, они пошли.

    Герда слезла с оленей в кустах с красными ягодами.

    Спасибо художнику, Милани, 11, США

    Вот она, без сапог, с босыми ногами в холодном снегу. Но дворец Снежной Королевы был прямо перед ней, его синие огни горели в окнах. Герда пошла дальше.

    По дороге она позвала и позвала Кая. Наконец-то он был! Он сидел на вершине замерзшего озера, стоя на коленях.На озере восседал трон, и оно было пустым. Снежная королева дала Каю задание выразить куски льда словами. Другие кусочки льда он должен превратить в числа. Ибо это замерзшее озеро было Озером Разума. А трон был самым троном Снежной Королевы.

    «Кай!» — позвала Герда. Но он не поднял глаз.

    Кожа Кая была темно-синей, как будто он был заморожен. У него осталось так мало чувств, что он даже не заметил холода. Снежная королева отсутствовала, а Кай был занят своим делом, работая на замерзшем озере.Он перемещал один кусок льда сюда, а другой туда, составляя слова и числа.

    Спасибо художнику, robmmad16

    «Кай!» — снова позвала Герда. Тем не менее Кай не поднял глаз. Герда подбежала к его лицу. «Кай! Кай! »

    Наконец, Кай поднял глаза. Но он смотрел прямо мимо нее своими глубокими темными глазами и совсем не видел ее. Герда расплакалась. На озере дул холодный и резкий ветер. Герда воскликнула: «Кай, ты где?» одна из ее слез хлынула прямо на лицо Кая.

    Слеза обожгла его лицо, и все лицо стало горячим. Тогда Кай тоже плакал.

    «Герда!» сказал Кай, «это ты?» Кай вздрогнул. Он плакал от радости, потому что злое стекло смыло с его глаза. Кай взял Герду за руки. Хотя они оба были заморожены, у каждого из них было тепло внутри.

    Поездка домой

    Герда и Кай, взявшись за руки, пошли обратно к кусту с красными ягодами, где их ждали олени.Пока они шли, выходило солнце, согревало и сушило их. Ветер прекратился, и начали щебетать птицы. Прежде чем они это осознали, перед ними был олень.

    Олени забрали первую старуху, которая подарила Герде новую пару меховых сапог. У каждого из них тоже была меховая шапка. Как олени везли их в долгую дорогу домой, кто шел по дороге, но разбойница! Она ехала в карете, которую взяла у Герды, но Герда все равно была рада ее видеть.

    Девушка-грабитель сказала Герде: «Значит, это подруга, ради спасения которой ты путешествовала по всему миру. Надеюсь, он того стоил! » Все улыбались.

    Девушка-разбойница сказала, что они должны сесть на ее сани, и она отвезет их домой. Когда они наконец вернулись домой, было лето. К их большому удивлению, все они выросли.

    В последующие годы Герда и Кай остались лучшими друзьями. Больше не было приключений со Снежной Королевой или холодным морозным севером, и каждый жил тихой жизнью.Но в глубине души они знали, что несмотря ни на что, они всегда будут заботиться друг о друге.

    Думай и делись вопросами: См. Другие комментарии детей ниже!

    Вопрос 1: Почему Герда продолжала искать Кая после того, как он был с ней груб?

    Вопрос 2: О чем подумала мудрая старуха, когда сказала: «Никто не может сделать для тебя ничего такого, что ты не мог бы сделать для себя?»

    Снежная королева Ганса Христиана Андерсена

    Двух друзей разделяют Снежная королева и ледяное сердце.

    История гласит:
    62 113

    Это старинная сказка , может содержать насилие. Мы рекомендуем родителям прочитать заранее, если ваш ребенок чувствителен к таким темам.

    Щелкните, чтобы перейти непосредственно к главам ……

    История первая: в которой описывается зеркало и его разбитые фрагменты
    История вторая: мальчик и девочка
    История третья: Очарованный цветочный сад
    История четвертая: принц и принцесса
    Пятая история: Маленькая разбойница
    Шестая история: Лапландская женщина и Финляндия
    Седьмая история: Дворец Снежной Королевы и что там наконец-то произошло

    ПЕРВАЯ ИСТОРИЯ
    ОПИСАНИЕ СМОТРЕТЬ СТЕКЛО И ЕГО РАЗЛОМАННЫЕ ФРАГМЕНТЫ

    Вы должны обратить внимание на начало этой истории, потому что, когда мы дойдем до конца, мы узнаем больше, чем сейчас, об очень злом хобгоблине; он был одним из самых озорных духов, потому что он был настоящим демоном.

    Однажды, когда он был в веселом настроении, он сделал зеркало, которое обладало способностью уменьшать почти все хорошее или прекрасное, что отражалось в нем, в то время как все бесполезное и плохое увеличивалось до десяти размеров. раза хуже, чем было на самом деле.

    Самые прекрасные пейзажи казались вареными шпинатом, и все люди становились ужасными и выглядели так, как будто они стояли на голове и не имели тела. Их лица были настолько искажены, что никто не мог их узнать, и даже одна веснушка на лице, казалось, распространилась по всему носу и рту.Демон сказал, что это было очень забавно. Когда добрая или святая мысль проходила в голове у кого-то, в зеркале виднелась морщинка, а потом демон смеялся над своим хитрым изобретением.

    Все, кто ходил в школу демона — поскольку он держал школу — повсюду рассказывали о чудесах, которые они видели, и заявляли, что теперь люди впервые могут увидеть, каков мир и его жители на самом деле. Они носили стекло повсюду, пока, наконец, не осталось ни земли, ни народа, на которых бы не смотрели через это искаженное зеркало.

    Они хотели даже взлететь с ним на небеса, чтобы увидеть ангелов, но чем выше они взлетали, тем более скользким становилось стекло, и они с трудом могли его удержать. Наконец он выскользнул из их рук, упал на землю и разлетелся на миллионы частей.

    Но теперь зеркало причиняло больше несчастий, чем когда-либо, потому что некоторые из осколков были не такими большими, как песчинка, и они разлетались по миру, в каждую страну. И когда один из этих крошечных атомов влетел в глаз человека, он застрял там, незнакомый ему самому, и с этого момента он смотрел на все неправильно, и мог видеть только худшую сторону того, на что он смотрел, потому что даже самый маленький фрагмент сохранялся. та же сила, которая принадлежала всему зеркалу.

    Некоторые люди даже получили осколок зеркала в своих сердцах, и это было ужасно, потому что их сердца стали холодными и твердыми, как кусок льда. Некоторые части были настолько большими, что их можно было использовать как оконные стекла; было бы действительно печально смотреть на наших друзей через них. Из других частей были превращены в очки, и это было ужасно, потому что те, кто их носил, не видели ничего ни правильно, ни справедливо. При всем этом злой демон смеялся до тех пор, пока его бока не задрожали, чтобы увидеть зло, которое он сделал.Несколько этих маленьких осколков стекла все еще плавают в воздухе, и теперь вы услышите, что случилось с одним из них.

    ВТОРАЯ ИСТОРИЯ
    МАЛЬЧИК И МАЛЕНЬКАЯ ДЕВОЧКА

    В большом городе, полном домов и людей, нет места, чтобы у всех был даже небольшой сад. Большинство людей вынуждены довольствоваться несколькими цветами в горшках.

    В одном из этих больших городов жили двое бедных детей, у которых был сад немного больше и лучше, чем несколько цветочных горшков.Они не были братом и сестрой, но любили друг друга почти так же сильно, как если бы были. Их родители жили друг напротив друга на двух чердаках, где крыши соседних домов почти стыковались друг с другом, а между ними проходил водопровод. В каждой крыше было маленькое окошко, так что любой мог переступить через сточную канаву от одного окна к другому.

    У родителей каждого из этих детей был большой деревянный ящик, в котором они выращивали кухонные овощи для собственного потребления, и в каждом ящике был маленький розовый куст, который пышно рос.

    Через некоторое время родители решили поставить эти два ящика поперек водопровода, так, чтобы они тянулись от одного окна до другого и выглядели как два ряда цветов. Душистый горошек свисал над ящиками, а из кустов роз росли длинные ветви, которые поднимались над окнами и собирались вместе почти как триумфальная арка из листьев и цветов.

    Ящики были очень высокими, и дети знали, что нельзя взбираться на них без разрешения; но им часто давали возможность выйти и посидеть на своих маленьких стульях под кустами роз или тихо поиграть вместе.

    Зимой все это удовольствие заканчивалось, потому что окна иногда сильно промерзали. Но они нагревали медные пенни на плите и прижимали теплые пенни к замерзшему стеклу; тогда вскоре будет небольшое круглое отверстие, через которое они смогут выглянуть, и мягкие, яркие глаза маленького мальчика и девочки будут сиять через отверстия в каждом окне, когда они смотрят друг на друга.

    Их звали Кей и Герда. Летом они могли быть вместе, прыгнув из окна, но зимой им приходилось подниматься и спускаться по длинной лестнице и выходить через снег, прежде чем они могли встретиться.

    «Смотрите! — роятся белые пчелы », — сказала однажды старая бабушка Кей, когда шел снег.

    «Есть ли у них пчелиная матка?» спросил маленький мальчик, потому что он знал, что у настоящих пчел всегда есть матка.

    «Конечно, есть», — сказала бабушка. «Она летит туда, где рой самый густой. Она самая большая из них и никогда не остается на земле, а взлетает к темным облакам. Часто в полночь она летает по улицам города и дышит своим морозным дыханием в окна; затем лед замерзает на стеклах в чудесные формы, похожие на цветы и замки.”

    «Да, я их видел», — сказали оба ребенка; и они знали, что это должно быть правдой.

    «Снежная королева может войти сюда?» спросила маленькая девочка.

    «Только позволь ей прийти», — сказал мальчик. «Я поставлю ее на теплую плиту, и она растает».

    Бабушка пригладила ему волосы и рассказала ему еще несколько историй.

    В тот же вечер, когда маленькая Кей была дома, полураздетая, он забрался на стул у окна и выглянул в маленькую круглую дырочку.Упало несколько снежинок, и одна из них, намного крупнее остальных, приземлилась на край одного из цветочных ящиков.

    Как ни странно, эта снежинка становилась все больше и больше, пока, наконец, не приняла форму женщины, одетой в одежду из белой марли, которая выглядела как миллионы звездных снежинок, соединенных вместе. Она была хороша и красива, но сделана из льда — блестящего, ослепительного льда. И все же она была жива, и ее глаза сверкали, как яркие звезды, хотя в них не было ни покоя, ни покоя.

    Она кивнула в сторону окна и махнула рукой. Мальчик испугался и вскочил со стула, и в то же мгновение ему показалось, что большая птица прилетела к окну.

    На следующий день был сильный мороз, и очень скоро наступила весна. Солнце сияло; распустились молодые зеленые листья; ласточки строили свои гнезда; окна были открыты, и дети снова сидели в саду на крыше, высоко над всеми другими комнатами.

    Как красиво распустились розы этим летом! Маленькая девочка выучила гимн, в котором говорилось о розах.Она подумала об их собственных розах, и она спела гимн маленькому мальчику, и он тоже спел:

    «Розы цветут и увядают;
    Младенец Христос пребудет всегда.
    Благословенны мы, Его лицо видеть
    И когда бы то ни было маленькими детьми ».

    Тогда малыши взяли друг друга за руки и поцеловали розы, и посмотрели на яркий солнечный свет, и заговорили с ним, как будто Младенец Христос действительно был там.

    Это были чудесные летние дни.Как красиво и свежо было это среди розовых кустов, которые, казалось, никогда не перестанут цвести.

    Однажды Кай и Герда сидели и смотрели книгу с изображениями животных и птиц. В этот момент, когда часы на церковной башне пробили двенадцать, Кей сказал: «О, что-то поразило мое сердце!» и вскоре после этого: «В моем глазу определенно что-то есть».

    Маленькая девочка обняла его за шею и посмотрела ему в глаза, но ничего не увидела.

    «Я считаю, что его больше нет», — сказал он.Но этого не было; это был один из тех осколков зеркала — того волшебного зеркала, о котором мы говорили, — уродливого стекла, в котором все великое и хорошее казалось маленьким и уродливым, в то время как все злое и плохое становилось более видимым, и все можно было ясно увидеть небольшую ошибку.

    Бедный маленький Кей также получил небольшой осколок в сердце, которое очень быстро превратилось в кусок льда. Он больше не чувствовал боли, но стекло все еще было на месте.

    «Почему ты плачешь?» сказал он наконец.«Из-за этого ты выглядишь некрасиво. Сейчас со мной все в порядке. Ой, тьфу! » он закричал внезапно; «Эта роза изъедена червями, а эта довольно кривая. В конце концов, это уродливые розы, как и ящик, в котором они стоят ». А потом он пнул коробки ногой и сорвал две розы.

    «Почему, Кей, что ты делаешь?» воскликнула маленькая девочка; а потом, когда он увидел, как она опечалена, он сорвал еще одну розу и прыгнул в собственное окно, прочь от милой маленькой Герды.

    Когда потом она достала книжку с картинками, он сказал: «Она подходит только для младенцев в длинной одежде», и когда бабушка рассказывала сказки, он прерывал ее «но»; или иногда, когда ему удавалось это сделать, он садился за ее стул, надевал очки и очень ловко подражал ей, чтобы рассмешить людей.

    Постепенно он начал имитировать речь и походку людей на улице. Все, что было странным или неприятным в человеке, которому он непосредственно подражал, и люди говорили: «Этот мальчик будет очень умным; у него замечательный гений ». Но именно осколок стекла в его глазу и холод в его сердце заставили его так поступить. Он даже дразнил маленькую Герду, которая любила его всем сердцем.

    Его игры тоже были совсем другими; они не были такими детскими. Однажды зимним днем, когда выпал снег, он принес горящий стакан, затем, протянув юбку своего синего пальто, позволил снежинкам упасть на него.

    «Посмотри в этот стакан, Герда», — сказал он, и она увидела, как каждая снежинка увеличивалась и выглядела как прекрасный цветок или сверкающая звезда.

    «Разве это не умно, — сказал Кей, — и намного интереснее, чем смотреть на настоящие цветы? В нем нет ни одной неисправности. Снежинки идеальны, пока не начнут таять ».

    Вскоре после этого появился Кей в больших толстых перчатках и с санями за спиной. Он позвал наверх Герду: «Мне разрешено пойти на большую площадь, где другие мальчики играют и катаются.И он пошел прочь.

    На большой площади самые смелые из мальчиков часто привязывали свои санки к фургонам деревенских жителей, чтобы их прокатили. Это было здорово. Но пока они все развлекались, а с ними Кей, проехали большие сани; он был выкрашен в белый цвет, и в нем сидел кто-то, закутанный в грубый белый мех и в белой шапочке.

    Сани дважды обогнули площадь, и Кай привязал к ним свои сани, так что, когда они ушли, он поехал с ними.Он шел все быстрее и быстрее прямо через следующую улицу, и человек, который ехал, повернулся и вежливо кивнул Кей, как будто они были хорошо знакомы друг с другом; но всякий раз, когда Кей хотел ослабить свои маленькие санки, возница поворачивался и кивал, как бы показывая, что он должен остаться, поэтому Кей сидел неподвижно, и они выезжали через городские ворота.

    Потом снег начал падать так сильно, что маленький мальчик не мог видеть перед собой ладони, но они продолжали ехать. Он внезапно ослабил трос, так что большие сани могли ехать без него, но это было бесполезно; его карета крепко держалась, и они понеслись, как ветер.Потом он громко крикнул, но его никто не услышал, а снег бился по нему, и сани летели вперед. То и дело прыгало, как будто они перебирались через живые изгороди и канавы. Мальчик испугался и попытался помолиться, но ничего не мог вспомнить, кроме таблицы умножения.

    Снежинки становились все больше и больше, пока не стали похожи на больших белых птиц. Вдруг они прыгнули набок, большие сани остановились, и человек, который их водил, поднялся.Мех и шапка, полностью сделанные из снега, упали, и он увидел женщину, высокую и белую; это была Снежная королева.

    «Мы ехали хорошо», — сказала она; «А почему ты так дрожишь? Вот, залезай в мой теплый мех ». Затем она усадила его рядом с собой в сани, и, когда она обматывала его мехом, ему казалось, что он тонет в сугробе.

    «Тебе еще холодно?» — спросила она, поцеловав его в лоб. Поцелуй был холоднее льда; оно дошло до его сердца, которое уже превратилось в кусок льда.Ему казалось, что он умирает, но только на мгновение — вскоре он выглядел вполне здоровым и не замечал холода вокруг себя.

    «Мои сани! Не забудь мои сани », — была его первая мысль, а потом он взглянул и увидел, что они привязаны к одной из белых птиц, летевших за ним. Снежная королева снова поцеловала маленького Кея, и к этому времени он уже забыл маленькую Герду, свою бабушку и все дома.

    «Теперь ты не должен больше целоваться, — сказала она, — или я должна поцеловать тебя до смерти.”

    Кей посмотрела на нее. Она была так прекрасна, что он не мог представить себе более прекрасного лица; Теперь она не казалась сделанной изо льда, как тогда, когда он видел ее через окно, и она кивнула ему.

    В его глазах она была идеальной, и он совсем не боялся. Он сказал ей, что умеет мысленно считать до дробей и что он знает количество квадратных миль и количество жителей в стране. Она улыбнулась, и ему пришло в голову, что она думает, что он еще не так много знает.

    Он оглядел бескрайнее пространство, пока она взлетала все выше и выше вместе с ним над черным облаком, в то время как шторм дул и завывал, как будто пел песни старины. Они летали над лесами и озерами, над морем и сушей; внизу ревел дикий ветер; выли волки, и потрескивал снег; над ними летали черные кричащие вороны, а выше всего сияла луна, ясная и яркая — так Кей прошел через долгую долгую зимнюю ночь, а днем ​​спал у ног Снежной Королевы.

    ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ
    Зачарованный ЦВЕТОЧНЫЙ САД

    Но как поживала маленькая Герда в отсутствие Кая?

    Никто не знал, что с ним сталось, и никто не мог дать ни малейшей информации, за исключением мальчиков, которые сказали, что он привязал свои сани к другим очень большим саням, которые проехали по улице и выехали к городским воротам. Никто не знал, куда это делось. По нему было пролито много слез, и маленькая Герда долго горько плакала. Она сказала, что знала, что он, должно быть, мертв, что он утонул в реке, которая протекала недалеко от школы.Долгие зимние дни были очень унылыми. Но наконец пришла весна с теплым солнцем.

    «Кей мертв и ушел, — сказала маленькая Герда.

    «Не верю», — сказал солнечный свет.

    «Он мертв и ушел», — сказала она воробьям.

    «Мы не верим в это», — ответили они, и наконец маленькая Герда начала в этом сомневаться.

    «Я надену свои новые красные туфли, — сказала она однажды утром, — те, которых Кей никогда не видела, а затем спущусь к реке и попрошу его.”

    Было довольно рано, когда она поцеловала свою старую бабушку, которая все еще спала; затем она надела свои красные туфли и вышла совершенно одна за городские ворота к реке.

    «Это правда, что вы забрали у меня моего маленького приятеля?» она сказала реке. «Я отдам тебе свои красные туфли, если ты вернешь его мне».

    И казалось, будто волны странным образом кивали ей. Затем она сняла свои красные туфли, которые ей нравились больше всего на свете, и бросила их обе в реку, но они упали у берега, и маленькие волны унесли их обратно на сушу, как будто река не отнимала у нее то, что она любила больше всего, потому что это не могло вернуть ей маленькую Кей.

    Но она думала, что туфли выброшены недостаточно далеко. Затем она забралась в лодку, которая лежала среди камыша, и снова бросила туфли с дальнего конца лодки в воду; но он не был застегнут, и ее движение отбросило его прочь от земли. Увидев это, она поспешила добраться до конца лодки, но прежде чем она успела это сделать, она оказалась на расстоянии более ярда от берега и уносилась быстрее, чем когда-либо.

    Маленькая Герда очень испугалась. Она заплакала, но никто ее не слышал, кроме воробьев, и они не могли вынести ее на сушу, но они летели вдоль берега и пели, как бы утешая ее: «Вот и мы! Мы здесь!»

    Лодка плыла по течению, и маленькая Герда сидела неподвижно, на ногах только свои чулки; красные туфли плыли за ней, но она не могла добраться до них, потому что лодка держала так много заранее.

    Берега по обе стороны реки были очень красивыми. Там были красивые цветы, старые деревья, пологие поля, на которых паслись коровы и овцы, но не было видно ни одного человека.

    «Может быть, река перенесет меня к маленькому Каю», — подумала Герда, потом повеселела, подняла голову и посмотрела на прекрасные зеленые берега; и так лодка плыла несколько часов.

    Наконец она подошла к большому вишневому саду, в котором стоял небольшой дом со странными красными и синими окнами.У него также была соломенная крыша, а снаружи стояли два деревянных солдата, которые подносили ей оружие, когда она проплывала мимо. Герда позвала их, потому что она думала, что они живы; но, конечно, они не ответили, и, когда лодка приближалась к берегу, она увидела, что это были на самом деле.

    Тогда Герда позвала еще громче, и из дома вышла очень старая женщина, опираясь на костыль. На ней была большая шляпа, чтобы прикрыть ее от солнца, и на ней были нарисованы всевозможные красивые цветы.

    «Бедное дитя, — сказала старуха, — как тебе удалось пройти такое большое-большое расстояние в большой мир на таком быстром, бегущем потоке?» И тогда старуха вошла в воду, схватила лодку костылем, вытащила ее на берег и вытащила маленькую Герду.И Герда была рада снова почувствовать себя на сухой земле, хотя и побаивалась странной старухи.

    «Подойди и расскажи мне, кто ты, — сказала она, — и как ты сюда попал».

    Тогда Герда рассказала ей все, а старуха покачала головой и сказала: «Хем-хем»; и когда Герда закончила, она спросила старуху, не видела ли она маленького Кея. Она сказала ей, что он не проходил этим путем, но, скорее всего, он придет. Она сказала Герде не грустить, а попробовать вишни и посмотреть на цветы; они были лучше любой книжки с картинками, потому что каждый из них мог рассказать историю.Затем она взяла Герду за руку, ввела ее в домик и закрыла дверь. Окна были очень высокими, и, поскольку стекла были красными, синими и желтыми, дневной свет проникал сквозь них во всевозможные необычные цвета. На столе стояло несколько красивых вишен, и Герда разрешила съесть их столько, сколько захотела.

    Пока она ела их, старуха расчесывала свои длинные льняные локоны золотой расческой, и блестящие локоны ниспадали по бокам маленького круглого милого личико, которое выглядело свежим и цветущим, как роза.

    «Я давно мечтала о такой милой девице, как ты, — сказала старуха, — а теперь ты должна остаться со мной и посмотреть, как счастливо мы будем жить вместе». И пока она продолжала расчесывать волосы маленькой Герде, девочка все меньше и меньше думала о своем приемном брате Кее, потому что старуха была чародейкой, хотя и не злой ведьмой; она наколдовала лишь немного для собственного развлечения, а теперь и потому, что хотела сохранить Герду. Поэтому она пошла в сад и протянула костыль ко всем розовым деревьям, какими бы красивыми они ни были, и они немедленно погрузились в темную землю, так что никто не мог сказать, где они когда-то стояли.Старуха боялась, что если маленькая Герда увидит розы, она подумает о них дома, а потом вспомнит маленького Кея и убежит.

    Затем она повела Герду в цветник. Как это было ароматно и красиво! Каждый цветок, о котором можно было подумать в любое время года, был здесь в полном расцвете; ни в одной книжке с картинками не могло быть более красивых цветов. Герда прыгала от радости и играла, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями; затем она спала в элегантной постели с красными шелковыми подушками, расшитыми цветными фиалками, и она мечтала так же приятно, как королева в день своей свадьбы.

    На следующий день и много дней спустя Герда играла с цветами в лучах теплого солнца. Она знала каждый цветок, и все же, хотя их было так много, казалось, что одного не хватает, но что это было, она не могла сказать. Однако однажды, когда она сидела и смотрела на шляпу старухи с нарисованными на ней цветами, она увидела, что самой красивой из них была роза. Старуха забыла вынуть его из шляпы, когда заставила все розы погрузиться в землю. Но сложно во всем держать мысли вместе, и одна маленькая ошибка расстраивает все наши договоренности.

    «Что! здесь нет роз? » закричала Герда, и она выбежала в сад и осмотрела все грядки, все искала и искала. Не было никого. Затем она села и заплакала, и ее слезы упали как раз на то место, где упало одно из розовых деревьев. Теплые слезы увлажнили землю, и розовое дерево сразу же взошло, такое же цветущее, как когда оно затонуло; и Герда обняла его, поцеловала розы и подумала о прекрасных розах дома, а вместе с ними и о маленькой Кей.

    «Ой, как меня задержали!» сказала маленькая дева. «Я хотел найти маленькую Кей. Вы знаете, где он? » она спросила розы; «Как вы думаете, он мертв?»

    И розы ответили: «Нет, он не мертв. Мы были в земле, где лежат все мертвые, но Кея там нет ».

    «Спасибо», — сказала маленькая Герда, а затем подошла к другим цветам, заглянула в их чашки и спросила: «Ты знаешь, где маленький Кей?» Но каждый цветок, стоявший на солнышке, мечтал только о своей маленькой сказке или истории.Никто ничего не знал о Кее. Герда слышала много историй от цветов, одну за другой расспрашивая их о нем.

    И тогда она побежала в другой конец сада. Дверь была заперта, но она прижалась к ржавой защелке, и она не выдержала. Дверь распахнулась, и маленькая Герда босиком выбежала в мир. Она трижды оглянулась, но, похоже, за ней никто не следил. В конце концов она не могла больше бегать, поэтому села отдохнуть на большом камне и, оглянувшись, увидела, что лето закончилось, а осень очень далеко.Она ничего не знала об этом в прекрасном саду, где светило солнце и где круглый год росли цветы.

    «Ой, как я зря потратил время!» — сказала маленькая Герда. «Сейчас осень; Я не должна больше отдыхать », и она встала, чтобы продолжить. Но ее ножки были ранены и болят, и все вокруг выглядело холодным и унылым. Длинные листья ивы были совершенно желтыми, капли росы падали, как вода, лист за листом падали с деревьев; один терновый терн еще приносил плоды, но терн был кислым и резал зубы.О, каким мрачным и утомленным показался весь мир!

    ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ
    ПРИНЦ И ПРИНЦЕССА

    Герде снова пришлось отдохнуть, и прямо напротив того места, где она сидела, она увидела, как к ней по снегу прыгает большая ворона. Некоторое время он стоял, глядя на нее, а затем покачал головой и сказал: «Каркай, каркай, добрый день, добрый день». Он произнес эти слова так ясно, как только мог, потому что хотел быть добрым к маленькой девочке, а затем спросил ее, куда она направляется в одиночестве в этом большом мире.

    Слово «одинокая» Герда очень хорошо понимала и чувствовала, как много оно выражает. Поэтому она рассказала ворону всю историю своей жизни и приключений и спросила его, видел ли он маленького Кея.

    Ворона очень серьезно кивнул головой и сказал: «Может быть, да… может быть».

    «Нет! Ты правда думаешь, что у тебя есть? » воскликнула маленькая Герда, и она поцеловала ворона и обняла его почти до смерти, от радости.

    «Мягко, нежно», — сказала ворона. «Думаю, я знаю. Я думаю, это может быть маленькая Кей; но он наверняка забыл вас к этому времени для принцессы.”

    «Он живет с принцессой?» — спросила Герда.

    «Да, послушай», — ответила ворона; «Но на вашем языке так сложно говорить. Если ты понимаешь вороний язык, я смогу лучше его объяснить. Ты?»

    «Нет, я никогда этому не училась, — сказала Герда, — но моя бабушка понимает это и говорила со мной. Хотел бы я выучить это ».

    «Это не имеет значения», — ответила ворона. «Я объясню, как смогу, хотя будет сделано очень плохо»; и он рассказал ей то, что слышал.

    «В том королевстве, где мы сейчас находимся, — сказал он, — живет принцесса, которая настолько умна, что прочитала все газеты мира — и забыла их тоже, хотя она такая умная.

    «Не так давно, когда она сидела на своем троне, который, как говорят, не такой приятный, как часто думают, она начала петь песню, которая начинается со слов:

    Почему мне не выйти замуж?

    «Почему бы и нет?» — сказала она и решила выйти замуж, если сможет найти мужа, который знает, что говорить, когда с ним заговорят, а не того, кто может только выглядеть великолепно, потому что это было так утомительно.Она собрала всех своих придворных дам в такт барабана, и, когда они услышали о ее намерениях, они были очень довольны.

    «Мы так рады слышать об этом», — сказали они. «На днях мы сами об этом говорили».

    «Вы можете поверить, что каждое мое слово — правда, — сказала ворона, — потому что у меня есть ручная возлюбленная, которая свободно прыгает по дворцу, и она мне все это рассказала».
    Конечно, его возлюбленной была ворона, потому что «птицы перьевые собираются вместе», и одна ворона всегда выбирает другую ворону.

    «Сразу вышли газеты с рамкой из сердечек и инициалами принцессы среди них. Они предупредили, что каждый красивый молодой человек может посетить замок и поговорить с принцессой, а те, кто мог отвечать достаточно громко, чтобы их было слышно, когда к ним обращаются, должны чувствовать себя во дворце как дома, а тот, кто лучше всех будет выбран в мужья для принцессы.

    «Да, да, можете мне поверить. Это все так же верно, как я сижу здесь, — сказал ворона.

    «Народ приходил толпами. Было много давлений и беготни, но ни у кого не получилось ни в первый, ни во второй день. Все они могли очень хорошо говорить, находясь на улице, но когда они вошли в ворота дворца и увидели стражников в серебряных мундирах и лакеев в золотых ливреях на лестнице и освещенные большие залы, они очень растерялись. И когда они стояли перед троном, на котором сидела принцесса, они ничего не могли сделать, кроме как повторить последние слова, сказанные ею, и ей не хотелось слышать свои собственные слова снова и снова.Как будто они все взяли что-то от сонного, пока они были во дворце, потому что они не приходили в себя и не разговаривали, пока снова не вышли на улицу. Их шествие шло от городских ворот до дворца.

    «Я сам пошел посмотреть на них», — сказала ворона. «Они были голодны и хотели пить, потому что во дворце они не получили даже стакана воды. Некоторые из самых мудрых взяли с собой несколько кусков хлеба с маслом, но не поделились им со своими соседями; они думали, что если остальные пойдут к принцессе голодными, у них будет больше шансов.”

    «Но Кей! расскажи мне о маленьком Кей! » — сказала Герда. «Был ли он среди толпы?»

    «Стойте немного; мы как раз подходим к нему. Это было на третий день, когда ко дворцу весело маршировал маленький человек без лошадей и экипажа, глаза его сияли, как ваши. У него были красивые длинные волосы, но его одежда была очень плохой ».

    «Это был Кей», — радостно сказала Герда. «О, тогда я его нашел!» и она хлопнула в ладоши.

    «У него за спиной был рюкзак», — добавила ворона.

    «Нет, должно быть, это были его сани, — сказала Герда, — потому что он ушел с ними».

    «Возможно, так оно и было», — сказала ворона; «Я не смотрел на это очень внимательно. Но я знаю от моей ручной возлюбленной, что он прошел через ворота дворца, увидел стражников в серебряной форме и слуг в золотых ливреях на лестнице, но нисколько не смутился.

    «Должно быть, очень утомительно стоять на лестнице», — сказал он. «Я предпочитаю войти».

    «Комнаты горели светом; советники и послы ходили босиком, неся золотые сосуды; этого было достаточно, чтобы любой почувствовал себя серьезным.Его ботинки громко скрипели при ходьбе, и все же он нисколько не беспокоился «.

    «Это, должно быть, Кей», — сказала Герда; «Я знаю, что на нем были новые ботинки. Я слышал, как они скрипят в бабушкиной комнате ».

    «Они действительно скрипели, — сказала ворона, — но он смело подошел к самой принцессе, которая сидела на жемчужине величиной с прялку. И все придворные дамы присутствовали со своими служанками и все кавалеры со своими слугами, и у каждой из служанок была другая служанка, которая прислуживала ей, а у слуг кавалеров были свои слуги, а также у каждой паж.Все они стояли кругами вокруг принцессы, и чем ближе подходили к двери, тем гордее выглядели. Пажи слуг, которые всегда были в тапочках, почти невозможно было разглядеть, они так гордо стояли у двери.

    «Это должно быть ужасно, — сказала маленькая Герда; «Но Кей выиграл принцессу?»

    «Если бы я не был вороной, — сказал он, — я бы сам женился на ней, хотя я помолвлен. Он говорил так же хорошо, как я, когда я говорю на вороньем языке. Я слышал это от моей ручной возлюбленной.Он был вполне свободен и любезен и сказал, что пришел не для того, чтобы ухаживать за принцессой, а для того, чтобы услышать ее мудрость. И он был доволен ею так же, как она была им ».

    «О, конечно, это был Кей, — сказала Герда; «Он был так умен; он мог работать с арифметикой в ​​уме и дробями. О, ты отвезешь меня во дворец?

    «Это очень легко спросить, — ответила ворона, — но как нам с этим справиться? Однако я расскажу об этом своей ручной возлюбленной и попрошу ее совета, потому что, я должен сказать вам, будет очень трудно получить разрешение для такой маленькой девочки, как вы, войти во дворец.”

    «О, да, но я легко получу разрешение, — сказала Герда, — потому что, когда Кей услышит, что я здесь, он выйдет и немедленно заберет меня».

    «Жди меня здесь, у ограды», — сказал ворона, качая головой и улетая.

    Был поздний вечер, когда ворона вернулась. «Каркать, каркать!» он сказал; «Она шлет тебе привет, а вот и булочка, которую она взяла для тебя из кухни. Там много хлеба, и она думает, что ты, должно быть, голоден.Вы не можете войти во дворец через главный вход. Охранники в серебряной форме и слуги в золотой ливрее не допустили этого. Но не плачь; мы сможем провести тебя. Моя возлюбленная знает маленькую черную лестницу, ведущую к спальням, и она знает, где найти ключ.

    Тогда они пошли в сад, через большую аллею, где листья падали одна за другой, и они увидели, как огни во дворце гаснут таким же образом.И ворона привела маленькую Герду к заднему входу, который был приоткрыт.

    Ой! как ее сердце билось с тревогой и тоской; казалось, что она собиралась сделать что-то не так, и все же она хотела только знать, где маленькая Кей.

    «Это должно быть он, — подумала она, — с такими ясными глазами и длинными волосами».

    Ей могло показаться, что она видела, как он улыбается ей, как обычно дома, когда они сидели среди роз. Он определенно был бы рад ее увидеть и услышать, на какое большое расстояние она приехала ради него, и узнать, как жаль, что они все были дома, потому что он не вернулся.О, какая радость и в то же время какой страх она чувствовала!

    Теперь они были на лестнице, и в маленькой кладовой наверху горела лампа. Посреди пола стояла ручная ворона, поворачивая голову из стороны в сторону и глядя на Герду, которая сделала реверанс, как учила ее бабушка.

    «Моя невеста так высоко отзывалась о вас, моя маленькая леди», — сказала прирученная ворона. «Ваша история очень трогательна. Если ты возьмешь лампу, я пойду впереди тебя. Мы пойдем прямо по этому пути; тогда мы никого не встретим.”

    «Мне кажется, что за нами кто-то идет», — сказала Герда, когда что-то пронеслось мимо нее, как тень на стене; и тогда ей показалось, что лошади с развевающейся гривой и тонкими ногами, охотники, дамы и господа верхом на конях, скользят по ней, как тени.

    «Это всего лишь сны», — сказала ворона; «Они приезжают, чтобы нести на охоту мысли великих людей. Тем лучше, если их мысли заняты охотой, мы сможем более безопасно смотреть на них в их постели.Я надеюсь, что, когда вы возвыситесь до чести и благосклонности, вы проявите благодарное сердце ».

    «Вы можете быть в этом совершенно уверены», — сказала ворона из леса.

    Теперь они вошли в первый зал, стены которого были увешаны розовым атласом, расшитым искусственными цветами. Здесь сны снова проносились мимо них, но так быстро, что Герда не могла различить королевских особ. Каждый зал казался великолепнее предыдущего. Этого было достаточно, чтобы сбить с толку. Наконец они достигли спальни.Потолок походил на большую пальму со стеклянными листьями из самого дорогого хрусталя, а над центром пола на золотом стебле свисали две кровати, каждая из которых напоминала лилию. Один, в котором лежала принцесса, был белым; другой был красным. И в этом Герде пришлось искать маленького Кея.

    Она отодвинула один из красных листьев и увидела маленькую коричневую шейку. О, это должно быть Кей! Она громко окликнула его по имени и поднесла к нему лампу. Сны вернулись в комнату верхом на лошади. Он проснулся и повернул голову — это была не маленькая Кей! Князь был похож на него; все же он был молод и красив.

    Из своей постели из белых лилий выглянула принцесса и спросила, в чем дело. Маленькая Герда плакала и рассказывала свою историю и все, что вороны сделали, чтобы помочь ей.

    «Бедное дитя», — сказали принц и принцесса; затем они похвалили ворон и сказали, что они не сердились на них за то, что они сделали, но что это не должно повториться, и что на этот раз они должны быть вознаграждены.

    «Хочешь свободы?» — спросила принцесса, — или вы бы предпочли, чтобы вас возвысили до положения придворных ворон, оставив себе все на кухне?

    Тогда обе вороны поклонились и умоляли назначить встречу; потому что они думали о своей старости, и, по их словам, было бы так удобно чувствовать, что они позаботились о ней.

    И тогда князь встал с постели и отдал ее Герде — он не мог больше — и она легла. Она сложила ручонки и подумала: «Как все мне хорошо, и люди, и животные»; затем она закрыла глаза и заснула сладким сном. Все сны снова вернулись к ней, теперь она выглядела как ангелы, и один из них потянул маленькие санки, на которых сидела Кей, которая кивнула ей. Но все это был только сон. Он исчез, как только она проснулась.

    На следующий день ее с головы до ног одели в шелк и бархат, и ее пригласили остаться во дворце на несколько дней и повеселиться; но она просила только пару сапог, маленькую карету и лошадь, чтобы вытащить ее, чтобы она могла выйти в широкий мир на поиски Кей.

    И достала она не только сапоги, но и муфту, и была аккуратно одета; и когда она была готова идти, там, у дверей, она нашла карету из чистого золота с гербами князя и принцессы, сияющими на ней, как звезда, и кучер, лакей и всадники, все в золотых коронах на их головы.

    Принц и принцесса сами помогли ей сесть в карету и пожелали ей успехов. Лесная ворона, которая теперь была замужем, сопровождала ее первые три мили; он сел рядом с Гердой, поскольку терпеть не мог ехать задом наперед.Ручная ворона стояла в дверном проеме, хлопая крыльями. Она не могла пойти с ними, потому что после нового приема у нее болела голова, несомненно, от переедания. В вагоне было много сладких пирожных, а под сиденьем были фрукты и имбирные орехи.

    «Прощай, прощай!» — кричали князь и принцесса, и маленькая Герда плакала, и ворона плакала; а потом, через несколько миль, ворона тоже попрощалась, и это расставание было еще печальнее. Однако он подлетел к дереву и стоял, взмахивая черными крыльями, пока видел карету, которая блестела, как солнечный луч.

    ПЯТАЯ ИСТОРИЯ
    МАЛЕНЬКАЯ ДЕВУШКА-ГРАБИТЕЛЬ

    Карета ехала через густой лес, где она освещала путь, как факел, и ослепляла глаза некоторых грабителей, которые не могли позволить себе проехать мимо них без помех.

    «Это золото! это золото! » — закричали они, бросаясь вперед и хватая лошадей. Затем они убили маленьких жокеев, кучера и лакея и вытащили маленькую Герду из экипажа.

    «Она пухленькая и хорошенькая.Ее накормили ядрышками орехов, — сказала старая разбойница, у которой была длинная борода и нависшие над глазами брови. «Она хороша, как откормленный ягненок; как хорошо она будет на вкус! » Сказав это, она вытащила блестящий нож, который ужасно сверкал.

    «Ой!» — закричала старуха в тот же момент, потому что ее собственная дочь, удерживавшая ее, укусила ее за ухо. «Непослушная девочка», — сказала мать, и теперь у нее не было времени убить Герду.

    «Она будет играть со мной», — сказала маленькая разбойница.«Она отдаст мне свою муфту и свое красивое платье, и я буду спать со мной в моей постели». А потом она снова укусила свою мать, и все грабители засмеялись.

    «Я поеду в карете», — сказала маленькая разбойница, и она пойдет по-своему, потому что она была своевольна и упряма.

    Она и Герда сели в карету и по пням и камням уехали вглубь леса. Маленькая разбойница была примерно того же размера, что и Герда, но сильнее; у нее были более широкие плечи и более темная кожа; глаза у нее были совсем черные, и взгляд у нее был печальный.Она обняла маленькую Герду за талию и сказала:

    .

    «Они не будут убивать тебя, пока ты не рассердишь меня на себя. Полагаю, вы принцесса.

    «Нет, — сказала Герда. а затем она рассказала ей всю свою историю и как она любила маленькую Кей.

    Девушка-грабитель серьезно посмотрела на нее, слегка кивнула и сказала: «Они не убьют тебя, даже если я рассержусь на тебя, потому что я сделаю это сам». А потом она вытерла Герде глаза и положила руки на красивую муфту, которая была такой мягкой и теплой.

    Карета остановилась во дворе грабительского замка, стены которого были покрыты трещинами сверху донизу. Вороны и вороны влетали в норы и щели и вылетали из них, в то время как большие бульдоги, каждый из которых выглядел так, будто мог проглотить человека, прыгали вокруг; но им не разрешили лаять.

    В большом старом задымленном зале на каменном полу горел яркий огонь. Дымохода не было, поэтому дым поднимался до потолка и находил себе выход. В большом котле варился суп, а на вертеле жарились зайцы и кролики.

    «Вы будете спать со мной и всеми моими зверюшками сегодня ночью», — сказала разбойница, когда они поели и выпили. Поэтому она отвела Герду в угол холла, где были расстелены соломы и ковры.

    Над ними, на рейках и насестах, было более сотни голубей, которые, казалось, все спали, хотя они слегка пошевелились, когда две маленькие девочки подошли к ним. «Все это принадлежит мне», — сказала девушка-грабитель, схватила ближайшую к себе, держала за ноги и трясла, пока она не взмахнула крыльями.«Поцелуй его», — воскликнула она, хлопая ею Герде по лицу.

    «Вот сидят лесные голуби», — продолжила она, указывая на несколько реек и клетку, которые были прикреплены к стене около одного из отверстий. «Оба негодяя сразу улетели бы, если бы их не заперли плотно. А вот и моя старая возлюбленная «Ба», и она вытащила оленя за рог; он носил яркое медное кольцо на шее и был привязан к этому месту. «Мы тоже обязаны держать его крепче, иначе он тоже убежал бы от нас.Каждый вечер я щекочу его шею своим острым ножом, что очень его пугает ».

    И грабительница вытащила из щели в стене длинный нож и осторожно скользнула по шее оленя. Бедное животное начало пинаться, а маленькая разбойница засмеялась и утащила Герду к себе в постель.

    «Будет ли у тебя этот нож с собой, пока ты спишь?» — спросила Герда, испуганно глядя на нее.

    «Я всегда сплю с ножом рядом с собой», — сказала грабительница.«Никто не знает, что может случиться. Но теперь расскажи мне еще раз о маленькой Кей и о том, почему ты вышел на свет ».

    Затем Герда повторила свою историю снова, в то время как лесные голуби в клетке над ней ворковали, а другие голуби спали. Маленькая грабительница положила одну руку на шею Герды, а в другой держала нож, и вскоре заснула и храпела. Но Герда совсем не могла закрыть глаза; она не знала, жить ей или умереть. Грабители сидели у костра, пели и пили.Для маленькой девочки это было ужасное зрелище.

    Тогда лесные голуби сказали: «Ку, ку, мы видели маленькую Кей. Белая птица несла его сани, а он сидел в карете Снежной Королевы, которая ехала через лес, пока мы лежали в своем гнезде. Она обрушилась на нас, и все молодые погибли, кроме нас двоих. Ку, ку ».

    «Что ты там говоришь?» — воскликнула Герда. «Куда делась Снежная королева? Вы что-нибудь знаете об этом? »

    «Скорее всего, она ехала в Лапландию, где всегда снег и лед.Спроси у оленя, привязанного там веревкой ».

    «Да, всегда снег и лед, — сказал олень, — и это чудесное место; Вы можете свободно прыгать и бегать по сверкающим ледяным равнинам. У Снежной Королевы там летняя палатка, но ее крепкий замок находится на Северном полюсе, на острове под названием Шпицберген ».

    «О Кей, маленький Кей!» вздохнула Герда.

    «Лежи спокойно, — сказала грабительница, — или ты почувствуешь мой нож».

    Утром Герда рассказала ей все, что говорили лесные голуби, а маленькая разбойница выглядела очень серьезной, кивнула и сказала: «Это все разговоры, это все разговоры.Вы знаете, где находится Лапландия? » — спросила она оленя.

    «Кто должен знать лучше меня?» сказал животное, в то время как его глаза заблестели. «Я родился и вырос там и бегал по заснеженным равнинам».

    «А теперь послушайте, — сказала разбойница; «Все наши люди ушли; здесь только мама, и вот она останется; но в полдень она всегда пьет из большой бутылки, а потом немного спит; а потом я что-нибудь для тебя сделаю. Она вскочила с кровати, обняла мать за шею и потянула за бороду, крича: «Моя собственная козочка, доброе утро!» И ее мать зажимала ей нос, пока он не стал совсем красным; и все же она сделала все из любви.

    Когда мать легла спать, маленькая разбойница подошла к оленю и сказала: «Мне очень хотелось бы еще несколько раз пощекотать тебе шею своим ножом, потому что ты так смешно выглядишь, но неважно — я развяжет твой шнур и освободит тебя, чтобы ты убежал в Лапландию; но ты должен хорошо использовать свои ноги и отнести эту девицу в замок Снежной Королевы, где находится ее товарищ по играм. Вы слышали то, что она мне говорила, потому что она говорила достаточно громко, а вы слушали.”

    Олень прыгнул от радости, и маленькая разбойница подняла Герду на спину и предусмотрительно связала ее и даже дала ей собственную подушечку, на которой можно было сесть.

    «Вот тебе меховые сапоги, — сказала она, — потому что будет очень холодно; но я должен оставить себе муфту, она такая красивая. Однако вы не должны быть заморожены из-за этого; вот мамины большие теплые варежки; они будут доходить до локтей. Дай мне их надеть. Ну вот, теперь твои руки похожи на руки моей матери.”

    Но Герда плакала от радости.

    «Мне не нравится, когда ты волнуешься», — сказала маленькая разбойница. «Теперь ты должен выглядеть вполне счастливым. А вот два хлеба и ветчина, так что тебе не придется голодать ».

    Они были прикреплены к оленям, и тогда маленькая разбойница открыла дверь, уговорила всех больших собак, перерезала веревку, которой был привязан олень, своим острым ножом и сказала: «Теперь беги, но имейте в виду, позаботься о маленькой девочке. И Герда протянула руку с большой варежкой к маленькой разбойнице и сказала: «Прощай», и полетела на оленя по пням и камням, через большой лес, через болота и равнины так быстро, как он мог. .

    Волки выли и кричали вороны, а в небе трепетали красные огни, похожие на пламя огня. «Вот мое старое северное сияние», — сказал олень; «Посмотри, как они вспыхивают!» И днем ​​и ночью он бежал все быстрее и быстрее, но к тому времени, как они достигли Лапландии, все хлеба и ветчина были съедены.

    ШЕСТАЯ ИСТОРИЯ
    ЖЕНЩИНА ЛАПЛАНДИИ И ЖЕНЩИНА ФИНЛЯНДИИ

    Они остановились у маленькой хижины; это было очень злобно.Крыша спускалась почти до земли, а дверь была настолько низкой, что семье приходилось ползать внутрь на четвереньках, когда они входили и выходили. Дома не было никого, кроме старой лапландки, которая разделывала рыбу при свете масляной лампы от поезда.

    Олень рассказал ей всю историю Герды после того, как впервые рассказал свою историю, которая показалась ему самой важной. Но Герда так сжалась от холода, что не могла говорить.

    «О, бедняги, — сказала женщина из Лапландии, — вам предстоит еще долгий путь.Вы должны проехать более ста миль дальше, в Финляндию. Сейчас там живет Снежная королева и каждый вечер зажигает бенгальские огни. Я напишу несколько слов о сушеной вяленой рыбе, потому что у меня нет бумаги, и вы можете передать ее финляндской женщине, которая там живет. Она может дать вам лучшую информацию, чем я.

    Итак, когда Герда согрелась и съела что-нибудь поесть и выпить, женщина написала несколько слов о сушеной рыбе и попросила Герду позаботиться о ней. Затем она снова привязала ее к спине оленя, и он высоко подпрыгнул и пустился в путь.Вспышка, вспышка, всю ночь сияло красивое голубое северное сияние.

    И, наконец, они достигли Финляндии и постучали в трубу финской женской хижины, потому что у нее не было двери над землей. Они прокрались внутрь, но внутри было так ужасно жарко, что на женщине почти не было одежды. Она была маленькой и очень грязной на вид. Она расстегнула платье маленькой Герды и сняла меховые сапоги и рукавицы, иначе Герда не выдержала бы жары; Затем она положила кусок льда на голову оленя и прочитала, что было написано на сушеной рыбе.Прочитав его трижды, она выучила его наизусть, поэтому положила рыбу в суповую кастрюлю, так как знала, что это вкусно, и никогда ничего не тратила зря.

    Сначала олень рассказал свою историю, а потом историю маленькой Герды, а финляндка сверкнула умными глазами, но ничего не сказала.

    «Ты такой умный, — сказал олень; «Я знаю, что ты можешь связать все ветры мира куском шпагата. Если матрос развяжет один узел, то попутный ветер; когда развязывает второй, дует сильно; но если ослабить третий и четвертый, тогда придет буря, которая вырвет с корнем целые леса.Разве ты не можешь дать этой девице что-то такое, что сделает ее сильной, как двенадцать человек, чтобы победить Снежную королеву?

    «Сила двенадцати человек!» сказала женщина из Финляндии. «От этого было бы очень мало толку». Но она подошла к полке, сняла и развернула большую кожу, на которой были начертаны чудесные символы, и читала, пока со лба не стекал пот.

    Но олени умоляла так трудно Герду, и Герда смотрела на финке с такой нежной, заплаканными глазами, что ее собственные глаза снова начали мерцать.Она загнала оленя в угол и прошептала ему, кладя ему на голову свежий кусок льда: «Маленький Кей действительно со Снежной Королевой, но он находит там все так, как ему нравится и нравится, что он верит в это. это лучшее место в мире; и это потому, что у него в сердце осколок стекла, а в глазу — осколок стекла. Их нужно убрать, иначе он больше никогда не станет человеком, и Снежная королева сохранит свою власть над ним ».

    «Но разве ты не можешь дать маленькой Герде что-нибудь, чтобы помочь ей победить эту силу?»

    «Я не могу дать ей большей силы, чем она уже имеет», — сказала женщина; «Разве ты не видишь, насколько это сильно? Как люди и животные обязаны служить ей, и насколько хорошо она прошла через этот мир босиком? Она не может получить от меня больше силы, чем сейчас, которая заключается в ее собственной чистоте и невинности сердца.Если она не может сама получить доступ к Снежной Королеве и удалить осколки стекла с маленькой Кей, мы ничем не сможем ей помочь. В двух милях отсюда начинается сад Снежной Королевы. Вы можете унести девочку так далеко и посадить ее у большого куста, который стоит на снегу, покрытый красными ягодами. Не сплетничай, а возвращайся сюда как можно скорее ». Тогда финляндская женщина подняла маленькую Герду на оленя, и он убежал с ней так быстро, как только мог.

    «О, я забыла свои сапоги и рукавицы», — воскликнула Герда, едва почувствовав резкий холод; но олень не осмелился остановиться, поэтому он побежал, пока не достиг куста с красными ягодами.Здесь он поставил Герду и поцеловал ее, и по щекам животного текли огромные яркие слезы; затем он оставил ее и побежал назад так быстро, как только мог.

    Бедная Герда стояла без обуви, без перчаток посреди холодной, унылой, скованной льдом Финляндии. Она побежала вперед так быстро, как только могла, когда вокруг нее обрушился целый полк снежинок. Однако они не упали с неба, которое было довольно ясным и сверкало северным сиянием. Снежинки бегали по земле, и чем ближе они подходили к ней, тем крупнее казались.

    Герда вспомнила, какими большими и красивыми они выглядели через горящее стекло. Но они были действительно крупнее и страшнее, потому что были живы, охраняли Снежную Королеву и имели самые странные формы. Некоторые были похожи на огромных дикобразов, другие — на искривленных змей с вытянутой головой, а некоторые — на маленьких толстых медведей с взъерошенной щетиной; но все были ослепительно белыми и все были живыми снежинками.

    Маленькая Герда повторяла молитву «Отче наш», и холод был таким сильным, что она могла видеть, как ее собственное дыхание выходит изо рта, как пар, когда она произносила эти слова.По мере того, как она продолжала молиться, пар, казалось, увеличивался, пока не принял форму маленьких ангелочков, которые становились больше, как только они коснулись земли.

    Все они носили шлемы на головах и несли копья и щиты. Их число продолжало увеличиваться все больше и больше, и к тому времени, когда Герда закончила свою молитву, целый легион стоял вокруг нее. Они вонзали свои копья в ужасные снежинки, так что те разлетелись на сотню кусочков, и маленькая Герда смогла и смело идти вперед.Ангелы гладили ее по рукам и ногам, чтобы она меньше чувствовала холод, когда она спешила к замку Снежной Королевы.

    Но теперь мы должны посмотреть, что делает Кей. По правде говоря, он думал не о маленькой Герде и меньше всего о том, что она могла стоять перед дворцом.

    СЕДЬМАЯ ИСТОРИЯ
    ДВОРЕЦ СНЕЖНОЙ КОРОЛЕВЫ И ЧТО ТАМ ПРОИСХОДИЛО ПОСЛЕДНИЕ

    Стены дворца были сформированы из занесенного снега, а окна и двери — из резкого ветра.В нем было больше сотни комнат, как будто они были образованы из снега, сдутого вместе. Самый крупный из них простирался на несколько миль. Все они были освещены ярким светом северного сияния и были такими большими и пустыми, такими ледяными и блестящими!

    Здесь не было развлечений; ни даже маленького медвежьего мяча, если бы буря могла быть музыкой, а медведи могли бы танцевать на задних лапах и показывать свои хорошие манеры. Не было ни приятных игр в львиный зев, ни прикосновений, ни даже сплетен за чайным столом для молодых лисиц.Пусты, просторны и холодны залы Снежной Королевы.

    Мерцающее пламя северного сияния было ясно видно, поднималось ли оно высоко или низко в небеса, из любой части замка. Посреди этого пустого, бесконечного снежного холла было замерзшее озеро, разбитое на своей поверхности на тысячи форм; каждый предмет походил на другой, потому что каждый сам по себе был совершенен как произведение искусства, а в центре этого озера сидела Снежная королева, когда она была дома. Она назвала озеро «Зеркалом разума» и сказала, что оно лучшее и действительно единственное в мире.

    Маленький Кей был совсем посинел от холода, — на самом деле, почти черным, — но он не чувствовал этого; потому что Снежная Королева поцеловала ледяную дрожь, и его сердце уже превратилось в кусок льда. Он перетаскивал несколько острых плоских кусочков льда взад и вперед и складывал их вместе в самых разных положениях, как если бы он хотел что-то из них сделать — так же, как мы пытаемся формировать различные фигуры из маленьких деревянных дощечин, которые мы называем «Китайская головоломка».

    Фигуры Кея были очень художественными; это была ледяная игра разума, в которую он играл, и в его глазах цифры были очень замечательными и чрезвычайно важными; такое мнение было связано с тем, что осколок стекла все еще оставался в его глазу.Он составил много законченных фигур, составляющих разные слова, но было одно слово, которое ему так и не удалось составить, хотя он очень этого хотел. Это было слово «Вечность».

    Снежная королева сказала ему: «Когда ты узнаешь это, ты будешь сам себе хозяином, и я подарю тебе весь мир и новую пару коньков». Но он не смог этого сделать.

    «Теперь мне нужно спешить в более теплые страны», — сказала Снежная Королева. «Я пойду и посмотрю в черные кратеры на вершинах горящих гор, Этны и Везувия, как их называют.Я сделаю их белыми, и это пойдет на пользу им, лимонам и винограду ». И Снежная Королева улетела, оставив маленькую Кей совсем одну в большом зале, длина которого составляла столько миль.

    Он сидел, смотрел на свои куски льда, так глубоко думал и сидел так неподвижно, что можно было подумать, что он замерз.

    Как раз в это время случилось так, что маленькая Герда вошла в большую дверь замка. Вокруг нее бушевал резкий ветер, но она вознесла молитву, и ветер стих, как будто они собирались заснуть.Она шла, пока не вышла в большой пустой холл и не увидела Кея. Она знала его напрямую; она подлетела к нему, обвила руками его шею и крепко держала его, воскликнув:

    «Кей, милый маленький Кей, наконец-то я нашел тебя!»

    Но он сидел совершенно неподвижно, неподвижно и холодно.

    Тогда маленькая Герда заплакала горячими слезами, которые упали на его грудь и проникли в его сердце, и растопили кусок льда, и смыли кусочек стекла, который прилип к нему.Потом он посмотрел на нее, и она запела:

    «Розы цветут и увядают,
    Но мы, Младенец Христос, видим всегда».

    Тогда Кей расплакалась. Он плакал так, что осколок стекла выплыл из его глаза. Затем он узнал Герду и радостно сказал: «Герда, милая маленькая Герда, где ты был все это время и где я был?» И он огляделся вокруг и сказал: «Как холодно, и как все это выглядит большим и пустым», — и прильнул к Герде, и она смеялась и плакала от радости.

    Было так приятно видеть их, что даже кусочки льда танцевали, и когда они устали и пошли лечь, они образовали буквы слова, которое Снежная Королева сказала, что он должен узнать, прежде чем он сможет стать его свой хозяин и есть весь мир и пара новых коньков.

    Герда поцеловала его в щеки, и они расцвели; и она целовала его глаза, пока они не засияли, как ее собственные; она поцеловала его руки и ноги, и он стал совершенно здоровым и веселым.Теперь Снежная Королева могла вернуться домой, когда ей заблагорассудится, потому что в этом слове, написанном сияющими ледяными буквами, стояла его уверенность в свободе.

    Тогда они взяли друг друга за руки и вышли из большого ледяного дворца. Они говорили о бабушке и розах на крыше, и пока они шли, ветер успокоился, и взошло солнце. Когда они подошли к кусту с красными ягодами, там их ждал олень, и он привел с собой еще одного молодого оленя с полным выменем, и дети пили ее теплое молоко и целовали ее в губы.

    Сначала они отнесли Кая и Герду к финляндской женщине, где они тщательно согрелись в горячей комнате и получили указания по пути домой. Затем они пошли к женщине из Лапландии, которая сшила для них новую одежду и привела в порядок их сани. Оба оленя бежали рядом с ними и следовали за ними до границ страны, где распускались первые зеленые листья. И тут они простились с двумя оленями и лапландской женщиной, и все попрощались.

    Тогда начали щебетать птицы, и лес тоже был полон молодых зеленых листьев, и из него вышла красивая лошадь, которую запомнила Герда, потому что это была та, которая тянула золотую карету. На нем ехала молодая девушка в сияющей красной фуражке на голове и с пистолетами за поясом. Это была маленькая разбойница, которая устала сидеть дома; она шла сначала на север, и если это ее не устраивало, она собиралась попробовать в другой части света. Она знала Герду напрямую, и Герда помнила ее; это была радостная встреча.

    «Ты молодец, чтобы так бродить», — сказала она маленькой Кей. «Я хотел бы знать, заслуживаете ли вы, чтобы кто-нибудь отправился на край света, чтобы найти вас».

    Но Герда похлопала себя по щекам и спросила о принце и принцессе.

    «Они уехали в чужие страны», — сказала грабительница.

    «А ворона?» — спросила Герда.

    «О, ворона мертва», — ответила она. «Его ручная возлюбленная теперь вдова и носит на ноге немного черного камвола.Она очень жалко скорбит, но это все ерунда. Но теперь расскажи мне, как тебе удалось его вернуть ».

    Затем Герда и Кей рассказали ей все об этом.

    «Беги, хватай, рысь! наконец-то все в порядке, — сказала грабительница.

    Она взяла их за руки и пообещала, что если когда-нибудь пройдет через город, она позвонит им и нанесет им визит. А потом она уехала в большой мир.

    Но Герда и Кей шли рука об руку к дому, и по мере того, как они приближались, весна казалась более прекрасной с ее зеленой зеленью и прекрасными цветами.Очень скоро они узнали большой город, в котором они жили, и высокие шпили церквей, в которых сладкие колокола весело звенели, когда они вошли в него и подошли к двери своей бабушки.

    Они поднялись наверх в маленькую комнату, где все выглядело так же, как и раньше. Старые часы показывали «Тик-тик-тик», а стрелки указывали время дня, но когда они прошли через дверь в комнату, они поняли, что оба выросли и стали мужчиной и женщиной.Розы на крыше полностью распустились и выглядывали в окно, и там стояли стульчики, на которых они сидели в детстве, а Кай и Герда сели каждый на свой стул и держались друг за друга за руки. в то время как холодное, пустое величие дворца Снежной Королевы исчезло из их воспоминаний, как мучительный сон.

    Бабушка сидела на ярком солнечном свете Бога и читала вслух Библию,

    «Если вы не станете как маленькие дети, то ни в коем случае не войдете в Царство Божие.”

    И Кай и Герда посмотрели друг другу в глаза и сразу поняли слова старой песни:

    Розы цветут и увядают,
    Но мы, Младенец Христос, видим всегда.

    И они оба сидели там, взрослые, но в душе дети, и было лето — теплое, прекрасное лето.

    Детская сказка Ганса Христиана Андерсена

    Иллюстрации Эдны Ф. Харт

    Заголовочная иллюстрация Намоша

    Давайте поговорим об историях ~ Идеи для разговора с детьми

    Оптимизм

    1.Разбитое Волшебное Зеркало заставляет людей плохо видеть приятные вещи. Как вы думаете, можно ли в реальной жизни увидеть что-то в плохом или хорошем свете, даже если это что-то остается неизменным? Вы можете вспомнить, когда это случилось с вами?

    2. Если бы вы могли решить видеть все, что видите, в плохом или хорошем смысле, что бы вы выбрали? Почему?

    Дружба

    3. Герда прилагает много усилий, чтобы найти своего друга Кея, хотя до исчезновения он был не таким, как обычно.Была ли Герда хорошим другом для этого?

    Незнакомец Опасность

    4. Старуха в заколдованном саду убедила Герду остаться с ней. Как она это сделала?

    5. Как вы думаете, если кто-то хорошо к вам относится, вам следует пойти к нему домой? Почему или почему нет?

    Информация о книге!

    [rank_math_rich_snippet]

    Снежная королева

    Жил-был злой гоблин, который построил волшебное зеркало. Все, что было красивым или хорошим, отражалось в нем как уродливое и плохое.Однажды зеркало разбилось, и все его части упали на землю. Несколько осколков также упали в небольшом городке, где жили двое друзей по имени Кей и Герда.

    Кай и Герда были соседями. Они были очень хорошими друзьями и проводили дни, играя в игры, строя блоки из песка и бегая по залитым солнцем полям.

    Однажды, когда они играли, осколок разбитого зеркала попал Кею в глаза, а один осколок пронзил его сердце. После этого все изменилось. Кей больше не считал Герду своим лучшим другом.Он подшучивал над ней и бил ее по голове, когда мог. Герда была озадачена и не могла понять, почему он так странно себя ведет.

    Однажды Кей и его группа друзей решили покататься на санях по снегу. Внезапно перед ним подъехали огромные сани, и их водитель попросил его войти. Как только Кей оказалась внутри, водитель превратился в женщину и умчался. Она была одета в белое плавное платье, а на голове у нее была корона из льда. Ее шелковисто-белые локоны струились каскадом, как текущий ручей.Удивленный Кей спросил ее, кто она такая. Я Снежная Королева, — ответила женщина, лицо которой сияло, как сверкающий алмаз. Она натянула поводья и проскочила мимо облаков и радуги, пока они не достигли далекой страны.

    Тем временем Герда ждала возвращения Кая. Однажды она села в лодку и пошла искать его в реке. Увидев Герду, фея наложила свое волшебное заклинание и заставила лодку приблизиться к ней. Когда Герда рассказывала свою историю, она рассылала повсюду свои садовые цветы в поисках Кея, но они вернулись с пустыми руками.

    Герда сидела под деревом и плакала всю ночь. Вдруг слетела ворона и сообщила ей о некой принцессе, которая недавно вышла замуж за мальчика. Герда стала беспокоиться, думая, что Кей вышла замуж за кого-то другого, и уговаривала ворона отвести ее во дворец принцессы. Герда с тревогой ждала во дворце, и когда мальчик вошел, она облегченно вздохнула, потому что это был не Кей.

    Герда продолжила поиски и пришла в лес, где встретила разбойницу и ее оленей. Услышав печальную историю Герды, олень сказал, что видел, как Снежная королева улетала с мальчиком в Лапландию.Она немедленно отправилась в Лапландию, и олени ее сопровождали. Там они встретили фокусника, который сказал им, что Кей был во дворце Снежной Королевы и из-за осколка стекла внутри него он считал его лучшим местом в мире. Она предложила Герде посетить дворец.

    Дворец Снежной Королевы сделан изо льда. Было холодно и темно, и никто, кроме Снежной Королевы, не жил в нем. Однажды она предложила Кею произнести слово «Вечность» из набора алфавитов, сделанных изо льда, и пообещала ему свободу взамен.

    Кей ломал голову, но просто не мог произнести слова. В этот момент прибыла Герда и, увидев своего давно потерянного друга, вскрикнула от радости и обняла его. Едва ее теплые слезы упали на его жесткие щеки, Кей почувствовал, как его холодное сердце начало таять. Он узнал Герду и громко заплакал. Внезапно на алфавиты упала слеза, и они произнесли слово «Вечность».

    Кай был освобожден, и он вернулся домой с Гердой.

    Снежная королева — Классические истории

    Снежная королева — Классические истории — Простая версия классической сказки Ганса Христиана Андерсена, два друга сражаются между добром и злом в эпической битве.

    Автор: Ганс Кристиан Андерсен и Киви Опа

    Текст и изображения из «Снежной королевы» — классические рассказы

    В оригинальной истории
    «дьявол» создает зеркало
    , обращающее добро во зло.
    Ему нравится использовать это, чтобы
    искажать всех и вся;
    оно делает самые прекрасные
    пейзажи похожими на
    «вареный шпинат».
    Зеркало не отражает
    хороших и красивых аспектов
    людей и вещей,
    , но увеличивает
    их плохие и уродливые стороны.

    Его демоны пытаются нести
    зеркало на небеса
    , чтобы одурачить
    ангелов и Бога,
    Но чем выше они поднимают его,
    тем сильнее оно содрогается от смеха.
    Он выскальзывает из их рук
    и падает обратно на землю,
    разлетаясь на миллиард кусков,
    некоторые размером не больше песчинки.
    Две крупинки из зеркала попадают в Кей.
    Рахат-лукум в этой истории
    исходит от К. С. Льюиса для упрощения.

    <конец образца>

    См. Другие классические книги ниже

    История моей жизни — Автобиография Хелен Келлер до 21 года — Автобиография Хелен Келлер, написанная в возрасте 22 лет, с подробным описанием ее взросления, до и после встречи Энн Салливан и годы ее формального образования, как образования для лиц с особыми потребностями, так и после того, как она была принята в основное образование, с помощью перевода г-жи Салливан.В книгу вошли письма, написанные Хелен из старости … Классические рассказы — Большая книга для младших классов и детского сада CKF — Большая книга классических историй от Core Knowledge Foundation включает в себя сжатые версии десяти известных классических рассказов или басен, каждая из которых включает красивые иллюстрации , идеально подходит для чтения детям дошкольного и младшего школьного возраста и подходит для чтения в раннем возрасте читателями младшего возраста. Эта книга предназначена для школьной программы дошкольного / дошкольного образования (Pre-K) в США… Принц-лягушка — Классическая сказочная книга с картинками — Это прекрасно иллюстрированная версия классической сказки «Принц-лягушка», включающая вопросы на понимание прочитанного в конце. В классической сказке также есть учебное пособие с планами уроков для учеников 1-го класса и вопросами на понимание прочитанного в конце книги. Эту иллюстрированную электронную книгу и прочтите … Спящая красавица — Иллюстрированная книжка с картинками — это прекрасно иллюстрированная версия классической сказки о Спящей красавице.В классической сказке также есть учебное пособие для учеников 1-го класса и вопросы на понимание прочитанного в конце книги. Эта иллюстрированная электронная книга и онлайн-версия «Спящей красавицы» основана на версии Братьев Мрачных… Басни Эзопа с вопросами — это версия большинства басен Эзопа для детей, доступная с вопросами. В этой версии «Басен Эзопа» замечательно то, что в конце каждой басни есть вопросы для понимания, а индекс снабжен гиперссылками благодаря потрясающим инструментам, доступным в программном обеспечении Adobe.К сожалению, в нем нет изображений и текста … «Мир, в котором я живу» и «Оптимизм» — Хелен Келлер — «В« Мире, в котором я живу »-« Практика оптимизма », — объясняет Иби Хелен Келлер в удивительном и вдохновляющем наборе биографических отчетов. сочинениями и стихами, каково ей в ее мире. Хелен Келлер, будучи одновременно глухой и слепой, видя мир через свое осязание, демонстрирует … Сказка о Джемайме Паддлдук — более классическая Беатрикс Поттер — Сказка о Джемайме Паддлдук — еще одна классическая Беатрикс Поттер, представленная в уникальном новом способ красочного онлайн-чтения от Kiwi Opa.Джемайма Паддлдак раздражена тем, что жена фермера не позволяет ей высиживать собственные яйца. Джемайма убегает, чтобы найти подходящее место, и встречает «друга», который предлагает свою помощь. … Снежная королева — Классические истории — Снежная королева — Классические истории — Простая версия классической сказки Ганса Христиана Андерсена, два друга сражаются между добром и злом в эпической битве. Автор: Ганс Кристиан Андерсен и Kiwi Opa Текст и изображения из «Снежной королевы» — классические рассказы В оригинальной истории «дьявол» создает файл… Дракон моего отца — классический юмор для младших школьников — это классический юмор для младших школьников о том, как отец рассказчика и дружелюбный бездомный кот отправляются на поиски заключенного в тюрьму молодого дракона. По пути обманывают диких животных, которые хотят его остановить или съесть, или и то, и другое вместе, с помощью милых уловок и ловушек. Веселые образы дают животные … Сэмюэл Уискерс, Вискерсный пудинг — Классические сказки Беатрикс Поттер — В этой классической сказке Беатрикс Поттер непослушный Том Киттен запутался в Вискерсном пудинге Сэмюэля, совершенно не в силах выбраться.Будет ли у Сэмюэля Уискерс пирог с котенком на ужин или кто-нибудь придет на помощь Тому? Эта версия, скомпилированная и отформатированная Kiwi Opa (Питер Уиттакер), подходит для просмотра на экране. …

    Прочтите «Снежную королеву онлайн» Ганса Христиана Андерсена и Эдмунда Дулака

    ИСТОРИЯ

    СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА

    СКАЗКА В СЕМЬ ИСТОРИЯХ

    ПЕРВАЯ ИСТОРИЯ

    ИСТОРИЯ

    И ЗЕРКАЛЬНЫХ

    СЕЙЧАС мы собираемся начать, и вы должны присутствовать; и когда мы дойдем до конца истории, вы будете знать больше, чем сейчас, об очень злом хобгоблине.Он был одним из худших; на самом деле он был настоящим демоном. Однажды он был в сильном восторге, потому что изобрел зеркало с такой особенностью, что каждая хорошая и красивая вещь, отраженная в нем, почти исчезла из виду. С другой стороны, все плохие и никчемные вещи выделялись и выглядели наихудшими. Прекраснейшие пейзажи, отраженные в нем, были похожи на вареный шпинат, а лучшие люди стали ужасными, или же они были перевернуты и не имели тел. Их лица были искажены до неузнаваемости, и если бы у них была хоть одна веснушка, то казалось, что она распространяется по всему носу и рту.Демон нашел это безмерно забавным. Если хорошая мысль приходила в голову кому-то, она превращалась в улыбку в зеркале, и это вызывало у демона настоящий восторг. Все ученые в школе демона, поскольку он держал школу, сообщали, что произошло чудо: теперь впервые появилась возможность увидеть, каков мир и человечество на самом деле. Они носились с зеркалом, пока наконец не нашлось ни страны, ни человека, которых не видели бы в этом кривом зеркале.Они даже хотели взлететь с ним на небеса, чтобы поиздеваться над ангелами; но чем выше они взлетали, тем больше он ухмылялся, так что они с трудом удерживали его, и, наконец, он выскользнул из их рук и упал на землю, дрожа на сотни миллионов и миллиарды кусочков. Даже тогда он причинил больше вреда, чем когда-либо. Некоторые из этих кусочков были не такими большими, как песчинка, и они летали по всему миру, попадая в глаза людям, и, попав внутрь, они застревали там и искажали все, на что они смотрели, или заставляли их видеть все, что было неправильно.Каждая крошечная стеклянная крупинка сохраняла ту же силу, что и все зеркало. Некоторым людям даже вонзили в сердце кусочек стекла, и это было ужасно, потому что сердце превратилось в кусок льда. Некоторые фрагменты были настолько большими, что их использовали для оконных стекол, но смотреть через эти стекла на друзей было нецелесообразно. Из других частей делали очки, и это было плохим делом, когда люди надевали эти очки, чтобы быть справедливыми. Плохой демон смеялся до тех пор, пока не раскололся; его щекотало, когда он видел зло, которое он причинил.Но некоторые из этих фрагментов все еще плавали по миру, и вы узнаете, что с ними произошло.

    Однажды он был в сильном восторге, потому что изобрел зеркало с такой особенностью, что все хорошие и красивые вещи, отраженные в нем, почти исчезли.

    ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

    О МАЛЬЧИКЕ И МАЛЕНЬКОЙ ДЕВОЧКЕ

    В большом городе, переполненном домами и людьми, где нет места для садов, людям приходится довольствоваться цветами в горшках.В одном из таких городков жили двое детей, которые играли

    и

    пьес и мюзиклов Элдриджа. Снежная королева

    PLAYWRIGHT ЛЕДЕСМА ГОВОРИТ О СВОЕЙ ИГРЕ

    СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА

    В: ЧТО ВАС ВДОХНОВИЛО НАПИСАТЬ ЭТУ ИГРУ?

    A: Я считаю, что большинство классических сказок подобны диким зверям — они могут вызывать трепет, восторг, страх, признательность и сострадание одновременно, но если вы удалите один компонент природы животного, оно перестает быть существом, которое так пленило нас. первое место.Я чувствую, что многие современные адаптации классических сказок в кино, на телевидении и в театре, как правило, пытаются изменить классику во всех отношениях, чтобы сделать ее более приемлемой для современной аудитории (или, в некоторых случаях, более прибыльной). Хотя, конечно, нет ничего плохого в новом подходе к классической работе — я видел некоторые, которые мне очень понравились — мне нравится пытаться выбирать истории для адаптации, которые, возможно, потеряли довольно много того, что делало их классическими за годы переосмысления. Нет ничего более приятного, чем когда аудитория приходит в театр, думая, что она очень хорошо знакома с историей, и покидает театр с большей признательностью к своим любимым историям после того, как столкнулся с чем-то более глубоким, о чем они никогда не подозревали.

    Когда я впервые прочитал «Снежную королеву», я сразу же обратился к ней именно по этой причине. Я также увидел в его разнообразной обстановке и фантастической прихоти возможность проявить яркую, творческую, вызывающую и полезную театральность. Я также обожаю актерский состав, полный причудливых второстепенных персонажей, и Ганс Христиан Андерсен предоставляет их в полной мере! Также прошло некоторое время с тех пор, как я написал эпизодический рассказ, так что у меня появился дополнительный стимул сделать что-то, что немного выходит за рамки моей рутины.В общем, это был чрезвычайно заманчивый проект, который в конечном итоге оказался гораздо более личным, чем я ожидал.

    Q: ЧТО ВАШЕ ЛЮБИМЫЕ ЧАСТЬ ИЛИ ЛИНИЯ В ИГРЕ? ПОЧЕМУ?

    A: Я считаю, что ответ на этот вопрос существенно испортит всю пьесу, поэтому, пожалуйста, пропустите этот вопрос, если вы еще не читали его, и вернитесь к нему позже.

    Все догнали? Большой. Это может быть своего рода отговоркой от ответа, но моя любимая «роль» в пьесе — Герда.Все мои ранние попытки поработать над этой пьесой провалились, потому что я не мог раскрыть этого персонажа. Я до сих пор помню тот самый момент, когда до меня наконец дошло, что я так ошибаюсь, почему эта история имеет значение, что отличает ее практически от любой другой сказки, которую многие из нас могут вспомнить. Я сидел за своим столом и думал о Герде, о том, как она не была особенно храброй, не особенно компетентной — на самом деле, почти в каждой части истории Андерсена есть какой-то момент, когда Герда плачет, либо потому, что она взволнована и потеряна и устала, или потому что она так взволнована из-за того, что кто-то другой взволнован, потерян или устал.«Не может быть героя, который обо всем плачет!» И это был момент, когда я полностью влюбился в этого персонажа. Она не была храбрым героем. Она не была уверена в себе. Она не считала себя сильной, способной выполнить квест или даже не сумевшей найти своего друга. И она все равно пошла. Было так легко списать ее со счетов, потому что она не соответствует нашему типичному образу героя. И все же ваш типичный герой или героиня приключенческой истории не смог бы спасти положение в этой истории! Герду обычно считали слабаком в нашей культуре и на наших игровых площадках — маленькая, чувствительная, напуганная — я сам списал ее на непригодного главного героя.Но, в конце концов, именно ее сострадание несколько раз спасает ей жизнь и в конечном итоге спасает ее друга от его ледяной судьбы. В этот момент ко мне с такой силой пришла мысль, что, клянусь, я почти услышал ее: «Переосмыслить силу».

    Я больше не видел ее такой маленькой, такой слабой, такой недостаточной. Она была одним из самых сильных персонажей, которых я когда-либо писал, просто потому, что она шла вперед без каких-либо преимуществ, которые есть у большинства наших героев. Я понял, сколько Герд сейчас в мире, чувствительных детей, сострадательных детей, которых дразнят и издеваются, потому что мы пришли, чтобы научить наших детей, что сострадание — это слабость, а бравада — сила.Герда — их герой. В тот день, когда страх и гнев стали доминировать практически над всеми крупными новостными передачами, история Герды по-прежнему показывает нам, что в выборе любви есть огромная сила. Она маловероятный герой — возможно, самый невероятный во всей литературе. Но таким образом, как это делают все великие герои мифов, легенд, сказок, видеоигр и комиксов, она показывает нам, что мы способны на великие дела, даже если у нас нет ничего подходящего, кроме большой любви к другие.

    ГЕРДА: Я не герой.Я не силен. Я всегда в ужасе, не могу драться …

    МУЖЧИНА: Тебя хватит.

    Когда мы сталкиваемся с ужасом и ненавистью в окружающем нас мире, пусть мы все вспомним, что нас достаточно.

    Q: ОТКУДА ПРИНИМАЮТСЯ ПЕРСОНАЖИ? ОСНОВАНЫ ЛИ ОНИ НА ЛЮДЯХ, КОТОРЫХ ВЫ ЗНАЕТЕ?

    A: К счастью, всех этих персонажей мне передал Ганс Христиан Андерсен, и этот человек умел добавлять в свои рассказы ярких прохожих! Я старался держаться очень близко к личностям, данным первоначальным автором, и старался относиться к каждому с уважением и состраданием, учитывая, что это история Герды.Боюсь, что финка и лапландка из оригинальной сказки не совсем попали в кадр, равно как и философские клумбы, но, надеюсь, зрители будут достаточно заинтригованы после просмотра пьесы, чтобы вернуться и проверить оригинал. сами себя. Как и в большинстве пьес, которые я пишу, я не основывал персонажей на людях, которых я знаю, но я имел тенденцию писать голосами конкретных актеров, произнося строки в моей голове. Это помогает придать каждому персонажу синтаксис и ритм, которые отличаются от других, а также делает иногда утомительный процесс написания намного более живым.Я использую актеров, с которыми работал в прошлом (например, вместо знаменитостей), и мне на самом деле очень повезло, что один из актеров, который служил «голосовой моделью», когда я писал, в конечном итоге сыграл роль, которую я играл. построена по его образцу (тогда он этого не знал, хотя со мной такое случается не в первый раз).

    Q: ЧТО ВЫ ПЫТАЛИСЬ ДОСТИГНУТЬ ЭТОЙ ИГРОЙ?

    A: Мне кажется, что я достаточно подробно изучил эту тему, отвечая на вышеперечисленные вопросы, поэтому я просто добавлю здесь, что моя цель в каждой постановке, пишу ли я, режиссирую или выступаю, — это создавать искусство. которые будут развлекать, влиять, вдохновлять, обучать и расширять возможности.Я искренне верю, что путь к лучшему миру лежит через искусство для молодежи.

    Q: У ВАС ЕСТЬ ЧТО ЕЩЕ НУЖНО ДОБАВИТЬ?

    A: Я люблю писать, но пьесы создаются для исполнения, а не для чтения со страницы, так что спасибо вам сто раз за то, что вы обдумали мою пьесу. Поистине, для меня большая честь каждый раз, когда в школе, сообществе или профессиональном театре ставится какая-либо из моих работ.