Содержание

Стихи о родном городе — ЛЮБИМАЯ РОДИНА

Дорогие читатели! Сайт «Любимая Родина» рад представить вам стихи о родном городе , которые написали современные поэты. 

Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Ищещь стихи о своем родном городе? На «Любимой Родине» можно выбрать стихи о своем крае, области России, а ткже выбрать стихи о своем городе России.

Мой любимый город

автор: Бархатов Александр

 

Что такое мой любимый город?

Это парк, качели, детский сад.

А с годами просто повод,

Киноленту жизни открутить назад.

 

Мой любимый город – это школа,

Одноклассники, мои учителя.

Поцелуи, расставания у вокзала,

Под шумящие от ветра тополя.

 

Ей в любви признаться у фонтана,

В озере купаться, загорать.

И с базара возвращаясь рано,

Друга лучшего случайно повстречать.

 

Новостройки светятся огнями,

Шум машин спешащих по делам.

Солнце золотистыми лучами,

Согревая, ярко светит нам.

 

Что такое – мой любимый город?

Это жизнь, которая кругом.

Это сны, воспоминания, годы,

Это мой гостеприимный дом.

Мой город

автор: Владислав Кернис Амелин

 

Мой город самый лучший на Земле…

На всей огромной, голубой Планете…

Пусть он не так велик, сам по себе…

Его любимей нет на целом свете…

 

С ним связана судьба и жизнь моя…

Пусть скажут, что есть город, лучше где-то..

Но мой родней, он лучший для меня…

Со всей любовью утверждаю – это…

 

Мой город – это где-то часть меня…

Мои падения, взлёты и ошибки…

Впервые пережила, что душа…

Полёта очертания закрылки…

 

Мой город – это сердца отчий дом…

И чтобы про него не говорили…

Средь миллиона лучшим будет он…

Где б на Земле огромной мы не жили

Мой город

автор: Татьяна Степанова-Иванова

 

Гаснет свет в предрассветной прохладе,

Город- праздник снимает наряды,

Появляется строгость во взгляде,

В ночь ушли,- маскарады…

 

Ничего нет на свете дороже,

Видеть лица счастливых прохожих,

Ты вдруг стал на много моложе,

Красоту,- время множит…

 

Твои парки, фонтаны и пляжи,

Миражами парят над волнами

И волшебной природы пейзажи,

В даль уносят,- печали…

Моему городу

автор: Владимир Манохин

 

                          Ну, здравствуй,мой город

                                         мы встретились снова,

                          Когда же дорос ты до неба

                                               седьмого?

                          Опять удивляешь размахом 

                                               и новью

                          И сердце мое наполняешь

                                               любовью.

 

                          Дома и кварталы встают

                                               на пути.

                          По улицам новым приятно

                                               пройти.

                          Ты стал еще выше,стал чище,

                                               светлее.

                          Улыбки прохожих заметно

                                               теплее.

 

                          Звонят с переливами

                                               колокола

                          И брызнуло небо в твои

                                               купола.

                          Душою с тобою-иначе

                                               никак

                          Мне каждый твой тополь

                                          с рожденья земляк.

 

                          Но только, ты знаешь,пойду-ка

                                               туда я,

                          Где старых домов деревянная

                                               стая.

                          Туда,где впервые сказал я:

                                               «люблю»

                          И первую песню придумал

                                                свою.

 

                          До боли знакомы и вишня,и 

                                                клен,

                          И детство глядит их широких

                                                окон.

                          И,кажется здесь,в ожидании

                                                долгом

                          Я сердце оставил за этим

                                                порогом.

 

                          Прости эту грусть,мой единственный

                                                город.

                          Я снова спешу на «кудыкину

                                                гору»

                          Туда,где однажды встречал я

                                                рассвет

                          С девчонкой хорошей

                                           семнадцати лет.

 

                          Пойми меня,город. Я знаю

                                                поймешь.

                          Грущу об ушедшем, его не

                                                вернешь.

                          Отречься бы надо,но нет таких

                                                сил.

                          Я здесь и тебя навсегда

                                                полюбил.

Мой город

автор: Надежда Назарова

 

Иней серебристый белым флёром лёг.

Сказочным стал мой любимый город.

Свод небес прозрачно-бледен, но высок.

Как мне город, в зимней сказке, дорог!

 

Искрятся, сверкают улицы вокруг.

Грудами алмазов клонит ветви.

Мой любимый город — самый лучший друг.

Ты прекрасней всех на белом свете!

 

Как морозный воздух свежестью пьянит!

В снежный пух одет чудесный город.

Белый город в зимней сказке тихо спит,

Сказочно-прекрасен, дивно-молод.

Мой город

автор: Александра Савельевна Романенко

 

Мой город не от бабушки.

В таких лесах красивых

За травами ходили Ладушки,

И лад с елеем приносили.

 

Они – целительницы духа

И ран душевных и телесных.

Нет, не колдуньи, не старухи.

Их ждали, как и благ небесных.

 

А исцеляет только добрый

Со светлым ликом и душой,

Здоров кто телом, нравом кротким,

А не с трясущейся рукой.

 

Мой город молод. По лесам

Озёрам, рекам и прудам

Не может быстро постареть —

Всего за сотню с лишним лет.

 

Да и не Он. Точней – Она.

Судьба от женщины дана.

Природной столько здесь любви…

Как можно некрасивой быть!

 

И горожане, помня, чтут,

Приумножают красоту.

Любовь их к городу видна.

Здесь дом родной — обителью добра.

Наш город

автор: Альбина Турун

 

Окольцован лесными массивами,

Околдован весенними трелями —

Ты частица великой России,

Не подвластен старению временем.

 

Как и раньше прекрасно торжественен 

Ты в параде весеннего времени,

А зимою ты просто божественен 

В белом саване снежного бремени!

Город мой 

автор: Алексей Киселев

 

Город мой! Я с тобою дышу в унисон.

И болею,когда продувают метели

Вены каменных улиц,что твой охраняют покой

И бесстыдство Невы прикрывают на время.

 

Город мой!Мы с тобой побратимы навек.

Каждой порой напитан твоей атмосферой.

Я простой,неприметный в толпе,человек,

Как и тот,что тебя создавал на рассвете.

 

Город мой! С тобой прожиты тысячи дней.

И исхожены сотни новых дорог.

Ты помог приоткрыть в моё прошлое дверь,

Что бы в будущем я потеряться не смог.

 

Город мой! Ты порадуешь утром меня

Продолжая,на ночь прерванный,наш разговор.

Я останусь с тобой монолитной,гранитной плитой,

Когда время придёт распрощаться с родною землёй.

Город мой

автор: Евгений Мартишин

 

Город, на другие непохожий.

Купола ласкают небеса.

И в привычной суете прохожий

Не поднимет к небесам глаза.

 

А когда поднимет – удивится,

Хоть он видел это много раз.

И, не веря, хочется молиться

Красоте, оставленной для нас!


Смотрите и другие материалы по теме:

Стихи о родном КРАЕ

Стихи о малой РОДИНЕ

Стихи про город для детей

Сайт «Мама может все!» собрал красивые стихи про город для детей. Их можно использовать во время экскурсий, а так же в качестве поздравлений на день рождения родного края.

В нашей стране множество городов, все они разные, некоторые большие, другие маленькие, старинные и современные, северные и южные. В каждом из них свой дух. Но только один из них самый родной для нас — это город в котором прошло детство.

***

Город – это не только улицы
И небо, что сильно хмурится.

Город – это еще и прогулки,
Домики, скверы и переулки.

В городе украшение двора —
Громкая шумная детвора!

Занятие детям найдется всегда,
Ведь много таят в себе города!

Кто на самокате прокатится чуток,
А кто-то – рассматривать будет песок.

Город – для всех развлечение,
Одна прогулка – уже приключение!

***

Прекрасней города на свете не сыскать,
Люблю по его улицам гулять.
С Днем города, друзья, вас поздравляю!
Чудесней города поверьте я не знаю.

Пусть с каждым годом станет он лишь краше,
Жизнь будет в нем волшебной полной чашей,
Живем мы его славною душой
И связаны с ним общею судьбой.

Желаю городу и людям процветания,
Чтоб в нем сбывались все заветные желанья,
Чтоб раздавался всюду детский смех
И ждали нас богатство и успех.

***

Чем больше город, тем он краше!
В нем много памятников, башен,
Красивых улочек старинных
Домов высоких, домов длинных,

Церквей с золотыми куполами…
Не верите? Смотрите сами!

***

Вот ведь радостная весть:
В мире город чудный есть,
Нынче праздник отмечает,
Воздадим ему мы честь.

Пусть цветет он и растет
День за днем, из года в год,
И пускай счастливым будет
В этом городе народ.

***

Пусть наш город вырастает
С каждым годом, с каждым днем.
Пусть всегда в нём процветают
Каждый житель, каждый дом.

Пусть всё больше зеленеет,
Птицы пусть поют с утра.
И пусть каждого тут греют
Любовь, счастье, доброта.

Мой город

Расскажу я вам, друзья,
Про зеленый славный город!
Здесь живет моя семья,
Этот город всем нам дорог!

Любим мы по парку
Весело гулять,
Разноцветною листвой
Друг друга осыпать!

Как прекрасен город наш,
Чистый, светлый и уютный!
Летом радует он глаз,
И зимой морозной, вьюжной!

Городок наш сказочный –
Знаменск наш родной!
С самого рождения
Дружим мы с тобой!

Я от всех спешу поздравить:
С Днём рожденья, город мой!
От себя хочу добавить:
Я люблю тебя, родной!
(Шахбазов Роман)

Стих о родном городе
Есть у каждого на свете
Свой родимый уголок
Для меня таким, поверьте,
Стал наш тихий городок.
Раньше я не понимала
И печалилась порой,
Если мама после сада
Нас вела пешком домой.
Мы экскурсий не хотели,
Мы хотели на качели!
Но теперь я стала старше
И проснулся интерес:
Про родной и славный город
Разузнать всё, наконец.
Каждый день я с нетерпеньем
Жду, когда пойдём гулять,
Потому что мама может
Обо всём мне рассказать:
Про скульптуры, монументы
И про памятник Победы,
Про спортсменов, мастеров,
Знаменитых земляков…
Я всё-всё про город знаю,
И теперь я понимаю:
Мы должны гордиться им,
Нашим городом родным!

***

Люблю я город свой…

Люблю я город свой,
Люблю я край родной,
И рада, что живу я тут,
Где новых все открытий ждут.
Наш город расцветает,
Как будто он живой.
И каждый гость пусть знает,
Про город наш родной.
Нигде я не видала
Скульптуры из травы,
У нас в Биробиджане
Ожили все мечты:
Стоит дракоша с мишкой
И лебеди плывут,
О них читали в книжках,
Они же тут как тут.
Я город поздравляю,
Желаю процветать,
Пусть будет больше счастья,
А бед совсем не знать.

(Анойкина Валерия)

***

Нет на свете места краше…

Нет на свете места краше,
Чем родная область наша.
Здесь есть реки и леса,
И прекрасные места.
ЕАО мы очень любим,
Ее всегда беречь мы будем,
Ведь в ней с рожденья мы живем
И любим больше с каждым днем!

(Терентьев Илья)

***
Город – Невеста

Мой город – облаченная невеста,
А снегопад – венчальная вуаль;
О, как преобразилось все чудесно,
Как засверкала, засияла даль;
О, взоров благолепие и нежность,
Сугробов роскошь – серебро зимы;
Как мила сердцу эта белоснежность;
В такие дни светлее даже мы.
Мороза легкое дыханье
Приятной свежестью бодрит;
И солнца яркое сиянье
Нам радость чудную дарит.

***

Снова знакомые с детства пейзажи:
Тропы размыты, дороги разбиты,
Чёрное, белое… Чем будоражат
Бедные краски февральской палитры?

Что в этом чувстве, ещё предвесеннем?
Что ты, внезапно лицо запрокинув
И замерев с непонятным волненьем,
Слышишь в накале страстей воробьиных?

Прядки травы на заснеженном склоне,
Низкие крыши с сосульковым плачем —
Что мы на вашем негибнущем фоне?
Значим ли что-то? Наверное, значим…

Даже вот так, оглядев торопливо,
Мы с этим зрелищем неразделимы.
Просто красивое — только красиво.
Втрое прекраснее то, что любимо.

Чуточка нас — в этом снеге и глине,
В чёрном кустарнике, в гнёздах порожних,
Каждый из нас — ненарочный художник
Этой гармонии. Этой святыни…

(Любовь Сирота)

Мой город
Иней серебристый белым флёром лёг.
Сказочным стал мой любимый город.
Свод небес прозрачно-бледен, но высок.
Как мне город, в зимней сказке, дорог!

Искрятся, сверкают улицы вокруг.
Грудами алмазов клонит ветви.
Мой любимый город — самый лучший друг.
Ты прекрасней всех на белом свете!

Как морозный воздух свежестью пьянит!
В снежный пух одет чудесный город.
Белый город в зимней сказке тихо спит,
Сказочно-прекрасен, дивно-молод.
(Надежда Назарова)

***

Я люблю этот город, где часто ветра
Бьются смело в окно ледяное,
Где как мерный прибой будут плыть облака,
В голубом отражать голубое…

Мачты древних былин сквозь туман проплывут…
Здесь есть сказки и сны,
Реки, речки, мосты…
Сквозь туман проплывут и растают они
Как снежок в январе, как крик чайки во сне…

Здесь дождями полна осень в цвет янтаря..
Дом гранитный седой, шпиль вдали золотой..
Грусть согнула мосты, дремлют старые львы,
И коней, что храпят, оседлать все хотят…
(Наталья Скворцова)

Мой город

Мой город самый лучший на Земле…
На всей огромной, голубой Планете…
Пусть он не так велик, сам по себе…
Его любимей нет на целом свете…

С ним связана судьба и жизнь моя…
Пусть скажут, что есть город, лучше где-то…
Но мой родней, он лучший для меня…
Со всей любовью утверждаю – это…

Мой город – это где-то часть меня…
Мои падения, взлёты и ошибки…
Впервые пережила, что душа…
Полёта очертания закрылки…

Мой город – это сердца отчий дом…
И чтобы про него не говорили…
Средь миллиона лучшим будет он…
Где б на Земле огромной мы не жили
(Владислав Кернис Амелин)

Стихотворения о городе

Моему городу

Родился он в лесу,
Болотами богатом.
И нянчили красу
Не бабушки, солдаты.

Военные строители,
Служивые ребята,
Чудесные родители
С рассвета до заката.

Подкидывали кверху
Этаж за этажом.
Вчера был начат первый,
Сегодня на втором.

Вовсю кипит работа,
Сверкают искры сварки.
Пролили литры пота,
В морозы было жарко.

И рос ребёнок весело,
Да вверх тянулся быстро.
И было время песенно,
И молодо, и чисто.

Здесь многие строители
 Совсем остались жить,
А если есть родители.
То не о чем тужить.

Пора дать имя сыну,
Назвать красиво надо бы.
Вдруг над лесной равниною
Высь засветилась радугой.

И радуга сияла
В строительных лесах.
И Радужным назвали
Наш город в небесах.

Мы в это верим твёрдо,
Нельзя нас обмануть.
А Радужный наш гордо
Продолжит славный путь.

 Галина Александровна Пикунова.

Мой любимый город

Солнце радостно блестит,
Землю освещает.
В небе синем высоко
Радуга сверкает.

Это город мой родной!
Он уютный, небольшой.
Радужным зовется он.
Кругом лесом окружен.

Городок наш очень чистый,
Такой светлый весь, лучистый.
И две школы тоже есть.
Классов в них не перечесть.

Они светлые, большие
И уютные такие.
Здесь мы знанья получаем,
Иногда их забываем.

Искусств и спорта школы есть.
Они необходимы –
Талантов детских много здесь,
Тут детвора  живет счастливо.

Очень люблю тебя, город родной!
И не беда, что ты все ж небольшой.
Радужный – город мой самый любимый,
Самый зеленый и самый красивый!

Татьяна  Ватагина, СОШ №2,  4 «Б» класс.

.

С Днём города!

Отдыхает пусть стол забумаженный,
Моих мыслей единственный друг.
Поздравляю с Днём города Радужный
И знакомые лица вокруг.
Если тропка приветствий попутная
Вдруг окинет улыбкой не всех,
Моим строчкам работа минутная
Поддержать и веселье, и смех.
В день рождения нашего города
Пожелать радужанам хочу:
Свою дружбу оценивать дорого,
Остальное нам всё по плечу!

Николай Костиков.

 

Наш  город

Радужный — от радуги,
Радужный — от радости,
Радужный — от света и тепла.
Мы нашли здесь, в Радужном,
Мы нашли здесь родину,
Мы нашли наш город
счастья и добра!

Зинаида  Геннадьевна Родионова.

Участвуйте в конкурсе «Стихи о городе»

Сумрачно. странно, обманно

Лил дождь, закрывая пути

Небесная бледная манна

Ссыпалась в земные ладьи.

Деревья, стеная сонно,

МанЯт в ледяную гать,

Где тайными тропами, вольно

Ступала уездная рать.

И лес, повинуясь порыву,

закутался в мокрую шаль.

Спешат кони полем, к обрыву,

Звенит над копытами сталь…

Волшебная ночь так туманна

Дороги нам не найти.

Застыл караван Атамана

Знать, сбились варяги с пути.

— Какая же в этом утрата?

Прошу растолкуй. — Изволь.

У «города — репатрианта»,

в котомке не хлеб, а боль.

Словарь:

Гать — дорога, основание которой устроено из хвороста, реже из бревен, в болотной местности. насыпь, плотина, дорога через болото или загаченный участок затопленной суши, настил через трясину.

КАРАВАН (араб. Kairawan, от перс. Karwan, Kirwan — странствующий). 1) на востоке, общество путешественников, состоящее из купцов и богомольцев.

Карава́н — группа людей, путешествующих вместе с торговыми, паломническими или иными целями и объединившихся для взаимной помощи и защиты в суровой или опасной местности, а также их вьючных животных.

АТАМА́Н, -а, м. . Атама́н (предводитель, начальник) — старший в роду и предводитель у степных народов, предводитель казаков или (устар.)

Варя́ги (др.-сканд. Væringjar, греч. Βάραγγοι) — наёмные воины или торговцы в Древнерусском государстве (IX—XII века) и Византии (XI—XIII века). выходцы на службе у правителей .

Кото́мка (котома́) — дорожный заплечный мешок на лямках из грубой холщовой ткани, сукна, кожи или замши. Вместе с посохом котомка является известным атрибутом странников, бродяг, нищих..

КОТО́МКА, -и, жен. (устар.). Сумка, носимая за плечами. Холщовая к. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова.

Знать — знаешь. разговорное /устар/.

Репатриация процесс возвращения актива, элемент символического значения ..

Репатриацияэто в переводе с латыни означает возвращение кого-то или чего-то в родные места из другой страны — добровольно или принудительно — владельцу или места их происхождения или гражданства. В международном праве понятие репатриация было определено на Женевской конвенции в 1949 году. Подразумевается, что каждый человек с рождения имеет неприкосновенное право на возвращение в места, где он родился

Подарок городу.(стихи собственного сочинения)Мой любимый город. И -Победе нашей 75 лет. :: сайт «Лица власти»

Здравствуйте Александр Дмитриевич.Я ученик 6А класса ГБОУ СОШ №76 Выборгского района Санкт-Петербурга. Я занимаюсь робототехникой и программированием, но я еще и пишу стихи, являюсь победителем различных литературных конкурсов.В конун праздника 75 лет Победы я написал стихотворение,посвященное подвигу русского народа и назвал его — Победе нашей-75 лет.И еще стихотворение о своем любимом Санкт- Петербурге и хочу подорить его своему городу,но незнаю как? Может Вы примете в дар городу мои стихи.

                           Мой любимый город.

Я люблю тебя мой город!

Мой прекрасный Петербург!

Ты душе и сердцу дорог,

Добрый, верный — словно друг.

Твои реки величавы.

Королева их Нева.

Сфинксы в шкуре из гранита

Защищают  берега.

Все  мосты согнули спины,

Над волною голубой.

И по ним бегут машины,

На работу и домой…

А по улицам тенистым

Ходит древний дух Петра.

Охраняя, словно ангел

Парки, скверы и дома.

Не страшны тебе ненастья,

Ты не сломлен был войной.

Город мира, дружбы, счастья!

Я горжусь мой друг тобой!

И стоишь ты величаво,

Словно верный часовой

У истоков русской славы…

Гордый, светлый и родной!

                                                               Глушак Борис (12.04.2017)

               Победе нашей 75 лет.                                            

Россия – Родина моя!

Великих подвигов держава.

Не сломленная ворогом земля.

В веках живёт твоих героев слава!

И лик святой не уничтожит никогда,

Ни иго чёрное, ни зло и ни фашизм.

С колен израненных вставала Русь всегда

И побеждала орды и нацизм.

В последней, страшной, роковой войне,

Когда от взрывов корчилась земля,

Сыны в бою отдали жизнь тебе-

Россия – Родина моя!

А мы, живущие через десятки лет,

Несём в сердцах воспоминанья о героях…

Запомнив, сколько доблестных побед

Хранит земля в своих покоях.

И каждый год, встречает май салют,

Как память, сотни огненных комет!

Во славу воинов стихи слагают и поют —

Победе нашей – 75 лет!

                                                         Глушак Борис(2019)

Стихи о г. Чебоксары


Василий Давыдов-Анатри

Родные Чебоксары

Величаво стоишь, в окнах солнечный день отразив,

Город мой—Чебоксары—родной и любимый.

Рядом Волги могучий широкий разлив,—

Песня рвется сама славить светлое имя!

Снова нас восхищают красавцы-дворцы,

Снова радуют мощью гудки заводские.

И напористы в деле в спецовках творцы—

Их подарки, Отчизна, прими трудовые.

Мы гордимся тобой, город мирных людей,

Силой дружбы возвыситься нашему дому.

В сердце нашем любовь—отраженье твоей,

Ты всегда так приветствуешь нас по родному.

1968 г.

 

Василий Давыдов-Анатри

Любимый город

Я искал песню сердца годами,

Чтоб тебя в ней, мой город, воспеть.

Ты растешь. За твоими шагами

Даже песне порой не успеть.

Чебоксары—мой город родной!

В братской дружбе со всею страной

Расцветай, полной грудью дыши,

Город юности—песня души!

Я нашел песню сердца на Волге

И запел, как в садах соловьи,

О сыновнем к тебе моем долге,

О моей к тебе верной любви.

Я пою о тебе и о людях,—

Буду славить вас всюду, всегда.

Тот тебя никогда не забудет,

Кто нашел в тебе радость труда.

Чебоксары—мой город родной!

В братской дружбе со всею страной

Расцветай, полной грудью дыши,

Город юности—песня души!

1968 г.

 

Василий Давыдов-Анатри

Юратнӑ Шупашкарӑмӑр

Юрламасӑр эпир чӑтаймарӑмӑр

Чун-чӗре савнӑҫпа тулнӑран.

Юрататпӑр сана, Шупашкарӑмӑр, ­­­–

Куллен-кун эс ӳсен, сарӑлан.

Шупашкар, Шупашкар,

Ӳс, татах лайӑхлан,

Хӑват ил халӑхран.

Таҫтанах курӑнать комбинатӑмӑр,

Пир тӗртеҫҫӗ унта пикесем.

Заводсем, ҫӗн ҫуртсем туса лартрӑмӑр

Маттур ҫав Шупашкар ҫыннисем!

Шупашкар, Шупашкар,

Ӳс, татах лайӑхлан,

Хӑват ил халӑхран.

Чӑвашсен тӗп хули — Шупашкарӑмӑр,

Сана паттӑр Мускав саламлать.

Раҫҫей ҫӗрӗ — анне, ӗмӗр манмӑпӑр,

Яланах тӑванла пулӑшать.

Шупашкар, Шупашкар,

Ӳс, татах лайӑхлан,

Хӑват ил халӑхран.

1960 г.

 

Юрий Семендер

Шупашкар шап-шурӑ тум тумланчӗ

Шупашкар шап-шурӑ тум тумланчӗ!

Ҫӗнӗ юрӑн шур пусми ҫинче

Чӳк уйӑхӗнчи пилеш хӑмачӗ

Илӗртсе ларать мӗнпур енчен.

Ураму шур питлӗ хӗр пулсассӑн,

Пилешӳ — шур пит ҫинчи писев,

Мӑшӑр ҫунатпа сулса ярсассӑн

Йыхӑрать сана инҫе вӗҫев.

Шупашкарӑм, ытарми хулаҫӑм,

Илеме иленнӗ самантра

Юрӑ евӗр ҫаврӑнать сӑмахӑм

Эсӗ ыталанӑ ытамра.

Пикӳсем ҫурхи ҫеҫке пек пулччӑр,

Хӗрлӗ тӗс вылятӑр питсенче,

Пӗрхӗт кайӑк пек патваррӑн пыччӑр

Каччисем шуракӑш ҫумӗнче.

Шурӑ юр ҫинчи пилеш кӑварӗн

Тӑтӑр курӑнса хитре малаш,

Ҫеҫпӗл суннӑ несӗллӗх тымарӗ

Патӑр аллине сана, чӑваш!

1999 г.

 

Юрий Семендер

Шур хуламӑр Шупашкар

Йалтӑркка хумсем килеҫҫӗ

Алла-аллӑн тытӑнса,

Кимӗсем ишсе ҫӳреҫҫӗ

Акӑш евӗр ярӑнса.

Ҫут тӗнчен илем кӗтесӗ,

Турӑ панӑ пархатар,

Шурӑ акӑш мар-ши эсӗ,

Шур хуламӑр Шупашкар?

Пахчисем уртаҫҫӗ шупӑр

Ҫурхи ӑшӑ каҫсенче,

Шӑпчӑксем калаҫҫӗ шӑпӑр

Кӗмӗл уйӑх айӗнче.

Ҫут тӗнчен паха кӗтесӗ –

Хурӑнсар та ҫӑкасар,

Ырлӑх сачӗ мар-ши эсӗ,

Шур хуламӑр Шупашкар?

Чӗрене лӑпкать сӑмахӗ,

Вӑй хушать юрри-ташши,

Cap хӗрсен тӗрри-ахахӗ –

Чун уҫҫи те чун ӑшши.

Ҫут тӗнчен хитре кӗтесӗ,

Турӑ панӑ пархатар,

Чӑваш чунӗ мар-ши эсӗ,

Шур хуламӑр Шупашкар?


Анатолий Смолин

Ӗмӗр ҫамрӑк Шупашкар

Атӑл ытамне вырнаҫнӑ,

Чарлан пек ялан патвар.

Курӑнатӑн эс мӑнаҫлӑн,

Капӑр тумлӑ Шупашкар.

Сан ятна ҫӗклетпӗр хамӑр,

Эс кӳретӗн пархатар,

Пирӗн аслӑ тӗп хуламӑр —

Шурӑ шӗкӗр Шупашкар.

Сар хӗрсем хитре юрлаҫҫӗ,

Ташӑра яшсем хастар.

Ҫурхи евӗр кашни каҫӗ

Санӑн, савнӑ Шупашкар.

Шеллемесӗр вӑй-хала та

Саншӑн туслӑн тӑрӑшар,

Авалхи тӑван хуламӑр,

Ёмӗр ҫамрӑк Шупашкар.

 

Тул ҫутӑлать…хӗвел урийе

Тул ҫутӑлать…хӗвел урийе

Тӳпенелле кӗҫ тирӗнет.

Хула ҫине уй йӑл ҫутийӗ

Мерчен-мерченӗн сирпӗнет.

Ҫак самантра вара вӑр-варрӑн

Илет те тутлӑн карӑнса,

Куҫне уҫать шур Шупашкарӑм, –

Ӗҫе тарать хавасланса.

Сӑртран пир-авӑр комбиначӗ

Салам ярать кӗҫ, ҫавӑнтах

Хурав памашкӑн тытанаҫҫӗ

Завочӗ, фабрикӗ — йӑлтах.

Крансем те чун ҫитсе кӗрейнӗн

Пуҫа ҫӗклеҫҫӗ самантрах.

Ҫуртсем ҫинче утса ҫӳренӗн

Вӗсем курнаҫҫӗ аякран.

Проспектпала ав, хӗвӗшеҫҫӗ

Ирхи васкавлӑ машшинсем.

Пӗлӗтсене ҫурса иртеҫҫӗ

Хӑватлӑ хурҫӑ кайӑксем.

Йӗри-тавралӑх йӑлт чун кӗнӗн

Пуҫлать туй-ҫуй пек вӗркеме.

Шавлать хула…Ун шавӗ ҫӗнӗ, –

Ҫӗклентерет вӑл чӗреме.

Кермен пек ҫӗн ҫуртсен ӗречӗ

Ҫип ҫапнӑн курӑнать витрех.

Фонтансенчен тапса ҫӗкленчӗ

Вылянчӑк ҫумӑр пит хитрен.

Хула ҫине пӑхса таратӑп

Сӑнана евӗр шеп хӗре.

Ӗнер чиперччӗ вӑл, куратӑп:


Паян пушшех-мӗн хӳхӗмрех!

 

Николай Теветкел

Этюд

Шубашкар — чувашская столица,

Горожан твоих люблю я лица.

Как хорошо вечернею порой

Побродить прибрежною тропой.

По-над Волгой высоко пройти,

Где легли стрижиные пути.

Ощутить возвышенный покой,

Посмотреть на солнце за рекой.

Как усталый дедушка седой,

Бросив в Волгу посох золотой,

Солнышко сидит там на холме,

Держит думу крепкую в уме.

А о чем она — и не узнать.

Завтра рано солнышку вставать.

Скоро Шубашкар зажжет огни,

Словно мысли светлые они.

Мой любимый город , в тишине

Много дум навеешь ты и мне.

 

Василий Давыдов-Анатри

Шурӑ-шурӑ Шупашкарӑм

Шурӑ-шурӑ Шупашкарӑм,

Эс каймастӑн асӑмран.

Сана эпӗ кӑмӑлларӑм,

Хисеплерӗм ачаран.

Эх, ҫӗнелнӗ Шупашкарӑм,

Сартӑн мӑшӑр ҫунатна.

Юрӑ тупрӑм, эп юрларӑм, –

Саврӑм санӑн ыр ятна.

Шурӑ-шурӑ Шупашкарӑм,

Аслӑ Атӑл — ҫумӑнта.

Мӗн чул эпӗ савӑнмарӑм

Акӑш евӗр ҫакӑнта.

Эх, ҫекленнӗ Шупашкарӑм,

Сартӑн мӑшӑр ҫунатна.

Юрӑ тупрӑм, эл юрларӑм,

Саврӑм санӑн ыр ятна.

Шурӑ-шурӑ Шупашкарӑм,

Салам ӗҫлӗ халӑхна.

Ахаль мар пуль эп мухтарӑм, –

Эс ҫӗклетӗн ман чуна.

Эх, юратнӑ Шупашкарӑм,

Сартӑн мӑшӑр ҫунатна.

Юрӑ тупрӑм, эп юрларӑм,–

Саврӑм санӑн ыр ятна.

1965 г.

 

В. Давыдов-Анатри

Тӑван хуламӑр, Шупашкарӑм

Хам тивӗҫе пӗрре манмарӑм, –

Куллен хӗрӳ ӗҫе васкарӑм,

Сана савса чунтан юрларӑм,

Тӑван хуламӑр, Шупашкарӑм.

Ытарайми сӑнна мухтарӑм,

Ҫут Атӑла куҫпа лӑпкарӑм,—

Сана савса чунтан юрларӑм,

Тӑван хуламӑр, Шупашкарӑм.

Аҫта кӑна ҫитсе курмарӑм,

Сана нихҫан асран ямарӑм,

Сана савса чунтан юрларӑм,

Тӑван хуламӑр, Шупашкарӑм.

Чӑваш ҫӗршыв ятне упрарӑм,

Юратнӑран унтан хӑпмарӑм.

Сана савса чунтан юрларӑм,

Тӑван хуламӑр, Шупашкарӑм

1977 г.

 

Порфирий Афанасьев

Тӑван хуламӑр Шупашкар

Ҫуллен ӳссе хитрен ҫӗкленнӗ

Ытарайми хула ҫине

Пӑхса тӑрать аттемӗр Ленин,

Сӑнать ун чаплӑ уттине.

Ан тив, хуламӑр пулгӑр ватӑ,—

Вӗр-ҫӗнӗ тинӗс хӗрринчен

Яш сӑн кӗртсе, хӑватлӑ Атӑл

Чӳхет, лӑпкать ӑна куллен.

Урамсенчи хитре ҫӑкалӑх,

Хуркайӑк пек карталанса,

Ҫӗн Атӑла салам сунмалӑх

Чупса анать пек васкаса.

Кунта – телей ача-пӑчашӑн,

Чапай ҫуралнӑ хулара

Кашни ача пулса курасшӑн,

Хӑй тав тӑвасшӑн паттӑра.

Чапаев пек эпир те хамӑр

Хӑюллӑ пулӑпӑр, хастар.

…Ялан мал ӗмӗтлӗ хуламӑр,

Тӑван хуламӑр Шупашкар.

Ҫуллен ӳссе хитрен ҫӗкленнӗ

Ытарайми хула ҫине

Пӑхса тӑрать аттемӗр Ленин,

Сӑнать ун чаплӑ уттине.

 

Ман Шупашкар

Эп юрататӑп сана, ман Шупашкарӑм,

Ытарайми илемлӗ шур хула!

Ӑҫта кайсан та сан патах васкарӑм,

Санпа эп ҫыхрӑм пӗтӗм кунҫула.

Кунта вӗрентӗм эп, ӳссе ҫын пултӑм.

Кунтах пӗрлешрӗм савнӑ тусӑмпа.

Ӗмӗрлехе телей кунта эп тупрӑм.

Эп мухтанап, тӑван хулам, санпа!

Куллен ӳссе, капӑрлансах пыратӑн,

Мӑн Атӑл сӑрт-туне илем парса.

Эс радио та теле-хум яратӑн,

Ҫӗршывӗпех саран пирӗн сасса.

Авал санран тӑрӑхласа тек кулнӑ:

«Чӑпта хули, Чӑваш-Париж», тесе.

Кив сӑнару сан музейра ҫеҫ юлнӑ,

Заводсемпе ларан халь кӗрлесе.

Урамусен ик енӗпе ҫӗкленнӗ

Пуҫ ҫаврӑнмаллӑх ҫӳллӗ керменсем.

Чи чаплӑ площадьрен юратнӑ Ленин

Утать пӗр ывӑнми пире ертсе.

Вӑл хушнӑ пек, чуна парса ӗҫлетпӗр,

Ҫӗклетпӗр тӗп хуламӑрӑн чапне.

Ильичпала пӗрле эпир ҫитетпӗр

Хӗвел пек ҫутӑ ӗмӗтсем патне.

 

Иван Малгай

Кӑмӑлтан

Куҫ умӗнче ӳссе ҫӗнелтӗн,

Эс, ман хула, тӑван хула.

Чипер хӗр евӗр шукӑллентӗн

Илемлӗ, капӑр тумпала.

Ӗҫчен те паттӑр ырӑ халӑх

Кунта хаваслӑ тӑтӑшах.

Ӑҫта пӗлмеҫҫӗ ӗнтӗ халӗ

Чӗкеҫ чӗлхеллӗ чӑваша?

Тӑван хула — ман Шупашкар

Поэтсенчен те чухӑн мар.

Кунта янравлӑ сӑвӑ-юрӑ,

Кунта кашнийен кӑмӑл ырӑ.

Курасчӗ, тетпӗр, ак, куратпӑр

Тӑван хуламӑр тинӗсне.

Чи чаплӑ ялавла йӑтатпӑр

Ӗҫе, мухтавлӑ ҫын ӗҫне!

 

Песня о Чебоксарах

Кубашина Лидия

Город наш столичный

Юн не по годам,

Помнит его лица

Волжская вода.

Припев:

Чебоксары мои,

Город вечной любви,

Будь прославлен в веках

И судьбою храним.

Шупашкар, исстари

Ты народов оплот

И праматерь Анне

Наш покой бережет!

Семь холмов на страже,

Храмов благодать.

И Залива краше

Просто не сыскать.

Припев

В зелени — проспекты,

Новостроек высь.

Планы и проекты

Продолжают жизнь.

Припев

Василий Дмитриев-Шашкар

Чебоксары

Будто в первый раз,

Волнуясь и любя,


Обошел все парки и бульвары.

Не могу я наглядеться на тебя,

Мой любимый город Чебоксары.

Раньше ночью ветхое жилье людей

Озаряли лишь одни пожары.

А теперь ты в море электрических огней,

Мой могучий город Чебоксары.

Привлекаешь, словно лебедь, белизной.

Манишь голосом влюбленной пары.

Ты безбрежным садом кажешься весной,

Мой прекрасный город Чебоксары.

Я страну родную птицей облетел.

Видел ее облик лучезарный.

Нов заветных песнях о тебе лишь пел.

Мой родимый город Чебоксары.

 

Зоя Сывлӑмпи

Ман хулам Шупашкар

Мӑнаҫлӑн ларать ман хулам Шупашкар!

Мухтавлӑ, ӗҫчен тӑван енӗм!

Юхать Атӑл шывӗ хуллен юнашар,

Унпа кирек кам та киленӗ!

Тӗрлет ирхи шуҫӑм асам тӗррине

Е ҫӑлтӑр сапать-и каҫ сӗмӗ,

Курман эп нихҫан та унран хитрине –

Ҫут Атӑлӑм ылтӑн та кӗмӗл!

Чечеклӗ хуламӑр – тӑванлӑх тӗнчи!

Сӑпайлӑ вӑл, чаплӑ та паттӑр!

Вӑлах тарават Чӑваш енӗн ӗнчи –

Эпир унпала мухтанатпӑр!

Чи хаклӑ хулам! Ытарми Шупашкар!

Пулсам ӗмӗр ырӑ та сывӑ!

Мана яланах вӑй-хӑват эсӗ пар,

Пӗртен-пӗр юратнӑ Ҫӗр-шывӑм!

 

Айдаш Юрий

Ирхи Шупашкар

Апрель шӑнкравӗ шӑпкӑр! янӑрарӗ

Тумламсемпе те шӑнкӑрч сассипе.

Ирех тӑрать ман ӗҫлӗ Шупашкарӑм,

Питне ҫӑвать ҫӗп шуҫӑм шевлипе.

Ҫур сывлӑшӗ халь ҫӑкӑр евӗр тутлӑ,

Кӑвак тӗтрелӗх илӗртет хире.

Сӑнсем те чӗресем пӑлханчӑк вутлӑ:

Кӗҫех пуҫланӗ кун хӗрӳ ӗҫре.

Кӗҫех ӑшра упраннӑ ӗмӗт-шухӑш,

Ӑстӑн та мускул хӑватне кура,

Конвейертан машина пулса тухӗ,

Пир-авӑр пулса юхӗ алӑра.

Тулта – ҫурхи тивлет, ҫурхи хаваслӑх!

Телейлӗ кулӑ-юрӑ юнашар.

Манпа пӗрле ӗҫе утать уҫ саслӑ,

Ҫап-ҫамрӑк чунлӑ шурӑ Шупашкар.


Анатолий Юман

Шупашкар

Унччен пыраттӑм сан патна эп талӑк,

Паян мана тӑват сехет ҫитет.

Ҫатма ҫулпа, такам та ӑмсанмалӑх,

«Икарус» авӑ, ҫил пек, вирхӗнет.

Тавралӑха савса тинкернӗҫемӗн,

Хавхаланатӑп чӗрери хӗмпе.

Ку чух пире, ҫынна, тӗлӗнтереймӗн

Кӑмпа карти пек шур керменсемпе.

Вӗсем шӑтса ӳсеҫҫӗ йышлӑн, юрӗ,

Пире татах та кирлӗ – ӳсчӗрех.

Проспектусем, ҫип ҫапнӑ пек, тӳп-тӳрӗ –

Илем кӳреҫҫӗ тарават ҫӗре.

Ҫырма-ҫатрасенче ун-кун пытаннӑ

Ялти пек кил-ҫуртсем – музей валли.

Вӗсем ҫине йӑлт ҫырӑннӑ, тӑванӑм.

Тӗрӗсем пек, кив ӗмӗрсен палли.

Шав малаллах васкать истори ҫулӗ,

Иртсе юлаҫҫӗ талӑксем, ҫулсем…

Ҫӗн ӗмӗрсем ҫитсен пире асилӗҫ:

«Аҫта, мӗскер ӗҫленӗ тӑхӑмсем?»

Пире те иртнӗ куншӑн намӑс пулмӗ

Эпир йӑлт пурнӑҫлана тивӗҫе.

Килес ӑрушӑн чыс-хисеп те юлмӗ

Тӑваймасассӑн паянхи ӗҫе.

 

Нина Пӑрчӑкан

Шупашкарӑм , юратнӑ хула

Ӑҫта кӑна ҫитсе курмарӑм,

Илемлӗ вырӑнсем нумай.

Эс тӑван кил ман, Шупашкарӑм,

Туятӑп ӑшшуна пӗрмай.

Ҫулсеренех ҫуртсем ӳсеҫҫӗ,

Таса та ҫутӑ урамсем.

Сан пек хитри, ҫуках пуль, теҫҫӗ.

Ялан килсе ҫӳрекенсем.

Ыр кӑмӑллӑх кунта илентӗр

Хӗвел пек тӑтӑр ӑшӑтса.

Чӑваш ятне хулам ҫӗклетӗр

Пур халӑх тӑтӑр мухтаса.

 

Александра Лазарева

Килсе кур, тӑван

Килсе курччӗ тӑван, Шупашкар хулине,

Сар хӗвел тухнӑ чух эс пӑхсам ун ҫине,

Кайӑксем янратаҫҫӗ хавас юррине,

Ӑмӑртуллӑн мухтаҫҫӗ хула илемне.

Килсе курччӗ тӑван, Шупашкар хулине,

Киленсе эс итле ун манӑҫ сассине,

Чунупа туйса ил аслӑ ӗҫ кӗввине,

Еҫ кӗвви хулана чӑн телей кӳнине.

Килсе курччӗ тӑван, Шупашкар хулине,

Ирт Ильич умӗпе, илт ҫӗршыв таппине,

Уҫ ӗҫчен аллупа ҫӗн завод хапхине,

Кур унтан еплерех тракторсем тухнине.

Килсе курччӗ тӑван, Шупашкар хулине,

Атӑла пӗвелен паттӑр йӗкӗтсене,

Саманан Атӑл евӗр тулли хӑватне,

Сар хӗвеллӗ кунсен иксӗлми вӑй-халне.

 

Тӑван хула

Атӑл тӑрӑх хӑпаратпӑр,

Ак умра, инҫех те мар,

Курӑнса каять хуламӑр —

Пирӗн капӑр Шупашкар.

Эс ялан кӗтсе илетӗн

Пире ҫывӑх тӑванла,

Сӑнупа илем кӳретӗн

Ирӗк аслӑ Атӑла.

Савӑнатпӑр, тӗлӗнетпӗр

Эсӗ хӑвӑрт ӳснинчен,

Сӑвӑ-юрӑ кӗвӗлетпӗр

Шупашкарӑмӑр ҫинчен.

Ӗмер пул эс пӗр тӑванлӑ

Аслӑ, чаплӑ Мускавпа

Пирӗн ӗҫлӗ, ҫӗн вӑй-халлӑ

Хӑвӑрт ӳсекен хула.

1950 г.

 

Начало

Людмила Симонова

Где легко спешили друг ко дружке

Две реки, две верные подружки,

В котловине близ лесных дорог

Появился малый городок.

Может быть, Господне провиденье,

Нет, еще не город, поселенье,

Было с четырёх сторон оно

Ото всех водой ограждено.

А вокруг – холмов крутые склоны,

Семь вершин, лесистых и зеленых,

Утушки взлетают в неба гладь…

Тишина, приволье, благодать.

Шли века, мгновения летели,

Бушевали ветры и метели.

Землю потом орошал народ

И глядел с надеждою вперед.

Было всё: и голод, и болезни,

Но звучали над рекою песни,

В вышивках цветных алели зори,

С красками небес достойно споря,

А по вечерам над синью вод

Расцветал чувашский хоровод.

На семи холмах, над Волгой синей,

Куполами устремляясь ввысь,

Золотою капелькой России

Чебоксары стройно поднялись.

О Владикавказе


СТИХИ О ЛЮБИМОМ ГОРОДЕ


(материал взят из справочника, подготовленного Нац. науч. библиотекой – Город у синих гор / сост. И. Бибоева, ред. И. Хайманова.– Владикавказ: Перо и кисть, 2004.– 128 с.)

                     Владикавказ

                             (отрывок)
…Итак, по воле провиденья,
заброшен я во Владикавказ,
И вам свои впечатленья,
Друзья, поведаю сейчас.
Окрестность – дивные картины!
А город – новый Петербург!..  

                                                        Коста Хетагуров

Владикавказ
(Рассказ старого казака)

Вы послушайте, внучата,
Озорные казачата,
Деда вашего рассказ
Про седой Владикавказ.
1
Много лет назад лет двести,
В сердце гор, на этом месте,
Здесь, у терских берегов
Царь поставил казаков.

Заложили крепость лихо,

Чтоб в округе стало тихо

И Кавказ покорным был,

Усмирил свой буйный пыл.

Чтобы край в раздорах не был.

Расцветал под мирным небом,

Да на радость всем векам!

Да на страх любым врагам!

Форт стеною окружили,

Стену камнем обложили

И на вышке боевой

Стал дозором часовой.

Здесь, у грозной крепостины.

Жили рядом осетины,

Их дымящийся аул

Рано в сумерках тонул.

С казаками не встревали,

Жили дружно, торговали,

Всем делились, чем кто мог,

Как тому учил нас Бог.

Правда, всякое бывало,

В стычках хлопцев убивало,

Смерть скликала черных птиц

Из аулов и станиц.

Но не шло до кровной мести

От такой печальной вести

И братались казаки,

Породнившись в кунаки.

И с тех пор сыны России

Из степей Малороссии

Вместе с горцами живут,

Разделяя общий труд.

Но всегда была тревога,

Охранялась здесь дорога.

Прямо в Грузию вела –

Ох, трудна она была!

Мы же шли за перевалы,

Охраняли караваны

От разбойников иных,

Диких, жадных и лихих.

2

Вот однажды в конце лета,

В час на жаркий, до обеда,

Мы отправились в путь свой

Вслед за пушкой полковой.

Пыль дорожная клубиться,

На ветру фитиль дымится.

Переехали мосток,

Держим прямо на восток.

Тут вступили в сень Дарьяла –

Пена Терека играла,

Орошая все вокруг.

Только слышим: крики вдруг!

Нам, конечно, не до смеха.

Пушка ухнула – потеха!

Все смешалось на пути,

Ни проехать, не пройти…

Словно коршуны из тучи,

Налетел отряд летучий,

Десять всадников лихих –

Черных, дерзких, молодых!

Сквозь дымы и крик погони

Их стремительные кони,

Мча добычу навесу,

Скрылись в утреннем лесу.

А пока я ладил с пушкой,

Уж абреки за опушкой

И скорее прочь от нас

В сторону, где будет Ларс.

Мы кричали до натуги,

Люди, лошади в испуге

И догнать воров нельзя!

Не успели, вот и зря!

Но полковник наш был краток

Привели обоз в порядок

И промехонько в Тифлис

В путь-дорогу поплелись.

Чтоб не встретились абреки,

Ночевали мы в Казбеги,

Кто в обозе за корчмой,

Я же – с пушкой полковой.

Быстро ночка пролетела,

Повставали и за дело:

Снова осторожным будь,

Дай нам Бог, спокойный путь!

Были случаи другие,

Но другие не такие –

Приходилось убивать,

А своих и отпевать…

Так мы жили, не тужили.

Царю-батюшке служили

Уплывали вдаль года,

Словно Терека вода.

Тяжела была службина,

Стала родиной чужбина,

Жизнь нас дальше все несла,

Крепость новая росла!

Крепость наша повзрослела,

Расцвела, похорошела,

У Дарьяльских грозных врат

Появился новый град!

Встали арки и заборы

Златоглавые соборы,

Именитые дома

И казарма, и тюрьма.

Храмы, школы и больницы,

Словом, все, как у столицы!

Царь тогда издал Указ:

«Город звать – Владикавказ!»

Город помнит именитых.

Всей России знаменитых

И поэтов, и князей,

И вельмож, и бунтарей.

В нашем городе раз три


Были русские цари!

И стреляли в полдень пушки,

Когда в крепость въехал Пушкин!

В ссылку кто, друзей проведав:

Лермонтов и Грибоедов,

Чехов, Горький, лев Толстой –

Список выйдет непростой…

Так что помните, друзья,

Город знаменит не зря!

Вы должны его беречь:

Вот о чем сегодня речь!

Пусть цветет для всех, для нас,

Стольный град-Владикавказ!

Пусть живет в душе его

Слава гордая веков!

Евгений Александров
// Стыр Ныхас.–2014.–№11, июнь.

                  * * *

Мой город – один на Кавказе такой.

Известен он дружеским нравом.

Издревле мы жили большою семьей

Здесь, в городе воинской славы.

Вихрь войн, революций и много всего –

Да, память народа нетленна…

Но лучшее в нас – это все от него,

А щедрость мудра и бесценна.

Он столько вопросов нелегких решал,

И встал во весь рост он не сразу…

Все песни, в которых народа душа,

Подарены Владикавказу.

Наш город уверен, что главное в нас

Не будет распято враждою.

Он знает, что вправе мы все в трудный час

Укрыться его добротою.

Он помнит: у нас никому не отнять

Военной годины страницы.

Нам есть что беречь и кого почитать,

Пусть это воздастся сторицей.

Здесь памятник каждый с любовью воспет!

Враги не ступали ни разу

На землю его! Знаем, города нет

Прекраснее Владикавказа.

Не манна с небес, не судьбы благодать!..

Заслужено все, как награда,

За то, что умели любить и прощать,

Соседу всегда были рады.

Наш город гордится своею судьбой

И предков немеркнущей славой,

Нас горы от бурь заслоняют собой –

Они в своем мужестве правы.

Валентина Бязырова

 

                   Песня о синем городе

Засыпает усталый мой город,
Мамы спят и влюбленные спят,
Дети спят, а хрустальные горы,
В изголовье беззвучно стоят.

Припев:
Мне ночами нередко снится,
В каких бы ни был я краях,
Мой синий город Орджоникидзе –
                     Любовь моя.

Здесь родней нам и небо, и звезды,
Глаз любимых немеркнущий свет.
В этом городе нам даже воздух
Помогает любить и взрослеть.

Припев:

Ночь спустилась над Тереком нашим
Дремлют белые вишни в садах.
Кто влюбился в мой город однажды,
Несомненно вернется сюда.

Сл. Игоря Дзахова. Муз. А. Плиева

Город мой начинается с гор.

Освещая скалистый хребет,
Солнце светом тебя озаряло,
Город мой, ты стоишь двести лет
Часовым у теснины Дарьяла.
И сверкая бурливой волной,
Набегая на каменный берег,
Здесь врывается в гул городской
По камням громыхающий Терек.

Припев:

Город мой начинается с гор,
Устремляясь в степные просторы.
И, вздымаясь в небесный простор,
Начинаются с города горы.

 Светлый город у снежных высот
И с горами ему не расстаться.
Город славу вершинам поет,
Славой города горы гордятся.
Здесь весенней листвы изумруд,
Здесь бесценные дружбы богатства,
Здесь в согласии спорится труд
Под звездой всенародного братства.

Припев:

Освещая скалистый хребет,
Солнце светом тебя озаряло,
Город мой ты стоишь двести лет
Часовым у теснины Дарьяла.
И сверкая бурливой волной,
Набегая на каменный берег,
Здесь врывается в гул городской
По камням громыхающий Терек.

 

Сл. М. Дзасохова, Пер. Л. Шерешевского. Муз. А. Ачеева.

 

Дзауджикау – Владикавказ

Нæ уарзон сахар Дзæуджыхъæу,
Зарæм дыл мах хъæрæй.
Дæуæй рæсугъдæр, аивдæр
Дунейы махæн  нæй!

Базард:

Дзауджикау – Владикавказ,
Дæуæй рæсугъддæр, аивдæр
Дунейы махæн  нæй!

Дæ сыгъдæг уынгты райдзастæй,
Зæрдæ ныррухс вæййы.
Æмæ дын Терк йæ зарджытæ
Хуры тынтæй цæгъды.

Базард:
Дзауджикау – Владикавказ,
Æмæ дын Терк йæ зарджытæ
Хуры тынтæй цæгъды.

Дæ базырты бын бакодтай
Бирæ адæмыхатт.
Сæхи мадау дæ бауарзтой
Æмæ сын амонд ратт!
Базард:
Дзауджикау – Владикавказ,
Сæхи мадау дæ бауарзтой
Æмæ сын амонд ратт!

 

Моргуаты Юри

 

      День Владикавказа

Восстаньте к жизни, славные аланы,
И отряхните прах с могучих плеч!
Восстань и тот, кто падал бездыханным
На эту землю, чтоб ее сберечь!

Восстань, Коста, чтоб орлиным взором
Увидеть то, о чем мечтал не раз …
Всем, кто сумел возвысить даже горы,
Ты славу воздаешь, Владикавказ.

Текли года. Сменяли зимы весны.
Росли дома, и дети, и цветы…
Но неспроста сквозь тернии пронес ты
Истории прекрасные черты.

Руками улиц обними меня,
Дай надышаться воздухом ущелий,
Делить с тобой и горе, и веселье,
Стать искрою от твоего огня.

…Пусть запоют снега в закатный час,
Пусть Терек льнет доверчиво к тебе.
Ты даже имя выстрадал в борьбе.
Неси его в века, Владикавказ!

Открой друзьям врата свои и душу,
Усыпь дорогу золотой листвой,
Но никому не позволяй разрушить
Наш добрый мир, очаг священный
                                                        свой.
Судьбою путь единый нам назначен,
Владикавказ – наш дух,
                                  наш фарн,
                                                  наш дом…
Да будет свет на празднике твоем!
Да будет песнь – дитя сердец горячих!
Разноязычен твой большой ныхас.
Да сохранит он честь твою
                                                 и  гордость.
И счастлив будь навек,
                                 великий горец –
Нæ Дзæуджыхъæу,

наш Владикавказ!

Ирина Гуржибекова

 

         Начало


210-летию Владикавказа

         (Триптих)
Еще в царя и в Бога вера
Сильна… Неверие – грешно.
Еще подрагивает нервно
От конки утренней окно.
Еще средь передряг и драм
Не вызрел житель искушенный,
Но город – жил, прильнув к горам,
Как к матери – новорожденный.
Но город жил, преодолев
Мышление и улиц узость.
Укореняясь на земле,
Менял названия – не сущность.
Им не владели – он владел.
Сердцами нынешних и прежних
Сограждан. Всех, кто разглядел
В нем тайну под простой одеждой.
Есть тайна в валунах седых,
Что под зеленой дремлют сенью,
И в лицах… лицах столь живых,
Сколь и прекрасных, без сомненья.
Альбомов рыжие листы,
Безвестных мастеров портреты
Нам сберегают их черты,
Досель исполненные света.
Кому –  краса, кому – уродства,
Мошна тугая иль гроши…
Но разве купишь благородство,
Как и сияние души?..
Не тронутые суетой,
В них очевидны и нестранны
И сельской мудрости покой,
И чистота струи нарзанной,
И что-то третье… Нам не внове,
Оно неясно для иных.
Оно даруется лишь с кровью
Сородичей. И с плотью их.
Скинь бурку. Уведи коня.
И меч вложи обратно в ножны –
Ты горцев в них не уничтожишь,
Как не убавишь в них огня.
И жажда светлого деянья
Все так же полыхнет в  глазах,–
Где и космическое знанье,
И скифской детскости азарт.

                   * * *
…Да что ж на экране все рожи и рожи?
Неужто в толпе не мелькнуло лицо?
Неужто и впрямь мы сегодня похожи
Лишь на покупателей и продавцов?
Неужто же время – не маг и не лекарь?
И, в рай не попав, мы завязли в аду?
Неужто мы два этих вздыбленных века
Земле предавали не тело,  а дух?
А может, и вправду сегодня мы делимся
На тех, кто поел, иль готовится есть…
Но город – живет. И куда же мы денемся,
Коль не сохраним его славу и честь,
Его белизну, этот отсвет снегов…
Как воин, бросавшийся на амбразуру,
Хочу я закрыть его каждое утро
От лживых друзей и умильных врагов.
Ах, утро его…Когда свеж еще вздох.
Не брошен плевок. Не растянута фраза.
И по-матерински глядит Мады-хох
На улицы старого Владикавказа.
И воздух прозрачен – не газ и не гарь.
Трава не примята. Шаги не усталы.
Уснувший извозчик. Погасший фонарь.
И – все впереди. Это только начало.

                   * * *
Так будьте вы благословенны,
Кого средь общей маяты
Сегодня вырвали из тлена
Альбомов рыжие листы.
Благословенны поколенья,
В которых прорастете вы,
Непостижимы, как растенья,
Пронзающие твердь скалы.
Пир или тризна, смех иль горе,
Во сне он или наяву,–
Благословен мой вечный город.
Не зря я так его зову.
Тот город вечен, в ком, взрывая
Стекла и камня торжество,
Ежесекундно прорастает
Земля, вскормившая его.

Ирина Гуржибекова

 

Люблю тебя, Владикавказ!

Тебя люблю весной, Владикавказ,
В цветении магнолий и сирени.
И, ярче всех легенд и сновидений,
Стоишь ты в свете восхищенных глаз.
Прекрасен ты, о мой Владикавказ,
Когда царит над городом прохлада.
И ветер с гор играет летним садом,
Листвою шелестя, в вечерний час.

А Терек, Терек
Мчится вдаль времен,
Сын ледников и солнечного света.
Поэтами великими воспетый,
Он к Каспию всем сердцем устремлен.

Осенний, золотой Владикавказ,
И неба синь, и дымка над горами,
И парк старинный с тихими прудами,
Где мы с тобою встретимся не раз.
И снежною, пушистою зимой
Прекрасен ты в жемчужном озаренье,
Владикавказ надежд и вдохновенья,
Любви и дружбы, светлый город мой.

Ада Томаева

***

Я говорю с тобой, и кажется мне сразу,
Что мановением таинственной руки
Лег дивный мост на юг – туда, к Владикавказу,
Где нашей юности остались огоньки.

Ты помнишь, милый друг, те искренние речи,
Что мы с тобой вели в семнадцатом году,
Когда наш каждый шаг был честностью отмечен,
А юные сердца не чуяли беду?..

Ты помнишь тихий Трек и говорливый Терек,
Одетый, как фатой, в седые кружева,
Когда он, зарычав, бросается на берег,
И от бегущих волн кружится голова?

Я вижу это все, как будто на картине,
Я грежу наяву, не закрывая глаз,
И здесь, за много верст, в изгнанье, на чужбине,
Всегда в моей душе живет Владикавказ.

Пусть он давно забыл смешливого кадета,
Пусть для него теперь я стал совсем чужим,
Но этой памятью мечта моя согрета,
И в мыслях о былом я не расстанусь с ним.

Я не забыл тех дней, когда на Осетинской
Беседа тихая, как ручеек, лилась
В уютной комнате, доныне сердцу близкой,
И время медленно текло,  за часом час.

Бог знает, что нас ждет. Быть может – вновь разлука,
Но я тебе, мой друг, скажу: былого не сожжешь,
Не трудно позабыть уехавшего друга,
А нового сейчас едва ли тут найдешь! 

Михаил Надеждин

Гимн любимому городу

Осетии прекрасная столица,
Друзей любимых дорогие лица –
Все это мой родной Владикавказ.

Окрестных гор алмазная корона,
Деревьев вековых густые кроны –
Все это мой родной Владикавказ.

Аланский флаг, что на ветру трепещет,
«Электроцинка» огненные печи
Все это мой родной Владикавказ.

С веселым шумом мчащий воды Терек
И для гостей распахнутые двери –
Все это мой родной Владикавказ.

Ты много трудных, горьких дней изведал
И устоял, назло врагам и бедам –
Ты выстоял, родной Владикавказ.

Благословенны будьте, эти горы,
Цвети и здравствуй, мой любимый город,
Мой навсегда родной Владикавказ!

Людмила Лукьяненко

 

Дзауджыхъæу

Æз мæ райгуырæн бæстæмæ
Ног æрцыдтæн, нæу уый фын:
Хъæуы райгуырдтæн, фæстæмæ
Хъæуы райдыдтон цæрын.

Уыцы хъæу у Дзæуджыхъæу,
Хурау – зæрдæмæ хæстæг.
Ирæй алкæй хуызæн дæу
Хоны йе ‘мтуг æмæ стæг.

Мах йæ сæрвæлтау хæстыты
Фыдгултимæ кодтам тох.
Федта уый йæхи цæстытæй
Цъитиджын Сæнайы Хох.

Ам кæддæр æрцард мæ хъæстæ,
Ауагъта йæ уидаг арф.
Уадз æрттивæд ам нæ фæстæ
Ноджы ирддæрæй цъæх арв.

Уадз фыдæлты кадау дардмæ
Хъуысæд фарны дзырд, нæртон.
Хъуысæнт дунетæ нæ зардмæ,
Ма уæд амондæн кæрон.

Дзасохты Музафер

 

Песня о Владикавказе

Нерушимый,  как Кавказа горы,
Вечный, как российские поля,
Есть Владикавказа прекрасный город,
Родина, любовь и боль моя.
Припев:
Гордый, добрый и гостеприимный,
Мой Владикавказ средь гор стоит,
Целостный, никем не разделимый,
Всем друзьям объятия раскрыв.  
Припев:
К нам весна приходит после снега,
И пробьется свет сквозь облака.
Твердо верю, что под мирным небом,
Будет жить Владикавказ века.
Припев:
Город мой –
Этой песне сердце вторит.
Я с тобой –
Вместе в радости и в горе.
Пусть беда –
Нас покинет всех и сразу.
Чтоб всегда –
В счастье жить Владикавказу.

Муз. Михаила Чуева, сл. Ирины Александровой

 

                    Владикавказ

День и ночь журчальный Терек
Песни вольные кует.
Расцветая, звонкий берег
О безбрежности поет,
А у врат Кавказа ясный –
У предгорья вещий глаз,
Будто юноша прекрасный,
Вознесен Владикавказ.
Это он, в своих поэмах,
Созерцая шумный бег,
Рассказал нам о гаремах,
Про оснеженный Казбек.
Рассказал нам о вершинах,
Об аулах, о мечтах,
О серебряных кувшинах
На серебряных плечах.
Это он поведал дивно,
Верный рыцарь, верный врат,
О легендах переливных,
Где взлелеян Арарат.
Где Дарьяльское ущелье
Светит вечности окном,
Где черкесское веселье
Разливается вином.
Где лезгинка до рассвета,
Кони – ветры, все князья,
Все приватные поэты,
Все – свободные друзья.
И я – свободный гость Кавказа,
Пью кахетинское за вас,
Кто полон горного экстаза,
Как гордый весь Владикавказ.

Василий Каменский.

 

Мой город не Москва, увы, не Рим…

Но для меня, как жизнь, – неповторим!

Не потому, что здесь распят Христос
или пропил последнее Атос.

Не потому, что здесь меридиан
рассек, отсек от Библии – Коран…

И не было дорог здесь никогда,
сверкающих, как в Лувре зеркала!..

Короче, город скромен мой и прост,
как праздник в бедном доме…


Здесь я рос!

Увидел первый дождь и первый снег,
казалось мне, что вижу их


во сне!..

Увидел Рождество и Первомай!
Арбу,
          машину,
                         самолет,


трамвай…

Здесь начиналось кровное родство
со всем, что позже в сердце расцвело

чинарой, что росла у нас в саду…
«Ни шаг один отсюда не сойду»,–

она шептала летом и зимой,
она всегда звала меня домой!..

И потому здесь каждый  старый дом
не рухлядь для меня – червонный том!..

Здесь каждый переулок, поворот,
тупик – меня в тупик не заведет…

Всех горожан не знаю, как зовут,
но все они к себе меня зовут!

Я многих знал, и многих позабыл,
но все они – кусок моей судьбы!

Сквозь времена и годы, ночи, дни
наш город чем-то нас объединил…

Он стал родней в огнях, дымах, дымах войны,
и мы ему поэтому верны!

Короче, этот город – наш и мой!
Пусть будет он последний, угловой

В блистающем ряду больших других,
я не другим – ему слагаю стих!

Его нам – никаким не заменить,
и этим для меня он


знаменит!

Герман Гудиев

 

                   Владикавказ
Духом силен и обличием молод,
В третье столетье вошел без седин…
Владикавказ – удивительный город,
Много других, а такой он один.

Горные цепи раздвинут ступени,
Пушкинский сквер удивит тишиной.
Слово Коста прозвучит откровеньем,
Терек промчит непокорной волной.

Старый проспект здесь всему запевала,
Он колыбель и начало начал…
Сколько чудесных людей здесь бывало,
Сколько гостей он радушно встречал.

Как молодежь горяча и азартна,
Мудрости сколько в глазах стариков!
Наши разумные, гордые нарты
Видят потомков из дали веков

Верят в их ум, почитание старших,
Верят в уменье беречь красоту,
Верят в людей, честь свою отстоявших,
Детям вручившим о мире мечту…

Горы разняв, смяв лавины заторы,
В песен, легенд, и сказаний красе…
Владикавказ – удивительный город,
Город улыбок и верных друзей.

Валентина Бязырова 

 

Владикавказские бейты

Маргинальная ментальность, новый эклектизм.
Вверх нацелено пространство, время целит вниз.

Здесь в мечети планетарий, а в другой музей;
Маятник Фуко витает странным духом в ней.

Шар тежелый тускло блещет, шпиль нацелен вниз,
Чьи-то души в эти вещи молча облеклись.

Этот город может сниться вновь – в который раз? –
Дзауджикау, Орджоникидзе… Вот:  Владикавказ.

Слышишь, Ира? Третий лишний… Между «нет» и «да»
Что мы ищем? Что мы пишем? Письма в никуда.

Словно сны проходят лица, имена на час.
В небе синем свист синицы твой щекочет глаз.

Лица-улицы менялись, множа сонм потерь.
Люди плакали, смеялись… Где они теперь?

Кто мы, Ира? Где мы, Ира? Может, нету нас?
Память Ира прахом мира молча облеклась.

Перекрестье и сцепленье, магия фигур.
Все теплее… нарастает трансцендентный гул.

Было плохо – будет лучше. Тот еще Хафиз!
Горло суше, эхо глуше… Голос… Вакализ…

Тары-бары, цепь Сансары… Годы, как вода,
Огибают город старый… Бредят города…

Сергей Кабалоти  

 

Владикавказ

Я видел города другие,
Встречал красивые не раз,
Но снились горы мне родные,
Любимый наш Владикавказ.
Все улицы твои знакомы,
По ним я не иду – лечу,
У Хетагуровского дома
Остановиться захочу.

Наш город славен именами:
Здесь Грибоедов проезжал,
И Пушкин с новыми стихами
Рассвет на Тереке встречал.

Здесь дом Вахтангова поныне
Хранит знакомый звук шагов,
О судьбах, славе осетинов
Писал здесь старший Михалков.

Здесь, покоренные горами,
Плененные их красотой,
Творили Репин, Верещагин,
Коровин, Зичи и Толстой.

Булгаков пьесы здесь поставил,
Куприн на сцене выступал,
Сафонов здесь оркестром правил,
Концерты Баха тут давал.

Здесь близко все и так знакомо,
Что знаешь – это отчий дом,
И нет же города другого,
В котором было б так, как в нем.

Александр Энглези 

 

Прогулка по вечернему городу

День ушел, попрощавшись со мною,
Стонным скрипом железных дверей.
И блуждал я вечерней порою
Под тоской городских фонарей.
Был у Терека. Шумно и людно.
Ни врагов, ни друзей не найдешь
Мне и Терек найти было трудно.
Молодежь! Молодежь! Молодежь!
Где-то слышались звуки гитары.
Темнота, суета, маята.
Целовались влюбленные пары
На скамеечках возле моста.
Неба звездного краешек выев
Монолитной своею рукой
Сам Исса Александрович Плиев
На коне сторожил их покой.
Парни, девушки, краски и тени –
Все смешалось и смех, и оскал.
Как спасенье явились ступени,
По которым я вверх прошагал.
В небе плыли венеры и марсы,
Месяц занял положенный пост,
Но молчали угрюмые барсы,
Охранявшие штыбовский мост.
Вдруг раздался призыв муэдзина,
Я пошел на таинственный зов.
Предо мною предстала картина –
Цвет уменья восточных творцов.
Дух востока проснулся в поэте,
Лился юного месяца свет,
Я стоял у Суннитской мечети
И смотрел на ее минарет…
Завершая ночную прогулку,
Поборов окончательно грусть,
По пустому иду переулку,
И читаю стихи наизусть.
На далекие темные горы
Ночь накинула темный атлас.
Спи спокойно, мой светлый город,
Несравненный Владикавказ!!!

Чермен Дудаев

 

 

         Мой город – корабль

На город я гляжу ночной порою:
В мильон свечей сверкает окон ряд,
И, подражая звездам над собою,
Они так переливчато горят!

Мне светит город мой в просторе темном –
Моей любви и гордости оплот,–
И кажется: он кораблем огромным
Спокойно в море бурное плывет!

А впереди – горбатой цепью длинной,
Чуть проступая из кромешной мглы,
Вздымаются родимых гор вершины,
Как штормовые грозные валы.

Огни на мачтах!.. И, отвагой полны,
Путь пролагают штурманы во мгле…
Плывет корабль, форштевнем режет волны,
И я – матрос на этом корабле!

         Дзæуджыхъæу – нæ горæт

Ды рæсугъд дæ, Дзæуджыхъæу,
рзконд дæ,
Сты дæ уынгтæ рухс æмæ уæрæх.
Стыр галуантæ, фабриктæ, заводтæ
Скодтой кадджын мах дуджы дæ зæхх.

Стыр хæдзæрттæн, стыр хæхтау,– сæ
бакаст,
Лæг нæ хæсдзæн уыдонмæ ныр фау.
Сты дæ фæзтæ æхсæвыгон дæр райдзаст,
Сты хæрзæфснайд, ног чындзы уæттау.

Мæйтæ, хуртæ… Чи сæ ‘рхаста ардæм?–
У йæ фæндаг гауызау лæгæн.
Сты хæлар, æмбалуарзаг та д’ адæм,
У сæ бахудт адджын, стæй фæлмæн.

Ме ‘мбæлттæ мыл радыгай æмбæлынц,
«Цæй, куыд цæрыс?»–


ст.

Ме ‘мбæлттæ мæ куыстытæй æппæлынц,
У сын æхсызгон хи рæзтау мæ рæзт.

Ам Къоста цард, ам- иу ыл куы бахсæв,           
Уыд фæллад Ирыстоны хуыздæр.
Пушкин æмæ Лермонтовы къахдзæф
У бæрæг дæ рухс зæххыл ныр дæр…

Уарзон горæт, рæзын демæ, рæзын!–
Ам дæ уынджы, гъе та – дард ран мæн
«Ды кæцон дæ?»– исчи ныр куы фæрсы,
Дзуапп ын раттын:

Георгий Кайтуков

 

Ностальгия
         (Посвящение Владикавказу)
Люблю тебя за все: за человечность,
За красоту твою и добрые дела,
Люблю тебя давно, любить не перестану,
Пока душа моя не сгинет в небеса.

Уехал, не простился я с тобою,
Мне так тревожно было на душе.
Ты извини, прости мне за измену,
Угодно было так моей судьбе.

Зовут тебя столицею Кавказа,
Горжусь всегда тобою я вдвойне.
Хочу, чтоб мир, спокойствие и радость
Царили вечно на твоей земле.

А если я могу быть чем полезен,
А мне, как знаешь, все не все равно,
Ты позови, приду к тебе, родной мой,
А, может, и прозрею заодно.

Владикавказ, мой дорогой,
Прими мои ты пожеланья,
Живи, цвети и созидай,
Любимая навек Алания.

Христофор Калифатиди

 

         Мой город Владикавказ

Я вышла просто так,
Пройтись и прогуляться,
Иду – бреду без цели, без забот,
Мне листья под ноги, шурша, ложатся,
Заводит ветер с ними хоровод.
Закружит, завихрит
И высоко подкинет,
В водовороте листьев я стою,
И рифмы сами по себе выходят,
И я тихонечко пою.
Иду по набережной…
Боже! – Как красиво!
Трепещет сердце, возношусь на небеса
И вижу город с птичьего полета –
Какая бесподобная краса!
Здесь горы манят к восхожденьям,
Я от избытка чувств уже бегу,
Но Терек плещет, шепчет: «Оглянися,
Раскинув руки, полежи на берегу».
Какая благодать ко мне снисходит,
Люблю тебя, родной Владикавказ,
Твои фонтаны, скверы, парки,
Базары, улочки, музеи, казино, театры.
Романтика дурманит, как вино.
Церквей кресты и храма величавость
Наводят в сердце трепет каждый раз.
Ты бесподобен!
С тобой общенье – в радость.
Люблю тебя, родной Владикавказ.

Ольга Кулова

 

         Владикавказу

Я приеду к тебе, я приеду,
Городок, занесенный листвою,
С куркумою, корицей, шафраном
Запеченный на дымных кострах
До медово-румяного цвета
Звонкой корочки старых кварталов,
До извилисто треснувшей умбры
На теряющих солнце ветвях.

Я проникну в гнездо золотое
Великаньего древнего парка,
Отыщу лебедей полусонных
На лиловой чешуйке пруда,
пропитаюсь воздушным напитком –
Горьковато-янтарно-прохладным,
Родниковым, как Терек осенний
Под горбатым Чугунным мостом.

Я взойду по махровым дорожкам
Переулков на Красную горку
И зависну, как ласковый призрак
Стрекозы над огромным цветком
Облетевшей слегка хризантемы
С лепестками ветшающих улиц,
В угасанье заката похожей
На планету тревожную Марс.

Ты утонешь устало в перине
Темноты, принесенной Востоком,
В соблазнительном кружеве окон
И в мерцающих бусах дорог…
Мне останется только очнуться,
Мне останется только уехать,
Потому что из прошлого бездны
Ничего не вернуть, никого.

Влада Харебова-Швец

 

Владикавказ

(Ко дню города)

Держит женщина солнце в руках,
Взошла на постамент высокий,
И в блестящих солнечных лучах
Открылся горизонт широкий.

Владикавказ – форпост России
На ее южных рубежах,
Расплылись горы в дымке синей,
И радость светиться в глазах.

Ты – храм науки, школа жизни,
Ты – город юности моей,
Ты уголок родной отчизны
И сердцу нет тебя милей.

Раскинул улицы, проспекты
И новостроек островки
По берегам измятой ленты
Одной-единственной реки.

Река та Тереком зовется,
Быстра, сварлива, холодна,
И к водам Каспия несется
Стремительно ее волна.

Весь в кружеве садов и парков,
Ты, словно сказка наяву,
Ты в паутинках переулков.
В одном из них и я живу.

Мой город горы окаймляют,
По склонам гор растут леса,
Лесные чащи населяют
Косули, волки и лиса.  

Твои красоты воспевая,
Всегда я помню о былом,
Отсюда вспять пошла вторая,
Не по зубам врагу  мой дом.

Мемориалы, обелиски –
Свидетельства тех трудных дней
И героев погибших списки,
И шрамы в сердцах матерей.  

Еще красивей стал сегодня,
Весь в бликах солнечного дня,
Да, ты – изюминка Кавказа,
Ты – восходящая звезда.

Георгий Ефимов  

// Экран Владикавказа.– 2004.– 29 июня.

 

Живые струи

Иду по городу усталый,
Ругая летнюю жару:
Владикавказские фонтаны,
Как звон бокалов на пиру!

В прохладу струй народ стремится
От духоты и толкотни,
И светится моя столица
Задорным смехом ребятни!

А полдень по-июльски ярок,
Хрустальной радугой парит –
Какой живительный подарок
Нам лето красное дарит!

Евгений Александров

 

Родине
Заря разбудила могучий Кавказ,
Приветствуя край наш орлиный.
Улыбками светится Владикавказ –
Столица Осетии милой!

Здесь нарты-аланы
           в веках неспроста,
В боях отстояли свободу.
Отсюда направил
           великий Коста
Горячее слово к народу.

Здесь терский казак и
           джигит-осетин
Крепили Отечество службой.
С ребяческих лет
           до глубоких морщин
Гордились кунацкою дружбой.

Священная слава
           строкой золотой
В названиях улиц сияет!
В веках не состарится
            город родной –
Бессмертье его осеняет!

Евгений Александров

// Владикавказ.– 2002.– 13 авг.

 

Владикавказ

Владикавказ, ты полон теплоты
И каждый человек любовью
чистой
Обогревает все твои цветы
Благодаря за небосклон
лучистый.
Мой ласковый источник доброты
Твой сладкий воздух все на свете
лечит,
А знаешь, мне ведь всюду
снишься ты
Везде я ожидаю нашу встречу.

Владикавказ, мой райский уголок
Тебе стихотворения и песни.
Давно людьми замечено одно
Ты самый лучший город
мой чудесный.

Тамила Салагаева

//Слово.– 2004.– 1 июля.

 

Владикавказская осень


Под солнечно-янтарной пелериной

Взмывает к небесам сентябрьский вальс.

Танцующей походкой балерины

Вступает осень во Владикавказ.

Еще мягка, нежна и бархатиста,

Еще совсем по-южному тепла,

Осыпанная охрой золотистой,

Вершит свои волшебные дела.

И повинуясь ей, желтеют листья,

Ложась в траву узорчатым ковром,

Огнем взялись рябиновые кисти, –

Природа дарит нам свое добро:

Не жалко ей ни яхонтов, ни злата,

Ни одеяний цвета чайных роз.

И каждый день осенний сочно-сладок,

Как винограда пурпурная гроздь.

Дождь не идет – на цыпочках крадется,

Боясь вспугнуть такую красоту!

И нежится, купаясь в ярком солнце,

Четверка львов на Кировском мосту.

Все, как всегда: каштаны бьются оземь,

И – как недолговечности печать –

Слетают листья…

В город входит осень,

Неся с собой незримую печаль.

Н.Куличенко

 

Бежит по городу трамвай…

Бежит по городу трамвай,

Сверкая красками рекламы.

Садись, прохожий, не зевай,

Ведь каждому всегда здесь рады.

Пройди в вагон, возьми билет,

Присядь у светлого окошка,

И вспомни, больше сотни лет

Бежит трамвайная дорожка.

Трамвай отцов и дедов наших

Возил когда-то на завод.

С его последней остановки

Ходили классом мы в поход.

Свою любовь на остановке

Встречали многие из нас,

Кто на «восьмёрке», кто на «двойке»

Возили внуков в первый класс.

Летели годы, мы старели,

И только молод был трамвай.

Его чарующие трели

Нам говорили: «Не скучай!

Смотри бодрей! Не вешай носа!

И никогда не унывай.

В любой судьбе не без откоса,

Но честь и совесть не теряй!»

Вот он опять звонит кому-то:

«Давай быстрей! Не отставай!»

За то, что есть ты в нашем городе,

Спасибо, добрый мой трамвай!

А. Маслов

 

Владикавказ — во сне и на яву

Сегодня мне снился дом,

Проспекта родного лики,

Церквей колокольный звон

И детские смех и крики.

Сегодня мне снился Терек,

Я видел во сне Казбек.

И правый, и левый берег,

И белый на крышах снег.

Во сне мне приснился лебедь,

Качели и детский парк.

Как вместе с соседом в детстве

Бежали от злых собак.

Сегодня мне снилась мама,

И бабушка, и сестра,

Сегодня мне снилась школа,

И девочка со двора.

Я видел во сне прогулку,

По Горького до угла

По узкому переулку,

По Кирова до Коста.

А там, за Коста я видел

Любимый театр мой,

Культуры родной обитель,

Где каждый прохожий свой.

Во сне мне приснились звезды,

И барсы, что на мосту.

И летние гром и грозы —

И все словно на яву.

Я видел во сне трамваи,

И в детстве любимый ЦУМ,

Нардистов между домами,

И жадных таксистов шум.

Я видел любимый город,

Я помнил его таким,

Мой Владик, он мне так дорог,

И каждую ночь я с ним.

Газзати Давид

A TRIBUTE TO VLADIKAVKAZ

I always come back to you after wanders and travels,

I can’t wait to soak in the night-time drizzle.

Greetings to my city, embraced by the Caucasus mountains!

Hello, clattering River Terek, Vakhtangov’s house, and famous mosque.

The old park gives me refuge under the sprawling shade

Of proud poplars, aspens, and horse chestnut boughs.

Evening creeps to my knees with patterned shadows

Flickering in diffused light from orange lamps.

I’ll stand for a while on the bridge, where gold griffins live,

I’ll stroll along Kosta Avenue as buses rumble by,

I’ll pop in to the planetarium, like I did as a child,

And I’ll take a photo of myself

With the white filigree of the Rotunda gleaming in the background.

I’ll go back to my roots in my old historic neighbourhood,

I’ll visit the Pantheon cemetery and bow before the great and the good.

On the ghostly thin line between History and Memory, as church bells peal,

I’ll say a prayer for those who have gone for evermore,

I’ll kneel before the torch with the Eternal flame,

and wish the fallen heroes well, wherever they are …

And then, on the walking route, parkways will unfold before me,

hundred-year-old oak groves, silent, grand and wise.

And again –

Lost between ages, past and present,

I’ll hurry along cobbled streets in a creaking droshky

To where Alexandrov Avenue used to be.

I’ll go in to the fortress-city –

And fall in love with this city for ever.

Natalia Vladimirovna Kulichenko

Translated from the Russian by Siobhán McNamara

Моя любимая цитата из Общества мертвых поэтов (цитата из Уолта Уитмена) | от Alex Gentry

Каким будет ваш стих?

«Мы не читаем и не пишем стихи, потому что это мило. Мы читаем и пишем стихи, потому что мы — представители человеческого рода. А человечество наполнено страстью. А медицина, юриспруденция, бизнес, инженерия — это благородные занятия, необходимые для поддержания жизни. Но поэзия, красота, романтика, любовь — вот для чего мы остаемся в живых. Цитируя Уитмена: «О, я! О жизнь!… Вопросов этих повторяющихся; бесконечных поездов неверных… городов, наполненных глупцами; Что хорошего в этом, о меня, о жизнь? » «Отвечать.Что вы здесь — эта жизнь существует и личность; что мощная пьеса продолжается, и вы можете написать стих ». Чтобы мощная пьеса * продолжается *, вы можете внести свой стих. Каким будет ваш стих? » — Джон Китинг (Робин Уильямс), Общество мертвых поэтов

«Эти повторяющиеся вопросы» в моей интерпретации представляют собой вопросы, которые мы всегда задаем себе о нашей цели в жизни. «Бесконечные поезда неверных» в моей интерпретации представляют тех, кто живет своей жизнью бесцельно и день за днем ​​блуждает по жизни.

Что мы должны делать кроме лунатизма в жизни? Что мы, как человечество, должны делать, если не в состоянии исследовать условия жизни человека и забываем жить? Когда мы забываем задать самые важные вопросы: кто я? Почему я здесь? Откуда я? Какая у меня цель?

Мы здесь, жизнь существует, и у нас есть личность, которую мы должны приспособить к нашим собственным желаниям.

Стих, на которые ссылаются Уитмен и Робин Уильямс, — это наследие, которое вы должны оставить в мире. Сильная игра относится к той роли, которую мы играем в нашей жизни, чтобы влиять на других.

Мы существуем в жизни, чтобы найти свой стих, чтобы найти свою цель, и мы должны отказаться от этого единственного шанса, который мы получаем в жизни, этого единственного шанса, который мы должны заставить наше пламя мерцать в веселье и плавности.

Так что же будет твоим стихом?

Carpe diem.

Лови день.

«В этом месте» (американская лирика) Аманды Горман — Стихи

Оригинальное стихотворение, написанное для первого чтения поэта-лауреата Трейси К. Смит в Библиотеке Конгресса.

В этом месте есть стихотворение —
в шагах в холлах,
в тихом ритме сидений.
Именно здесь, у занавеса дня,
, где Америка пишет лирику
, которую вы должны произнести шепотом.

Здесь есть стихотворение —
в тяжелой грации,
на облицованном фасаде этого благородного здания,
собраний сгорели и возродились дважды.

На площади Копли в Бостоне,
, есть стихотворение, где протестующие крики
разрываются в воздухе
, как проливной дождь,
где любовь многих
глотает ненависть к немногим.

В Шарлоттсвилле есть стихотворение
, где факелы тики нанизывают огненное кольцо
туго на запястье ночи
, где люди такие белые, что они мерцают синим —
кажутся статуями
, где люди складывают этот длинный воск, горящий
все выше
где Хизер Хейер
вечно цветет на лугу сопротивления.

Есть стихотворение о великом спящем гиганте
озера Мичиган, демонстративно возносящем
свою большую голубую голову в направлении Милуоки и Чикаго —
стихотворение, начатое давным-давно, вспыхнувшее в мерзлой земле,
стремительно поднимающееся вверх и сияющее.

Есть стихотворение во Флориде, в Восточном Техасе
, где улицы переходят в переплетение
рек, коровы плывут, как пестрые буи в коричневом цвете,
где мужество теперь настолько распространено
, что 23-летний Хесус Контрерас спасает людей от наводнения .

В Лос-Анджелесе есть стихотворение
, зияющее, как тихоокеанский прилив
, где мать-одиночка обливается
в классе без окон, обучая
черных и коричневых учеников в Уоттс
излагать свои мысли
, чтобы ее дочь могла написать
это стихотворение для ты.

В Калифорнии есть стихотворение
, где тысячи студентов маршируют к блокам,
без документов и без страха;
, где моя подруга Роза находит силы, чтобы расцвести.
в тупике, ее дух — основа ее сообщества.
Она знает, что надежда на то, как упрямый
корабля захватывающего дока,
истины: что вы не можете остановить мечтатель
или сбить сон.

Как это могло не быть ее городом?
su nación
наша страна,
наша Америка,
наша американская лирика, которую нужно написать —
стихотворение, написанное людьми, бедными,
протестант, мусульманин, еврей,
туземец, иммигрант,
черный, коричневый, слепой, храбрый,
незарегистрированный и не испуганный,
женщина, мужчина, небинарный,
белый, трансгендерный,
союзник всего вышеперечисленного,
и другие?

Тираны боятся поэта.
Теперь, когда мы знаем это
, мы не можем его взорвать.
Мы обязаны
показать, что это
не замедляет его
, хотя
больно шить его
, когда мир
обходит его ниже.

Надежда —
мы должны даровать его
, как фитиль в поэте
, чтобы он мог расти, зажигаться,
принося с собой
историй, которые нужно переписать —
история города Техаса, опустошенного, но не побежденного
история, написанная, в которой нет необходимости повторить
нация составлена, но еще не завершена.

В этом месте есть стихотворение —
стихотворение в Америке
поэт в каждом американце
, который переписывает эту нацию, который рассказывает
историю, достойную того, чтобы ее рассказали в этом песке на земле
, чтобы вдохнуть надежду в палимпсест времени —
поэт в каждом американце
, который видит, что наше стихотворение написано
, не означает конец нашего стихотворения.

Есть место, где обитает это стихотворение —
, оно здесь, оно сейчас, в желтой песне рассветного колокола
, где мы пишем американскую лирику
, которую только начинаем рассказывать.

Проект любимой поэмы

Ахматова Анна Приговор
Эшбери, Джон Улучшение
Auden, W.H. Музей изящных искусств
Епископ Елизавета В рыбных домиках
Епископ Елизавета One Art
Блок, Александр Ночь, улица, уличный фонарь…
Boland, Eavan Ирландский эмигрант
Болина, Ясвиндер Заставить поверить
Брукс, Гвендолин We Real Cool
Burgos, Julia de Ay, Ay, Ay, de la Grifa Negra
Кран, Hart У гробницы Мелвилла
Каллен, Countee Еще ли я чудо
Дикинсон, Эмили # 288 (Я никто! Кто ты? «)
Дрейтон, Майкл Так как помощи нет
Данбар, Пол Лоуренс Вечеринка
Эмерсон, Ральф Уолдо Гимн Конкорда
Фрост, Роберт For Once, затем Something
Фрост, Роберт «ВЫХОД -»
Фрост, Роберт Остановка в лесу снежным вечером
Glück, Louise Плач
Вольфганг фон Гете, Иоганн (тр.Роберт Блай) От святой тоски
Харджо, Джой Рыбалка
Хини, Шеймус Смерть натуралиста
Мэнли Хопкинс, Джерард Величие Бога
Housman, A.E. Diffugere Nives
Hughes, Langston Веселая гонка
Hughes, Langston Менестрель
Джонс, Эван Песня о банановом человеке
Комунякаа, Юсеф Лицом к лицу
Куниц, Стэнли Роговой червь: Осенний плач
Левертов, Дениз Поселение
Лонгфелло, Генри Уодсворт Псалом жизни
Machado, Антонио Caminante, No Hay Camino / Traveler, нет дороги
Марвелл, Эндрю Его скромной госпоже
Милтон, Джон от Lycidas
Мистраль, Габриэла шт.
Немеров, Ховард Создатели
О’Хара, Фрэнк ПОЭМА
Неруда, Пабло Сонет XVII / Сонет XVII
Секстон, Энн Сказал поэт аналитику
Паркер, Пэт Позволь мне прийти к тебе голым
Плат, Сильвия Ник и подсвечник
Плат, Сильвия Дерево Полли
Li Po Тихой ночью
Рембо Артур Le Dormeur du Val
Рицос, Яннис Наша земля
Рётке Теодор Вальс моего папы
Рётке Теодор Ленивец
Рётке Теодор Пробуждение
Шекспир, Уильям Сонет 29
Стивенс, Уоллес Идея порядка в Ки-Уэсте
Стивенс, Уоллес Снежный человек
Стивенсон, Роберт Луи Блок Сити
Шимборска, Вислава Записки несуществующей гималайской экспедиции
Тагор, Рабиндранат из Гитанджали
Тейт, Джеймс Пропавший пилот
Тайер, Лоуренс Эрнест Кейси у летучей мыши
Уокер, Маргарет Для моего народа
Уитмен, Уолт из Песни о себе
Уитмен, Уолт из Песни открытого пути
Уитмен, Уолт О капитан! Мой капитан!
Йейтс, Уильям Батлер Политика
Йейтс, Уильям Батлер Когда ты старый
Йошитада, Соне Но (тр.Кеннет Рексрот) Танка без названия [«Нижние листья деревьев»]
Zawgee Путь воды Гиацинт

Чикаго Карл Сэндберг | Поэзия Журнал

Мясник свиней для всего мира,

Инструментальный производитель, штабелеукладчик пшеницы,

Игрок с железными дорогами и грузоотправитель нации;

Бурная, хаски, драка,

Город больших плеч:

Они говорят мне, что ты злой, и я им верю, потому что видел твоих раскрашенных женщин под газовыми фонарями, соблазняющих фермерских мальчиков.

И они говорят мне, что вы кривляетесь, и я отвечаю: Да, это правда, я видел, как бандит убил и снова пошел на свободу убивать.

И они говорят мне, что вы жестокие, и я отвечаю: на лицах женщин и детей я видел следы беспричинного голода.

И, ответив так, я снова обращаюсь к тем, кто насмехается над этим моим городом, и я возвращаю им насмешку и говорю им:

Приди и покажи мне другой город с поднятой головой, поющий так гордый быть живым, грубым, сильным и хитрым.

Бросая магнетические проклятия среди тяжелого труда на работе, вот высокий, смелый отбивающий, ярко выделяющийся на фоне маленьких мягких городов;

Свирепый, как собака, ласкающий язык для действия, хитрый, как дикарь, сражающийся с пустыней,

Без головы,

Лопата,

Аварийно-спасательная,

Планировка,

Строительство, ломка, восстановление,

Под дымом, весь рот в пыли, смеется белыми зубами,

Под страшным бременем судьбы смеется, как смеется юноша,

Смеется, как смеется невежественный боец, не проигравший ни разу,

Хвастается и смеется, что под его запястьем пульс, а под ребрами сердце народа,

Смеющийся!

Смеется бурным, хриплым, дерзким смехом молодежи, полуобнаженной, вспотевшей, гордой быть мясником свиней, мастером инструментов, укладчиком пшеницы, игроком с железных дорог и грузоперевозчиком нации.

Песня открытой дороги Уолта Уитмена

1

Бодрый и беззаботный я выхожу на открытую дорогу,

Здоровый, свободный, мир передо мной

Длинный коричневый путь передо мной, ведущий туда, куда я выберу.

Впредь я не прошу счастья, я сам удача,

Отныне я больше не хнычу, больше не откладываю, ни в чем не нуждаюсь,

Сделано с жалобами в помещении, библиотеками, сварливой критикой,

Сильный и довольный, я иду по открытой дороге.

Земля, этого достаточно,

Я не хочу, чтобы созвездия приближались,

Я знаю, что они очень хорошо там, где они есть,

Я знаю, что их достаточно для тех, кто принадлежит к ним.

(Все еще здесь я ношу свою старую восхитительную ношу,

Я ношу их, мужчин и женщин, я ношу их с собой, куда бы я ни пошел,

Клянусь, мне невозможно избавиться от них,

Я ими наполнен, и я заполню их взамен.)

2

Я иду по твоей дороге и оглядываюсь вокруг, я думаю, ты не все, что здесь есть,

Я считаю, что здесь много невидимого.

Здесь не отрицается глубокий урок приема, предпочтения или отрицания.

Черный с шерстяной головой, преступник, больной, неграмотный человек не отрицается;

Рождение, поспешность за лекарем, бродяга нищего, шатание пьяницы, смех механиков,

Беглый юноша, карета богатого человека, бродяга, беглец,

торговец, катафалк, ввоз мебели в город, возвращение из города,

Проходят, я тоже прохожу, все проходит, ничего нельзя запретить,

Ни одного, но не принимаются, никто но будет мне дорога.

3

Ты воздух, который служит мне дыханием говорить!

Вы, объекты, которые из диффузии вызывают мои смыслы и придают им форму!

Ты свет, который окутывает меня и все вокруг нежным ровным душем!

Дорожки, протертые в неровных лощинах у обочин!

Я верю, что вы скрыты от невидимого существования, вы так дороги мне.

Гуляй по городам! у вас крепкие бордюры по краям!

У вас паромы! вам доски и столбы причалов! борта обшитые деревом! далекие корабли!

Вы ряды домов! Фасады с пронзенными окнами! вам крыши!

Вам подъезды и подъезды! вы колпачки и железные стражи!

Ваши окна, прозрачная оболочка которых может так сильно обнажить!

Вам двери и лестницы! вы арки!

Серые камни мостовых бесконечных! вы переходили переходы!

Из всего, что коснулось вас, я думаю, вы передали сами себе и теперь тайно передадите то же самое мне

Из живых и мертвых вы населили свои бесстрастные поверхности, и их духи будут быть очевидным и дружелюбным со мной.

4

Земля расширяется, правая и левая рука,

Картина живая, каждая часть в своем лучшем свете,

Музыка падает туда, где она нужна, и останавливается там, где ее нет Разыскивается,

Веселый голос дороги общего пользования, веселое свежее настроение дороги.

О шоссе, я путешествую, ты говоришь мне, Не оставляй меня?

Вы говорите «Венчурный нет» — если вы оставите меня, вы потеряетесь?

Вы говорите, что я уже подготовлен, я хорошо побит и неоспоримый, придерживайтесь меня?

О общественная дорога, я говорю в ответ, я не боюсь покинуть тебя, но я люблю тебя,

Ты выражаешь меня лучше, чем я могу выразить себя,

Ты будешь для меня больше, чем мое стихотворение.

Я думаю, что все подвиги были задуманы на открытом воздухе, и все бесплатные стихи тоже,

Я думаю, что мог бы остановиться здесь сам и творить чудеса,

Думаю, что бы я ни встретил на дороге, я понравится, и всякий, кто увидит меня, будет любить меня,

Я думаю, что всякий, кого я вижу, должен быть счастлив.

5

С этого часа я предаю себя освобождению от ограничений и воображаемых линий,

Идти туда, где я перечисляю, мой собственный общий общий и абсолютный,

Слушая других, хорошо учитывая, что они скажем,

Пауза, поиск, получение, созерцание,

Осторожно, но с неоспоримой волей, освобождая себя от зацепок, которые меня удерживали.

Я вдыхаю огромные сквозняки космоса,

Восток и запад — мои, а север и юг — мои.

Я больше, лучше, чем я думал,

Я не знал, что у меня столько добра.

Мне все кажется прекрасным,

Я могу повторить и мужчинам, и женщинам Ты сделал мне так хорошо, что я сделал бы то же самое с тобой,

Я найму для себя и тебя по ходу дела,

Я буду рассеиваться между мужчинами и женщинами по пути,

Я брошу между ними новую радость и грубость,

Кто отрицает меня, это меня не беспокоит,

Кто меня примет, тот должен будь благословен и благословит меня.

6

Вот если бы появилась тысяча идеальных мужчин, это меня не удивило бы,

Теперь, если бы появилась тысяча прекрасных женских форм, это не удивило бы меня.

Теперь я вижу секрет создания лучших людей,

Это расти на открытом воздухе, есть и спать вместе с землей.

Здесь есть место великому личному делу,

(Такой поступок захватывает сердца всей расы людей,

Его излияние силы и воли подавляет закон и высмеивает всякую власть и все аргументы против него.)

Вот испытание мудрости,

Мудрость окончательно не проверяется в школах,

Мудрость не может быть передана от одного человека к другому, не имеющего ее,

Мудрость от души, не поддается доказательству, является собственным доказательством,

Применимо ко всем стадиям, объектам и качествам и является содержанием,

Является несомненным фактом реальности и бессмертия вещей, а также совершенства вещей;

Что-то есть в плавании взгляда вещей, что вызывает это из души.

Теперь я заново исследую философии и религии,

Они могут хорошо проявить себя в аудиториях, но совсем не проявить себя под просторными облаками, вдоль ландшафта и текущих течений.

Вот реализация,

Вот человек подсчитанный — он понимает здесь то, что в нем есть,

Прошлое, будущее, величие, любовь — если они у вас отсутствуют, вы свободны от них. .

Только ядро ​​каждого объекта питает;

Где тот, кто срывает шелуху для нас с тобой?

Где тот, кто снимает уловки и конверты для вас и меня?

Вот адгезия, это раньше не было модно, это кстати;

Знаете ли вы, что значит быть любимым незнакомцами?

Вы знаете, что говорят эти вращающие глазные яблоки?

7

Вот излияние души,

Излияние души идет изнутри через запертые врата, постоянно вызывающие вопросы,

Эти стремления, почему они? эти мысли в темноте почему они?

Почему есть мужчины и женщины, у которых, пока они рядом со мной, солнечный свет расширяет мою кровь?

Почему, когда они уходят от меня, мои вымпелы радости опускаются и тянутся?

Почему есть деревья, под которыми я никогда не хожу, но на меня обрушиваются большие и мелодичные мысли?

(Я думаю, они висят там зимой и летом на тех деревьях и всегда роняют фрукты, когда я проезжаю мимо;)

Что это такое, я так внезапно обмениваюсь с незнакомцами?

Что с каким-то водителем, когда я езжу на сиденье рядом с ним?

Что за какой-то рыбак тянет невод у берега, а я прохожу мимо и останавливаюсь?

Что дает мне быть свободным в отношении женщин и мужчин? что дает им быть свободными для моих?

8

Излияние души — это счастье, вот счастье,

Я думаю, что он пронизывает открытый воздух, все время ожидая,

Теперь он течет к нам, мы справедливо обвинены .

Здесь поднимается текучий и прикрепляющий характер,

Текучий и связывающий характер — это свежесть и сладость мужчины и женщины,

(травы утреннего ростка не становятся более свежими и слаще каждый день из корней сами, чем он прорастает свежим и сладким постоянно из себя.)

К текучему и привязанному характеру источает пот любви молодых и старых,

От него исходит очарование, высмеивающее красоту и достижения ,

К нему поднимается дрожащая тоска от прикосновения.

9

Allons! кто бы вы ни были, поехали со мной!

Путешествуя со мной, вы найдете то, что никогда не утомляет.

Земля не устает,

Земля грубая, тихая, сначала непонятная, Природа сначала грубая и непонятная,

Не расстраивайтесь, продолжайте, есть божественные вещи, хорошо окутанные,

Клянусь, есть божественные вещи прекраснее, чем можно описать словами.

Allons! мы не должны здесь останавливаться,

Какими бы милыми ни были эти складские запасы, как бы ни было удобно это жилище, мы не можем здесь оставаться,

Как бы ни был укрыт этот порт и какими бы спокойными ни были эти воды, мы не должны здесь становиться на якорь,

Однако приветствуем то гостеприимство, которое нас окружает, нам разрешено принять его, но ненадолго.

10

Allons! стимулы будут больше,

Мы будем плыть по бездорожью и диким морям,

Мы пойдем туда, где дуют ветры, набегают волны, и клипер Янки мчится на всех парусах.

Allons! с силой, свободой, землей, стихиями,

Здоровье, вызов, веселье, чувство собственного достоинства, любопытство;

Allons! из всех формул!

Из ваших формул, о летучие глаза и материалистические священники.

Несвежий труп загораживает проход — погребение больше не ждет.

Allons! пока примите предупреждение!

Ему, путешествующему со мной, нужна лучшая кровь, сила, выносливость,

Никто не может прийти на испытание, пока он или она не принесет храбрости и здоровья,

Не приходите сюда, если вы уже потратили все самое лучшее,

Только те, кто приходят в сладких и решительных телах,

Сюда не допускаются никакие больные, пьющие ром или венерические наркоманы.

(я и мой не убеждаем аргументами, сравнениями, рифмами,

Мы убеждаем своим присутствием.)

11

Слушайте! Я буду честен с вами,

Я не предлагаю старые гладкие призы, но предлагаю новые грубые призы,

Это те дни, которые должны случиться с вами:

Вы не должны нагромождать то, что называется ‘ d riches,

Вы щедро разбросайте все, что вы заработали или достигли,

Если вы прибудете в город, в который вы были предназначены, вы вряд ли успокоитесь, пока вас не вызовет непреодолимый призыв к отъезду,

Вас угостят ироническими улыбками и насмешками тех, кто останется позади вас,

На какие любовные манки вы получите только страстные поцелуи на прощание,

Вы не должны позвольте удержанию тех, кто протягивает к вам протянутые руки.

12

Allons! после великих сподвижников и принадлежать к ним!

Они тоже в пути — они быстрые и величественные мужчины — они величайшие женщины,

Наслаждаются морскими штилями и морскими штормами,

Моряки многих кораблей, многие путешественники миля земли,

Жители многих далеких стран, обитатели далеких жилищ,

Попечители мужчин и женщин, наблюдатели за городами, одинокие труженики,

Паузы и созерцатели пучков, цветов, раковин берег,

Танцоры на свадебных танцах, целующиеся невесты, нежные помощники детей, носители детей,

Солдаты восстания, стоят у зияющих могил, опускают гробы,

Путешественники в течение следующих друг за другом сезонов, на протяжении многих лет, любопытных лет, каждый из которых возникает из предшествовавшего,

Путешественников, как с товарищами, а именно их собственных различных фаз,

Форт-степперов с широты ent unrealized baby-days,

Путешественники, веселые своей юностью, путешественники с их бородатыми и хорошо развитыми мужественностями,

Путешественники со своей женственностью, широкие, непревзойденные, довольные,

Путешественники со своими собственная возвышенная старость мужественности или женственности,

Старость, спокойная, расширенная, широкая с надменной широтой вселенной,

Старость, свободная течь с восхитительной близкой свободой смерти.

13

Allons! к тому, что бесконечно, поскольку оно было безначальным,

Перенести многое, бродяги дней, остатки ночей,

Объединить все в своем путешествии, к которому они стремятся, и дни и ночи, к которым они стремятся,

Снова объединить их в начале превосходных путешествий,

Ничего не видеть нигде, кроме того, что вы можете достичь и пройти,

Не представить себе времени, каким бы далеким оно ни было, но то, что вы можете достичь и пройти,

Не смотреть вверх или вниз, нет дороги, но она тянется и ждет вас, сколь бы долго она ни тянулась и ждет вас,

Чтобы не видеть никакого существа, ни Бога, ни кого-либо еще, но вы также идете туда,

Чтобы не видите собственности, но вы можете владеть ею, наслаждаясь всем без труда и покупок, абстрагируя пиршество, но не абстрагируя ни одной его частички,

Чтобы взять лучшее от фермы фермера и элегантной виллы богача, а также целомудренные благословения хорошо женатый c и плоды садов и цветы в садах,

Чтобы брать в свои руки из компактных городов, когда вы проезжаете по ним,

Чтобы потом нести с собой здания и улицы, куда бы вы ни пошли,

Собирать ум мужчин из их мозгов, когда вы встречаетесь с ними, чтобы собрать любовь из их сердец,

Чтобы взять своих возлюбленных с собой в дорогу, за все, что вы оставите их позади себя,

Знать сама вселенная как дорога, столько же дорог, как дороги путешествующих душ.

Все части для продвижения душ,

Вся религия, все твердые вещи, искусства, правительства — все, что было или проявляется на этом глобусе или любом другом глобусе, падает в ниши и углы перед тем, как процессия душ великие дороги вселенной.

Для продвижения душ мужчин и женщин по великим дорогам вселенной любой другой прогресс является необходимой эмблемой и поддержкой.

Вечно жив, вечно вперед,

Величественный, торжественный, грустный, замкнутый, сбитый с толку, безумный, беспокойный, слабый, неудовлетворенный,

Отчаянный, гордый, любящий, больной, принятый мужчинами, отвергнутый мужчинами,

Они идут! они идут! Я знаю, что они идут, но я не знаю, куда они идут,

Но я знаю, что они идут к лучшему — к чему-то великому.

Кто бы вы ни были, выходите! или мужчина или женщина выходят!

Вы не должны оставаться в доме, где спите и развлекаетесь, даже если вы его построили или построили для вас.

Из темного заточения! из-за экрана!

Протестовать бесполезно, я все знаю и разоблачаю.

Смотри на себя так же плохо, как и все остальные,

Сквозь смех, танцы, обеды, ужины людей,

Внутри платьев и украшений, внутри умытых и подстриженных лиц,

Узри тайну тихой ненависти и отчаяния.

Ни мужа, ни жены, ни друга, которому доверяли выслушать признание,

Другой я, дубликат каждого, крадется и прячется,

Бесформенный и бессловесный по улицам городов, вежливый и безвкусный в салонах,

В вагонах железных дорог, в пароходах, на общественных собраниях,

Дома, в домах мужчин и женщин, за столом, в спальне, везде,

Элегантно одетый , лицо улыбающееся, фигура прямая, смерть под грудями, ад под костями черепа,

Под сукном и перчатками, под лентами и искусственными цветами,

Соблюдение обычаев, не говоря ни слова само по себе,

Говоря о чем-то еще, но никогда о себе.

14

Allons! через борьбу и войны!

Указанная цель не может быть отменена.

Удалось ли прошлое сражаться?

Что удалось? себя? ваша нация? Природа?

Теперь поймите меня хорошо — в сущности вещей предусмотрено, что из любого плода успеха, независимо от обстоятельств, должно произойти что-то, что потребует большей борьбы.

Мой зов — это призыв к битве, я питаю активное восстание,

Он идет со мной, должно быть хорошо вооружено,

Он идет со мной, часто идет со мною, бедностью, злыми врагами, дезертирством.

15

Allons! дорога впереди!

Это безопасно — я пробовал — мои собственные ноги хорошо испытали это — не задерживайтесь!

Пусть бумага на столе не написана, а книга на полке — нераспечатанной!

Оставить инструменты в мастерской! пусть деньги останутся незаработанными!

Да будет школа стоять! не обращайте внимания на крик учителя!

Пусть проповедник проповедует со своей кафедры! пусть адвокат выступает в суде, а судья разъясняет закон.

Camerado, я протягиваю тебе руку!

Я отдаю вам свою любовь дороже денег,

Я отдаю вам себя перед проповедью или законом;

Ты сам отдашь меня? ты пойдешь со мной в путешествие?

Будем ли мы держаться друг за друга, пока живем?

примеров стихотворений в произвольном стиле

В стихотворениях в произвольном стиле не будет установленного размера, который является ритмом слов, схемой рифм или какой-либо конкретной структурой.Некоторым поэтам это освобождает возможность прихоти изменить свое мнение, в то время как другим кажется, что они не могут хорошо справиться с этой задачей. Роберт Фрост заметил, что написание произвольных стихов похоже на «игру в теннис без сетки».

Произвольные стихи: без правил

Произвольные стихи не следуют правилам, в них нет рифмы или ритма; но они по-прежнему являются художественным выражением. Иногда их считают современной формой поэзии; но стихотворения вольного стихотворения существуют уже сотни лет.

Ниже приведены несколько примеров стихотворений вольного стихотворения, в том числе несколько стихов Келли Ропер с нашего дочернего сайта LoveToKnow.com:

« Первый раз мы поцеловались» Келли Ропер

Я нервно стоял под светом крыльца

Когда ты улыбнулся мне и подошел ближе.

Ты взял меня на руки, и мое сердце начало так громко стучать

Я был уверен, что ты это слышишь, но притворялся, что нет.

Вы увлажнили губы, глубоко заглянули мне в глаза,

А потом нежно прижались губами к моим.

Мгновенная пауза, и ты снова коснулся моих губ своими,

Шепот поцелуя, обещавший еще больше.

Мы снова поцеловались, и во время этого поцелуя я почувствовал, что наконец вернулся домой.

Оглядываясь назад, я знаю, что был прав, когда мы целуемся на ночь, и я выключаю свет.

«За морским кораблем» Уолта Уитмена

За морским кораблем — после свистящего ветра;

За бело-серыми парусами, натянутыми на лонжероны и канаты,

Внизу мириады, мириады волн спешат, поднимая свои шеи,

Непрерывным потоком устремляются к следу корабля:

Волны океан, пузырящийся и булькающий, беспечно любопытный,

Волны, волнистые волны — жидкие, неровные, равнодушные волны,

К этому вихревому течению, смеющемуся и плавучему, с изгибами,

Где большое Судно, плывущее и лавирующее, смещалось поверхность;

«Город выбоин» Келли Ропер

Зигзагообразно по дороге

Попытка не отклониться от центральной линии

Или врезаться в бордюр

Или сломать ось

Или спустить шину

Или ветер в следующей неожиданной воронке.

Вождение в Толедо — это не спорт

Для робких, здравомыслящих или недостаточно застрахованных.

«Бесконечное сомнение в себе» Келли Ропер

Достаточно ли я хорош?

Я не совсем уверен.

На самом деле, я уверен, что нет.

Что заставило меня подумать, что я могу написать это стихотворение?

Все будут смеяться над этим, когда прочитают это,

Или, что еще хуже, они будут молчать и сдерживать свою критику.

Или, что еще хуже, они скажут именно то, что думают, и я буду раздавлен.

Или, что хуже всего, мне скажут, что это здорово, но это не значит.

И даже если им это действительно нравится, я все равно буду гадать, достаточно ли он хорош

«Свободный стих» Роберта Грейвса

Я сейчас восхищаюсь

Несмотря на

Из могущества

И правильного

Из классическая традиция,

В письменной форме

И декламируя

Прямо вперед,

Без позволения или упущения,

Любая небольшая рифма

В любое короткое время

Это крутится в моей голове;

Потому что, как я сказал,

Мои рифмы больше не будут стоять выстроенными

Как прусские солдаты на параде

Тот марш,

Жесткий, как крахмал,

Фут на ногу,

Ботинок в сапог,

От лезвия к лезвию,

Пуговица к пуговице,

Щеки, отбивные и подбородки, как баранина.

Нет! Нет!

Мои рифмы должны уйти

Turn ‘ee, twist’ ee,

Мерцающий, морозный,

Will-o’-the-wisp-like, туманный;

«Ода кофе» Келли Ропер

Красивая коричневая жидкость, дымящаяся в моей чашке,

Становясь мутной рекой, когда я добавляю сливки.

Аромат, придающий мне храбрость,

Аромат, который на вкус как надежда на лучший день,

И энергия, которая обновляет мою волю к жизни.

Завтра утром мы снова сделаем это, друг мой.

«Самсон Агонист» Джона Мильтона

Но терпение — это скорее упражнение

Святых, испытание их силы духа,

Делая каждого из них своим Избавителем,

И победителем над всеми

Эта тирания или удача может нанести.

Little Shelter Cat by Kelly Roper

Я вошел в убежище и огляделся.

Из всех бездомных котят ты выделялся как маяк.

Я поднял тебя, и ты мурлыкал и сладко прижимался к моим объятиям.

Было такое ощущение, что мы всегда знали друг друга, всегда были вместе.

Я заполнил форму, сделал пожертвование и отвез вас домой.

Ты больше не котенок из приюта. Ты мой.

Жанры поэзии

Поэзию можно разделить на три типа: лирическую, повествовательную и драматическую. Для каждого типа будут предложены объяснения и примеры.

Лирическая поэзия

Лирическая поэзия связана с эмоциями и написана песенным способом. Два типа лирической поэзии — это оды и сонеты.

Среди известных авторов лирических стихов:

  • Кристин де Пизан
  • Тереза ​​Авилы
  • Антонио Мачадо
  • Т. С. Элиот
  • Шекспир

Сонеты делятся на два типа; итальянский сонет и английский, или шекспировский сонет. Поэты лирического стиля используют слова, выражающие их чувства, представления и настроения.

Отрывок из сонета № 18 Шекспира следует:

«Могу я сравнить тебя с летним днем? Май

И у летней аренды слишком короткий срок:

Повествовательная поэзия

В повествовательной поэзии рассказывается история об обществах, культурах и героях.Эпические стихи очень длинные, часто охватывают события за годы; а баллады — другой тип повествовательной поэмы.

Среди известных авторов:

  • Джеффри Чосер
  • Эдгар Аллан По
  • Генри Уодсворт Лонгфелло

Вот отрывок из Hiawatha Лонгфелло:

watha Повернулся и махнул рукой на прощание;

На прозрачной и светящейся воде

Спустил березовое каноэ в плавание,

С гальки на краю

Пихнул в воду;

Прошептала ему: «На запад! на запад! »

И со скоростью он устремился вперед.»

Драматическая поэзия

Драматическая поэзия написана в стихах и обычно предназначена для чтения. Она рассказывает историю или описывает событие драматическим и интересным образом.

Среди известных поэтов:

  • Шекспир
  • Бен Джонсон
  • Кристофер Марлоу
  • Редьярд Киплинг

Ниже приводится отрывок из книги Киплинга Закон джунглей .

«Ежедневно мыть от кончика носа до кончика хвоста; пей много, но никогда не слишком много; И помни, что ночь — для охоты, и не забывай, что день — для сна.Шакал может следовать за Тигром, но, Детеныш, когда у тебя отрастут усы, Помни, что Волк — Охотник — иди и найди свою собственную пищу. Сохраняй мир с Повелителями джунглей — Тигром, Пантерой и Медведь. И не тревожь Хати Безмолвного, и не смейся над Кабаном в его логове.

Произвольные стихи могут быть любым из этих типов стихов или даже комбинацией любых из них.

50 лучших бесплатных стихов Стихи современных поэтов

Роберт Фрост назвал произвольный стих «игрой с опущенной сеткой».»И Т.С. Элиот писал: «Ни один стих не является бесплатным для человека, который хочет делать хорошую работу». И все же Уолт Уитмен, Лэнгстон Хьюз и множество современных поэтов относятся к числу тех, кто написал прекрасные произведения вольным стихом. Но что вообще такое стихотворения вольного стиха и почему возникают разногласия?

Что такое произвольные стихи?

Свободный стих здесь определяется как стихотворение без установленного размера или стих, имитирующий естественные модели речи. Произвольные стихи могут быть короткими или длинными, содержать спорадические рифмы или вообще не содержать их и передаваться устно или письменно.Поскольку стихотворение свободного стиха не привязано к какой-либо конкретной форме, поэты обычно имеют больше возможностей для экспериментов со структурой, чем с другими стилями.

Критики утверждают, что, поскольку они не содержат регулярных рифм и размеров, свободные стихи представляют собой просто прославленную прозу. Но те, кто пишет или ценит свободный стих, чувствуют, что у свободного стиха есть свои собственные инструменты, выходящие за рамки метра или рифмы — такие как пунктуация, разрыв строки и словарный запас, — что делает его столь же законным в поэтической форме, как и другие стили.

Лучшие стихотворения в стихах

Все еще не понимаете, что включает в себя вольная поэзия, и вам нужно несколько примеров? Посмотрите эти 50 исключительных стихотворений в свободном стиле, от знаменитых до многообещающих и всего, что между ними.

1. «Когда я услышал об ученом астрономе» Уолта Уитмена

Когда я услышал ученого астронома,

Информационный бюллетень «Проверьте свою полку»

Подпишитесь, чтобы получать новости, списки книг и многое другое от Библиотекаря «Проверьте свою полку».

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

Когда доказательства, цифры, расположились передо мной столбцами,
Когда мне показали диаграммы и диаграммы, чтобы складывать, делить и измерять их,
Когда я сидел, слышал, как астроном читал лекцию под бурные аплодисменты в аудитории,
Как скоро безотчетный я устал и заболел,
Пока не встал и не выскользнул, я бродил один,
В таинственном влажном ночном воздухе, время от времени,
В полной тишине смотрел на звезды.

2. «Мать сыну» Лэнгстона Хьюза

3. «Из цветов» Ли-Ён Ли

Из цветов происходит

этот коричневый бумажный пакет персиков
мы купили у мальчика
на повороте дороги, где мы свернули на
вывески окрашенные Персики .

Из груженых ветвей, из рук,
из сладкого общения в закромах,
идет нектар на обочине дороги,
сочных персиков мы пожираем, кожица пыльная и все такое,
идет знакомая летняя пыль, пыль мы едим.

О, взять то, что мы любим внутри,
носить в себе фруктовый сад, есть
не только кожуру, но и тень,
не только сахар, но и дни,
держать плод в наших руках, обожать это, затем вкусите
круглое ликование персика.

Есть дни, когда мы живем
, как будто смерть не существует
на заднем плане; от радости
к радости к радости, от крыла к крылу,
от цветка к цвету к
невозможному цвету, к сладкому невозможному цвету.

4.«Пул» Х.Д.

Ты жив?
Я прикасаюсь к тебе.
Ты дрожишь, как морская рыба.
Я прикрываю тебя своей сетью.
Что ты — полосатый?

5. «Я ношу с собой твое сердце (ношу его в своем сердце)» Э.Э. Каммингс

6. «Риск» Анаис Нин

И затем настал день,
, когда риск
остаться узким
в зародыше
был более болезненным
, чем риск
, который потребовался
, чтобы зацвести.

7. «Sloe Gin» Симуса Хини

Ясная погода можжевельника.
сменилась зимой.
Она скармливала джин на терне
и запечатывала стеклянную тару.

Когда я открутил его
, я почувствовал тревожный запах терпкого тишины
куста
, поднимающегося из кладовой.

Когда я заливал его
, у него была режущая кромка
и пламя
, как у Бетельгейзе.

Я пью за вас
в дымчатом, синем,
черном терне, горьком
и надежном.

8. «Акцент» Рупи Каур

9. «Энн Хэтэуэй» Кэрол Энн Даффи

«Предмет, который я отдаю жене моей второй лучшей кроватью…»
(из завещания Шекспира)

Кровать, в которой мы любили, была вращающимся миром
лесов, замков, света факелов, вершин утесов, морей
, где он нырял за жемчугом. Слова моего возлюбленного «
» были падающими звездами, упавшими на землю поцелуями
в эти губы; мое тело теперь более мягкая рифма
его, теперь эхо, ассонанс; his touch
глагол, танцующий в центре существительного.
Иногда мне снилось, что он написал мне, кровать
на странице под руками его писателя. Романс
и драма, разыгранная на ощупь, по запаху, по вкусу.
В другой постели, лучшая, наши гости дремали,
дриблинг своей прозой. Моя живая, смеющаяся любовь —
Я держу его в шкатулке головы моей вдовы
, пока он держал меня на следующей лучшей кровати.

10. «У сверчков артрит» Шейн Койчан

11. «Хорошая жизнь» Трейси К.Смит

Когда некоторые говорят о деньгах
Они говорят, как будто это таинственный любовник
Который пошел за молоком и никогда не вернулся
Вернулся, и это вызывает у меня ностальгию
По годам, которые я жил на кофе и хлебе,
Голодал все время идти на работу в день зарплаты
Как женщина, идущая за водой
Из деревни без колодца, потом живущей
Одна или две ночи, как все
На жареной курице и красном вине.

12. «Слава дождю» Джой Харджо

Хвалите дождь; чайка ныряет
Завиток растений, ворона болтает —
Хвалите обиду, вялость дома
Стоянка деревьев, достоинство —
Хвалите тьму, лунную колыбель
Небо падает, медведь спит —
Хвалите туман, имя воина
Земное затмение, огненный прыжок —
Слава обратному, восходящему небу
Детский крик, духовная пища —
Слава каноэ, рыбу бега
Отверстие для лягушки, перевернутое —
Хвала день, облачная чаша
Разум плоский, забудьте обо всем —

Похвала сумасшедшая.Хвала грустная.
Слава пути, по которому нас вели.
Хвалите дороги земные и водные.
Хвалите едока и съеденное.
Хвала начала; хвалить конец.
Хвалите песню и хвалите певца.

Хвалите дождь; приносит больше дождя.
Хвалите дождь; приносит больше дождя.

13. «Пишущая машинка тиража № 1950» Тайлера Нотта Грегсона

14. «На станции метро» Эзры Паунд

Видение этих лиц в толпе:
Лепестки на мокрой черной ветке.

15. «Песня сирены» Маргарет Этвуд

Это единственная песня, которую каждый
хотел бы выучить: песня
, перед которой невозможно устоять:
песня, которая заставляет мужчин
прыгать за борт в отрядах
, даже несмотря на то, что они видят выброшенные на берег черепа
Песня, которую никто не знает
, потому что любой, кто знает слышал, что
мертв, а остальные не могут вспомнить.
Должен ли я рассказать вам секрет
, и если я расскажу, вы достанете мне
из этого костюма для птиц?
Мне здесь не нравится
Сидеть на корточках на этом острове
выглядит живописно и мифично
с этими двумя пернатыми маньяками,
Мне не нравится петь
это трио, роковое и ценное.
Я открою секрет тебе,
тебе, только тебе.
Подойди ближе. Эта песня
— крик о помощи: Помогите мне!
Только ты, только ты,
наконец-то ты единственный
. Увы,
скучная песня
, но каждый раз работает.

16. «Настоящая тишина» Аттикуса

17. «Ты сел на последний автобус домой», Брайан Билстон

вы ехали на последнем автобусе домой

не знаю, как
ты получил это через дверь

ты всегда делаешь удивительные вещи
как тогда, когда ты села на поезд

18.«Каникулы» Риты Дав

Мне нравится час перед взлетом,
— это мгновение, нет дома
, но серые виниловые сиденья соединены между собой, как разворачивающиеся бумажные куклы
. Скоро нас вызовут к воротам
, скоро
будет неуклюжая процедура номеров рядов
и перфорированных заглушек — но сейчас
я могу взглянуть на эти разношерстные нуклеарные семейства
с их воркованием и ссорой
или каблуками. девичник
пытается игнорировать плач ребенка и
измученную мать ребенка, ожидающую вызова в начале
, в то время как спортсмен, одна чудовищная рука
спит на своей спортивной сумке, слушает,
сидит, как тюлень, обученный для прыжка.
Даже одинокий руководитель
, который заблудился так далеко в лето
со своим лазерным маршрутом, портфель
стукнул его коленями — даже он
работал ради удовольствия нести
не более чем клочок себя
в этот зал. Он будет обедать вне дома, она будет спать допоздна,
они позволят солнцу сжечь их счастливыми все утро
— небольшая надежда, немного прихоти
до того, как громкоговоритель ляпнет
, и мы вскочим, чтобы стать
рейсом 828, сейчас посадка на посадку у выхода 17.

19.Роберт Хайден «Те зимние воскресенья»

20. «Туман» Карла Сэндберга

Туман идет
на маленьких кошачьих лапках.

Он сидит и смотрит
над гаванью и городом
на молчаливых корточках
и затем движется дальше.

21. «Персефона Аиду» Никиты Гилл

22. «Тюльпаны» Сильвии Плат

23. «В больнице» Чен Чен

Моя мама лежала в больнице, и все хотели быть моими друзьями.
Но я был занят составлением списка: хорошая собака, плохой гражданин, короткий скелет
, высокий мокко. Обычный вторник.
Моя мать лежала в больнице, и никто не хотел быть с ней другом.
Все хотели проявить мягкое воркующее сочувствие. Очень разумно
голубей. Ни у кого не было галстука, и наше решение
заключалось в том, чтобы купить более блестящие часы. Мы были очарованы
, что могли декларировать наши запястья. Моя мама лежала в больнице №
, и я не хотел быть с ней другом. Типичный сын. Высокий латте, рассказ, плохой участок
, отличный вайфай в нетипичном кафе.Моя мама лежала в больнице №
, и она не хотела быть ее другом. Она хотела быть в списке продуктовых
семьи. Нежирный йогурт, твердый тофу. Она не доверяла моему отцу
. Ты всегда что-то забываешь, она сказала, даже когда
Я составляю для тебя список. Даже тогда.

24. «Снежный человек» Уоллеса Стивенса

Надо думать о зиме
Чтобы смотреть на мороз и сучья
На сосны, покрытые коркой снега;

И давно замерзли
Видеть можжевельники, взлохмаченные льдом,
Ели грубые в далеком блеске

Январского солнца; и не думать
Ни о каком несчастье в звуке ветра,
В звуке нескольких листьев,

Это шум земли
Полный того же ветра
Который дует в том же голом месте

Для слушателя, который слушает в снегу,
И, ничто сам, не видит
Ничего, чего нет, и ничто, что есть.

25. «Погружение в затонувший корабль» Адриенн Рич

26. «Все еще я встаю» Майя Анжелу

Ты можешь вписать меня в историю
Своей горькой извращенной ложью
Ты можешь втоптать меня в самую грязь
Но все же, как пыль, я встану.

Вас расстраивает моя дерзость?
Почему у вас уныние?
‘Потому что я хожу, как будто у меня есть нефтяные скважины.
Перекачивает в моей гостиной.

Подобно лунам и солнцу,
С уверенностью приливов,
Так же, как высокие надежды,
Тем не менее я встану.

Вы хотели видеть меня сломленным?
Опущенная голова и опущенные глаза?
Плечи падают, как слезы,
Ослаблены моими задушевными криками?

Вас оскорбляет мое высокомерие?
Не принимайте это слишком сильно
‘Потому что я смеюсь, как будто у меня на заднем дворе золотые прииски
Diggin’.

Ты можешь застрелить меня своими словами,
Ты можешь резать меня глазами,
Ты можешь убить меня своей ненавистью,
Но все равно, как воздух, я поднимусь.

Вас расстраивает моя сексуальность?
Стало ли это неожиданностью?
То, что я танцую, как будто у меня бриллианты.
На стыке моих бедер?

Из хижин позора истории
Я поднимаюсь
Я поднимаюсь из прошлого, коренящегося в боли
Я поднимаюсь
Я черный океан, прыгающий и широкий,
Я ношу волной и опухолью в приливе.

Оставляя после себя ночи ужаса и страха
Я поднимаюсь
В удивительно ясный рассвет
Я поднимаюсь
Принося дары, которые подарили мои предки,
Я — мечта и надежда раба.
Я поднимаюсь
Я поднимаюсь
Я поднимаюсь.

27. «Осень» Т.Э. Hulme

Прикосновение холода в Осеннюю ночь —
Я гулял за границу,
И увидел красную луну, склонившуюся над живой изгородью
Как красный крестьянин.
Я не остановился, чтобы говорить, но кивнул,
И вокруг были задумчивые звезды
С белыми лицами, как городские дети.

28. «Теория движения (6), Ноктюрн» Кэма Аукувард-Рича

29. «Мир диких животных» Венделла Берри

Когда отчаяние за мир растет во мне
и я просыпаюсь в ночи при малейшем звуке
в страхе перед моей жизнью и жизнями моих детей,
Я иду и ложусь там, где лесной дракон
отдыхает в своей красоте на вода, и большая цапля кормит.
Я прихожу в мир диких животных
, которые не обременяют свою жизнь предусмотрительностью
горя.Я прихожу к стоячей воде.
И я чувствую надо мной слепые звезды
, ожидающие своим светом. На время
я покоюсь в благодати мира и свободен.

30. «В пустыню» Бенджамина Алире Саенса

Я пришел к вам в одну августовскую ночь без дождя.
Ты научил меня жить без дождя.
Ты жажда и жажда — это все, что я знаю.
Ты песок, ветер, солнце и пылающее небо.
Самая горячая синь. Ты дул ветерок и заклеймил мне рот своим дыханием.Вы достигнете — тогда согните
Твоя сила, чтобы сломать, взорвать, сжечь и сделать меня новым .
Ты крепко обвиваешь мои ребра своим именем
И согрешь меня. Я родился для тебя.
Вверху, внизу, вами, вами в окружении.
Я просыпаюсь для тебя на рассвете. Никогда не рвите узел
. Достичь, взлет, удар, Sálvame, mi dios ,
Trágame, mi tierra. Salva, traga, Разбей меня,
Я хлеб. Я буду водой для твоей жажды.

31. Остин Клеон «Подслушано на Титанике»

32.«Спешите» Мари Хау

Мы останавливаемся у химчистки и продуктового магазина
, а также на заправке и на зеленом рынке и
Поторопитесь, дорогая, я говорю, поторопитесь,
, когда она бежит по двум-трем ступеням позади меня
ее синяя куртка расстегнута, а носки скатился.

Куда я хочу, чтобы она поспешила? К ее могиле?
Моему? Где в один прекрасный день она может стоять вся выросшая?
Сегодня, когда все дела, наконец, выполнены, я говорю ей:
Дорогая, извини, я продолжаю говорить «Поторопись» —
ты идешь впереди меня.Будь матерью.

И, поторопись, говорит она через плечо, глядя на меня
со смехом. Поторопись, дорогая, говорит она,
Торопись, поторопись, забирая ключи от дома у меня из рук.

33. Ада Лимон «Как победить девушку»

Мне больше всего нравятся женские лошади,
, как они все упрощают,
, как бег со скоростью 40 миль в час,
так же весело, как вздремнуть или травить.
Мне нравится их чванство с лошадьми,
после победы. Уши вверх, девочки, уши вверх!
Но в основном, если честно, мне нравится
за то, что они дамы.Как будто это большое
опасное животное — тоже часть меня,
, которое где-то внутри нежной кожи
моего тела качает
8-фунтового конского сердца,
гигантского с силой, тяжелого от крови.
Вы не хотите в это верить?
Разве ты не хочешь поднять мою рубашку и увидеть
огромную гениальную машину избиения
, которая думает, нет, она знает,
она выйдет первой.

34. «ОКР» Нил Хилборн

35.«Поцелуи по-вьетнамски» Оушена Вуонга

Моя бабушка целует
, как будто бомбы рвутся на заднем дворе,
где мята и жасмин смешивают их духи
через кухонное окно,
как будто где-то, тело разваливается
и пламя пробивается обратно
сквозь хитросплетения бедра молодого мальчика
, как если бы он выходил за дверь, ваш торс
танцевал бы от выходных ран.
Когда моя бабушка целует, не будет
ни ярких поцелуев, ни западной музыки
поджатых губ, она целует, как будто хочет вдохнуть
тебя внутри нее, нос прижат к щеке
так, чтобы твой запах был заново изучен
и твои потные жемчужины в капли золота
в ее легких, как будто в то время как она держит вас
, смерть тоже сжимает ваше запястье.
Моя бабушка целует, как будто история
никогда не кончилась, как будто где-то
тело все еще
разваливается.

36. «Одеяла» Никки Джованни

Как тускнеющий кусок ткани
Я неудачник

Я больше не накрываю столы, заполненные едой и смехом
Мои швы растрепаны, мои края падают, моя сила больше не в состоянии
Держать жар и холод

Я желаю тех первых дней
Когда я только соткал, я мог удерживать воду
От просачивания через
Отталкивал пятна плотностью моего переплетения
Ослеплял солнечный свет своим
Reflection

Я старею, но доволен своими воспоминаниями
Задачи, которые я больше не могу выполнять
Уравновешиваются любовью к прошлым задачам

Я не приношу извинений, только
это мольба:

Когда я изношен, напряжен и в конце моросит
Пожалуйста, отрежьте квадрат и уложите меня в лоскутное одеяло
Это может согреть ребенка

И какой-то старик, с которым больше не с кем поговорить
Услышит мой шепот

и
обнимаются
около

37.«Без названия» Паваны

[Петре]

Ученые говорят, что жизнь среднего человека
с каждым годом увеличивается на три месяца.
По этой математике смерть будет необязательной. Как галстук
, или десерт, или страдание. Моя мама спрашивает
, хочу ли я жить вечно.
«Мне будет скучно», — говорю я ей. «Но, — говорит она, —
еще так много предстоит сделать». Это означает, что
, по ее мнению, многого не сделала.
Тридцать лет назад ей было столько же, сколько мне сейчас
, но, в отличие от меня, она была слишком трудолюбива, чтобы думать о
птицах, исчезнувших из-за дождя.Если бы только у нас было больше
времени или достаточно денег, чтобы оставаться на льду
до тех пор, пока наука не сможет нас вернуть.
В последнее время моя мама начала думать, что жизнь
недолговечна. Я слишком молод, чтобы убеждать ее
в обратном. Единственный случай, когда
я был в той же комнате, что и Мона Лиза ,
он был заключен в стекло за тем, что, как мне кажется,
было бархатными веревками. Между нами и забвением
гораздо меньше — кожа, которая часто сводит на нет саму цель
. Или, может быть, его цель
— вовсе не защита, а скорее предоставить
место, похожее на приемную врача
, где можно сидеть, пока не назовут наши имена.
Задержите свои вопросы до конца.
Мать, измерь мои распростёртые руки —
у нас ещё есть , это столько времени, чтобы убить.

39. Лесли Норрис «Гусиные гуси»

«… Время от времени у меня есть
, рассказывающие о некоторых происшествиях из моего детства,
, и они содержатся в различных
главах в
Натуралист в Ла
Плата, Птицы и человек, Приключения
среди птиц…».
—W.H. Гудзон, Far Away And Long Ago

Гудзон рассказывает нам о них,
— два мигрирующих гуся,
она повредила крылом,
неуклонно идет
по длине континента,
и он кружит над
, вызывая свое бедствие.
Они не могли жить.
Я уже вижу, как ее крыло
царапает кость
, когда она тащит его через щебень.
Лиса, может быть, схватила ее
в свои челюсти. И что бы он сделал с
, если бы точка его вращения ушла?
Пустыня его крика
, падающего в воздух
, мгновенно перешедшего в зиму
, предупредила бы о нем.
Если охотник уронил его,
— пусть это было быстро,
пуль попали в мозг,
и сердце, так что его вес упал без чувств
,
и ничего, кроме его тела,
попало в пасть собаки.

40. «Супермаркет в Калифорнии» Аллена Гинзберга

41. «Обещание» Джейн Хиршфилд

Постойте, я сказал
срезанным цветам.
Они склонили
голов ниже.

Стой, сказал я пауку,
который убежал.

Остаться, лист.
Покраснела,
смутила меня и себя.

Стой, сказал я своему телу.
Он сидел, как собака,
на мгновение послушный,
вскоре задрожал.

Останься, на землю
лугов речных долин,
окаменелых откосов,
известняков и песчаников.
Он посмотрел назад
с изменяющимся выражением лица, в тишине.

Останьтесь, сказал я своим возлюбленным.
Каждый ответил,
Всегда.

42. «Церковь» Жаклин Вудсон

По воскресеньям проповедник дает каждому шанс
покаяться в своих грехах. Мисс Эдна заставляет меня идти

в церковь. Она носит яркую шляпу.
Я ношу свой костюм.Младенцы одеваются из кружева.

Девочки моего возраста, некоторые симпатичные, некоторые не очень.
красивые. Старухи и мужчины кивают.

Мисс Эдна то и дело бросает руку
в воздух. Сказать Да, Господь и Проповедуй!

Достаю ручку из заднего кармана,
наклоняюсь, как будто что-то уронил.

Хор марширует позади проповедника.
хлопает, напевает и готовится петь.

Я пишу на руке слово НАДЕЖДА.

43. «Встряхни пыль» Аниса Можгани

44. «Ангелы» Мэри Оливер

Вы можете увидеть ангела в любое время.
и где угодно. Конечно, у вас есть
, чтобы открыть глаза на что-то вроде второго уровня
, но это совсем не сложно. Вопрос
о том, что является реальностью, а что нет, никогда не был решен и, вероятно,
никогда не будет решен. Так что мне нет дела до
, чтобы быть слишком определенным в чем-либо.
У меня много ребер, которые называются «Возможно,
», и почти ничего не может быть названо «
Certainty».Для себя, а для других — не
. Это место
, куда вы просто не можете попасть, во всяком случае, не совсем
,
голов других людей.

Я просто оставлю тебя с этим.
Меня не волнует, сколько ангелов
может танцевать на булавочной головке. Этого
достаточно, чтобы знать, что для некоторых людей
они существуют и что они танцуют.

45. «Грустный и одинокий» Мориса Мэннинга

ну это ничего нового, ничего
греметь стропила в башке,

этот момент вспоминания
и его поцелуя кузена наяву.

Интересно, запомню ли я?
Мне было видение женщины

, полулежа под деревом:
она примерно полуголая и мало-помалу

Обсыпаю ее курганы
травой. Это такая работа

Мне нравится. Это позволяет мне вспомнить, и я помню
. Я помню время заложил

мое самодельное банджо в огне
и пусть горит. Больше ничего не было

гореть, и в доме было холодно;
Сигарная коробка свернулась в огне.

Но всплеск тепла вскоре прошел,
, и как только небольшой рев закончился,

Я слышал, как капли дождя падают
ведра и чайники разбросаны

вроде водоёмов по комнате.
Была ночь, и я был мальчиком один

и ушел послушать эту старую музыку.
Мне понравилось. С тех пор мне это нравится.

Я любил беспомощных людей, которых любил.
Вот что будет делать маленький мальчик,

но взрослый мужчина превратит все это
в печаль и позволит ей пропитать свое сердце

, пока он не выкручивается и не мечтает
о другой любви,

как-то днем ​​под деревом.
Курганы — это весело.

46. «Среди звезд» Ланг Лив

48. «Спасибо» Росс Гей

Если вы окажетесь полуголым
и босиком в морозной траве, снова услышите
, громкий, звонкий стон земли, который говорит
, что вы — воздух настоящего и ушедшего, который говорит, что
все, что вы любите, обратится в прах,
и встретим вас там, не поднимайте
кулак. Не поднимайте
свой маленький голос против этого. И не прячьтесь
.Вместо этого согните пальцы ног
в траве и наблюдайте, как облако
поднимается с ваших губ. Пройдите
по дремлющему великолепию сада.
Скажи только, спасибо.
Спасибо.

49. «Теории времени и пространства» Наташи Третеви

Отсюда можно добраться, хотя
домой не ехать.

Куда бы вы ни пошли, будет где-то
, где вы никогда не были. Попробуйте это:

направляйтесь на юг по Миссисипи 49, отметки одна —
на одну милю от отметки

.

еще одна минута вашей жизни.Следуйте этому
до его естественного вывода — тупик

на берегу, пирс в Галфпорте, где
снастей креветочных лодок не закреплены

в небе грозит дождь. Пересечь
искусственный пляж, 26 миль песка

выброшено на мангровое болото — захоронено
мест прошлого. Принесите только

то, что вы должны носить с собой — фолиант памяти,
— случайные пустые страницы. На скамье подсудимых

, где вы садитесь на лодку до Корабельного острова,
кто-то сфотографирует вас:

фотография — кем вы были —
будет ждать, когда вы вернетесь.

50. «Когда приходит любовь» Сара Кей и Фил Кей


Мы только что рассмотрели 50 лучших классических и современных стихотворений в жанре свободного стиха. Все еще нужно больше, чтобы успокоить ваши стихи? Посмотрите эти 15 восхитительных стихотворений о еде и еде.