Содержание

Стихи о добре и зле для подготовки к итоговому сочинению » Рустьюторс

 Два мира властвуют от века,
 Два равноправных бытия:
 Один объемлет человека,
 Другой — душа и мысль моя.
 
 И как в росинке чуть заметной
 Весь солнца лик ты узнаешь,
 Так слитно в глубине заветной
 Всё мирозданье ты найдешь.
 
 Не лжива юная отвага:
 Согнись над роковым трудом —
 И мир свои раскроет блага;
 Но быть не мысли божеством.
 
 И даже в час отдохновенья.
 Подъемля потное чело,
 Не бойся горького сравненья
 И различай добро и зло.
 
 Но если на крылах гордыни
 Познать дерзаешь ты как бог,
 Не заноси же в мир святыни
 Своих невольничьих тревог.
 
 Пари всезрящий и всесильный,
 И с незапятнанных высот
 Добро и зло, как прах могильный,
 В толпы людские отпадет.
14 сентября 1884 Зло без добра не сделает и шага,
 Хотя бы потому,
 Что вечно выдавать себя за благо
 Приходится ему.
 Добру, пожалуй, больше повезло
 Не нужно выдавать себя за зло!

 

«Добро должно быть с кулаками», —
 Из древних кто-то утверждал.
 А в кулаке зажатый камень
 Меж тем своей минуты ждал.
 И мне всегда мешала малость
 Поверить в эту благодать:
 Да, кулаки – они остались.
 Добра вот только не видать.Доброту не купишь на базаре.
 Искренность у песни не займёшь.
 Не из книг приходит к людям зависть.
 И без книг мы постигаем ложь.
 Видимо, порой образованью
 Тронуть душу
 Не хватает сил.
 Дед мой без диплома и без званья
 Просто добрым человеком был.
 Значит, доброта была вначале?..
 Пусть она приходит в каждый дом,
 Что бы мы потом ни изучали,
 Кем бы в жизни ни были потом.Твори добро. Не отвечай на козни
 Стоящих за твоей спиной врагов.
 Пойми, мой друг, пока еще не поздно,
 Не отвечай потоком бранных слов.

Не оскорби несчастного калеку,
 Стоящего с протянутой рукой.
 Он остается тем же Человеком,
 Но лишь с иной, изломанной судьбой.

Не откажи бродяге во спасенье,
 С ним поделись, деньгами и едой.
 Пусть грешный он. А кто без прегрешений?
 Не прогоняй, хоть трижды он чужой.

И поделись, коль есть чем поделиться,
 С тем, кто сегодня ничего не ел.
 С любым такое может приключиться:
 Вчера – богат, сегодня – не у дел.

Не обращай вниманья на злословья
 Тех, кто погряз в мещанстве и во лжи.
 Дари любовь. Тебе вернут любовью,
 Как хлеб дает, взращенный колос ржи.

 Все, что будет: и зло, и добро — пополам —
 Предписал нам заранее вечный калам.
 Каждый шаг предначертан в небесных скрижалях.
 Нету смысла страдать и печалиться нам.
***
 Все — и зло и добро, что людская скрывает природа,
 Высшей воле подвластно, и здесь не дана нам свобода.
 Ты вину своих бедствий не сваливай на небосвод,
 В сто раз хуже, чем твой, подневольный удел небосвода.
***
 Будь все добро мое кирпич один, в кружало
 Его бы я отнес в обмен на полбокала.
 Как завтра проживу? Продам чалму в плащ,
 Ведь не святая же Мария их соткала.
***
 В пути запуталась душа в добре и зле…
 Чист от добра и зла лежащий здесь, в земле.
 Немало путников пройдут по нам с тобою,
 Забывшим обо всем в неведенье, во мгле.Скала к скале; безмолвие пустыни;
 Тоска ветров, и раскаленный сплин.
 Меж надписей и праздничных картин
 Хранит утес два образа святыни.
 
То — демоны в объятиях. Один
 Глядит на мир с надменностью гордыни;
 Другой склонен, как падший властелин.
 Внизу стихи, не стертые доныне:
 
«Добро и зло — два брата и друзья.
 Им общий путь, их жребий одинаков».
 Неясен смысл клинообразных знаков.

 Звенят порой признанья соловья;
 Приходит тигр к подножию утеса.
 Скала молчит. Ответам нет вопроса.

Будь добрым, не злись, обладай терпеньем.
 Запомни: от светлых улыбок твоих
 Зависит не только твое настроенье,
 Но тысячу раз настроенье других.В мире столько всяческого зла,
 Значит, надо помнить постоянно:
 Никогда не поздно и не рано
 Совершать хорошие дела.

И чтоб сердцу не было морозно,
 Сколько бы ты бед ни натворил —
 Никогда не рано и не поздно
 Повиниться честно и серьёзно
 В зле, что ты когда-то совершил.

Здесь в окне, по утрам, просыпается свет,
 Здесь мне все, как слепому, на ощупь знакомо…
 Уезжаю из дома!
 Уезжаю из дома!
 Уезжаю из дома, которого нет.

Это дом и не дом. Это дым без огня.
 Это пыльный мираж или Фата-Моргана.
 Здесь Добро в сапогах, рукояткой нагана
 В дверь стучало мою, надзирая меня.

А со мной кочевало беспечное Зло,
 Отражало вторженья любые попытки,
 И кофейник с кастрюлькой на газовой плитке
 Не дурили и знали свое ремесло.

Все смешалось — Добро, Равнодушие, Зло.
 Пел сверчок деревенский в московской квартире.
 Целый год благодати в безрадостном мире —
 Кто из смертных не скажет, что мне повезло?!

И пою, что хочу, и кричу, что хочу,
 И хожу в благодати, как нищий в обновке.
 Пусть движенья мои в этом платье неловки —
 Я себе его сам выбирал по плечу!

Но Добро, как известно, на то и Добро,
 Чтоб уметь притвориться и добрым, и смелым,
 И назначить, при случае, черное — белым,
 И веселую ртуть превращать в серебро.

Все причастно Добру,
 Все подвластно Добру.
 Только с этим Добрынею взятки не гладки.
 И готов я бежать от него без оглядки
 И забиться, зарыться в любую нору!..

Первым сдался кофейник :
 Его разнесло,
 Заливая конфорки и воздух поганя…
 И Добро прокричало, гремя сапогами,
 Что во всем виновато беспечное Зло!

Представитель Добра к нам пришел поутру,
 В милицейской (почудилось мне) плащ-палатке…
 От такого, попробуй — сбеги без оглядки,
 От такого, поди-ка, заройся в нору!

И сказал Представитель,почтительно строг,
 Что дела выездные решают в ОВИРе,
 Но что Зло не прописано в нашей квартире,
 И что сутки на сборы — достаточный срок!

Что ж, прощай, мое Зло!
 Мое доброе Зло!
 Ярым воском закапаны строчки в псалтыри.
 Целый год благодати в безрадостном мире —
 Кто из смертных не скажет, что мне повезло!

Что ж, прощай и — прости!
 Набухает зерно.
 Корабельщики ладят смоленые доски.
 И страницы псалтыри — в слезах, а не в воске,
 И прощальное в кружках гуляет вино!

Я растил эту ниву две тысячи лет —
 Не пора ль поспешить к своему урожаю?!
 Не грусти!
 Я всего лишь навек уезжаю
 От Добра и из дома —
 Которого нет!

Потерт сыромятный его тулуп,
 Ушастая шапка его, как склеп,
 Он вытер слюну с шепелявых губ
 И шепотом попросил на хлеб.

С пути сучковатой клюкой нужда
 Не сразу спихнула его, поди:
 Широкая медная борода
 Иконой лежит на его груди!

Уже, замедляя шаги на миг,
 В пальто я нащупывал серебро:
 Недаром премудрость церковных книг
 Учила меня сотворять добро.

Но вдруг я подумал: к чему он тут,
 И бабы ему медяки дают
 В рабочей стране, где станок и плуг,
 Томясь, ожидают умелых рук?

Тогда я почуял, что это — враг,
 Навел на него в упор очки,
 Поймал его взгляд и увидел, как
 Хитро шевельнулись его зрачки.

Мутна голубень беспокойных глаз
 И, тягостный, лицемерен вздох!
 Купчина, державший мучной лабаз?
 Кулак, подпаливший колхозный стог?

Бродя по Москве, он от злобы слеп,
 Ленивый и яростный паразит,
 Он клянчит пятак у меня на хлеб,
 А хлебным вином от него разит!

Такому не жалко ни мук, ни слез,
 Он спящего ахает колуном,
 Живого закапывает в навоз
 И рот набивает ему зерном.

Хитрец изворотливый и скупой,
 Он купит за рубль, а продаст за пять.
 Он смазчиком проползет в депо,
 И буксы вагонов начнут пылать.

И если, по грошику наскоблив,
 Он выживет, этот рыжий лис,-
 Рокочущий поезд моей земли
 Придет с опозданьем в социализм.

Я холодно опустил в карман
 Зажатую горсточку серебра
 И в льющийся меж фонарей туман
 Направился, не сотворив добра.

И в зле добро, и в добром злоба,
 Но нет ни добрых, нет ни злых,
 И правы все, и правы оба, —
 И правоту поет мой стих.
 
 И нет ни шведа, ни японца.
 Есть всюду только человек,
 Который под недужьем солнца
 Живёт свой жалкий полувек.Друг мой, друг мой,
 Я очень и очень болен.
 Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
 То ли ветер свистит
 Над пустым и безлюдным полем,
 То ль, как рощу в сентябрь,
 Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
 Как крыльями птица.
 Ей на шее ноги
 Маячить больше невмочь.
 Черный человек,
 Черный, черный,
 Черный человек
 На кровать ко мне садится,
 Черный человек
 Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
 Водит пальцем по мерзкой книге
 И, гнусавя надо мной,
 Как над усопшим монах,
 Читает мне жизнь
 Какого-то прохвоста и забулдыги,
 Нагоняя на душу тоску и страх.
 Черный человек
 Черный, черный…
«Слушай, слушай,-
 Бормочет он мне,-
 В книге много прекраснейших
 Мыслей и планов.
 Этот человек
 Проживал в стране
 Самых отвратительных
 Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
 Снег до дьявола чист,
 И метели заводят
 Веселые прялки.
 Был человек тот авантюрист,
 Но самой высокой
 И лучшей марки.

Был он изящен,
 К тому ж поэт,
 Хоть с небольшой,
 Но ухватистой силою,
 И какую-то женщину,
 Сорока с лишним лет,
 Называл скверной девочкой
 И своею милою».
«Счастье,- говорил он,-
 Есть ловкость ума и рук.
 Все неловкие души
 За несчастных всегда известны.
 Это ничего,
 Что много мук
 Приносят изломанные
 И лживые жесты.

В грозы, в бури,
 В житейскую стынь,
 При тяжелых утратах
 И когда тебе грустно,
 Казаться улыбчивым и простым —
 Самое высшее в мире искусство».
«Черный человек!
 Ты не смеешь этого!
 Ты ведь не на службе
 Живешь водолазовой.
 Что мне до жизни
 Скандального поэта.
 Пожалуйста, другим
 Читай и рассказывай».

Черный человек
 Глядит на меня в упор.
 И глаза покрываются
 Голубой блевотой.
 Словно хочет сказать мне,
 Что я жулик и вор,
 Так бесстыдно и нагло
 Обокравший кого-то.
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
 . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Друг мой, друг мой,
 Я очень и очень болен.
 Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
 То ли ветер свистит
 Над пустым и безлюдным полем,
 То ль, как рощу в сентябрь,
 Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная…
 Тих покой перекрестка.
 Я один у окошка,
 Ни гостя, ни друга не жду.
 Вся равнина покрыта
 Сыпучей и мягкой известкой,
 И деревья, как всадники,
 Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
 Ночная зловещая птица.
 Деревянные всадники
 Сеют копытливый стук.
 Вот опять этот черный
 На кресло мое садится,
 Приподняв свой цилиндр
 И откинув небрежно сюртук.
«Слушай, слушай!-
 Хрипит он, смотря мне в лицо,
 Сам все ближе
 И ближе клонится.-
 Я не видел, чтоб кто-нибудь
 Из подлецов
 Так ненужно и глупо
 Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
 Ведь нынче луна.
 Что же нужно еще
 Напоенному дремой мирику?
 Может, с толстыми ляжками
 Тайно придет «она»,
 И ты будешь читать
 Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
 Забавный народ.
 В них всегда нахожу я
 Историю, сердцу знакомую,
 Как прыщавой курсистке
 Длинноволосый урод
 Говорит о мирах,
 Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
 В одном селе,
 Может, в Калуге,
 А может, в Рязани,
 Жил мальчик
 В простой крестьянской семье,
 Желтоволосый,
 С голубыми глазами…

И вот стал он взрослым,
 К тому ж поэт,
 Хоть с небольшой,
 Но ухватистой силою,
 И какую-то женщину,
 Сорока с лишним лет,
 Называл скверной девочкой
 И своею милою».
«Черный человек!
 Ты прескверный гость!
 Это слава давно
 Про тебя разносится».
 Я взбешен, разъярен,
 И летит моя трость
 Прямо к морде его,
 В переносицу…
. . . . . . . . . . . . . . . .
…Месяц умер,
 Синеет в окошко рассвет.
 Ах ты, ночь!
 Что ты, ночь, наковеркала?
 Я в цилиндре стою.
 Никого со мной нет.
 Я один…
 И — разбитое зеркало…
Список литературы к направлению ДОБРО И ЗЛО

Добро и зло — Фет. Полный текст стихотворения — Добро и зло

Добро и зло — Фет. Полный текст стихотворения — Добро и зло

Два мира властвуют от века,
Два равноправных бытия:
Один объемлет человека,
Другой — душа и мысль моя.И как в росинке чуть заметной
Весь солнца лик ты узнаешь,
Так слитно в глубине заветной
Всё мирозданье ты найдешь.Не лжива юная отвага:
Согнись над роковым трудом —
И мир свои раскроет блага;
Но быть не мысли божеством.И даже в час отдохновенья.
Подъемля потное чело,
Не бойся горького сравненья
И различай добро и зло.Но если на крылах гордыни
Познать дерзаешь ты как бог,
Не заноси же в мир святыни
Своих невольничьих тревог.Пари всезрящий и всесильный,
И с незапятнанных высот
Добро и зло, как прах могильный,
В толпы людские отпадет.

1884 г.

Теги:

Афанасий Фет

Однажды на вопрос анкеты дочери Льва Толстого Татьяны «Долго ли бы вы хотели жить?» Фет ответил: «Наименее долго». И всё же у писателя была длинная и очень насыщенная жизнь — он не только писал множество лирических произведений, критические статьи и мемуары, но и посвятил целые годы сельскому хозяйству, а яблочную пастилу из его имения поставляли даже к императорскому столу.

{«storageBasePath»:»https://www.culture.ru/storage»,»services»:{«api»:{«baseUrl»:»https://www.culture.ru/api»,»headers»:{«Accept-Version»:»1.0.0″,»Content-Type»:»application/json»}}}}

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура. РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура. РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Пожалуйста подтвердите, что вы не робот

Войти через

или

для сотрудников учреждений культуры

Системное сообщение

Ошибка загрузки страницы. Повторите попытку позже, либо воспользуйтесь другим браузером.
Спасибо за понимание!

Мы используем сookie

Во время посещения сайта «Культура.РФ» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Подробнее.

Короткие стихи о доброте — Крылатые фразы

Добро творите безвозмездно,
С открытым сердцем и душой.
Добросердечие — полезно,
В нем радость, счастье и покой.

Добро вершат не за грошИ,
Не ждут ни премий, ни наград.
Благое дело — дар души,
Подаркам каждый всегда рад.

Пускай исчезнет в мире зло
И навсегда уйдут напасти.
Дарите радость и добро,
Желайте искренне всем счастья!

 

*****

 

Нарисуй доброту
В всплесках солнечных радуг,
Подари теплоту,
Все, что детям так надо!

Вмиг развеется грусть,
И улыбка природы
Озарит лица пусть
Лучезарным восходом!

Нарисуй доброту —
Эту светлую сказку,
Как любовь и мечту
Миротворчества краской!

 

*****

 

Доброта нужна всем людям,
Пусть побольше добрых будет.
Говорят не зря при встрече
«Добрый день» и «Добрый вечер».
И не зря ведь есть у нас
Пожелание «В добрый час».
Доброта — она от века
Украшенье человека…

 

*****

 

Доброту не купишь на базаре.
Искренность у песни не займёшь.
Не из книг приходит к людям зависть.
И без книг мы постигаем ложь.
Видимо, порой образованью
Тронуть душу не хватает сил.
Дед мой без диплома и без званья
Просто добрым человеком был.
Значит, доброта была вначале?..
Пусть она приходит в каждый дом,
Что бы мы потом ни изучали,
Кем бы в жизни ни были потом.

 

*****

 

Не прячьте нежность по карманам,
И не стесняйтесь доброты,
Не бойтесь показаться странным
Средь бестолковой суеты.
С улыбкой выйдете из дома,
Вдыхая полной грудью жизнь,
Пройдите улочкой знакомой,
И постарайтесь не спешить.
В душе своей сады взрастите,
Оберегайте их от зла,
Из тех садов цветы дарите
И незнакомым и друзьям…

 

*****

 

Добро способно чудеса творить.
Оно нас учит верить и любить.
И без него нам просто не прожить.
Давайте будем верить и мечтать
И только добрые поступки совершать.

 

*****

 

Добрым быть совсем не просто,
Не зависит доброта от роста.
Не зависит доброта от цвета,
Доброта не пряник, не конфета.
Если доброта, как солнце, светит,
Радуются взрослые и дети.

 

*****

 

Доброта непременно спасает весь мир
Помогает расти всем на свете
Чтобы людям гармонию, мир обрести
Свое сердце в добре вы согрейте

Милосердие вдруг в твоем сердце зажглось
И оно разнеслось несомненно
Все познают его, если в сердце твоем
Оно даже зажглось на мгновенье

Много сил и усердия нужно вложить
Чтоб Добро сбереглось и Терпение
Только Истина в том, чтобы в сердце хранить
Истину, Доброту и Терпение.

 

*****

 

Есть такие люди… делают сильнее,
Это как лекарство раненой душе.
Добрая улыбка, слово, что нужнее,
И тепло по пульсу просится уже.
Есть такие люди… с теплым-теплым сердцем,
Раскрывают душу и дают войти.
Их тепло выходит за пределы герца,
И везет тем очень, кто их смог найти.

 

Стихи про доброту: 50 красивых стихотворений со смыслом ✍

Содержание статьи

Популярные стихи про доброту

Откуда же оно ее черпает?
И как среди бегущей суеты,
Оно так много и легко прощает?
И почему тревожится всегда,
Когда кому-то очень-очень больно?
Всегда есть наготове доброта.
Ее так много, что для всех довольно.
Я поняла, что доброта, как кровь:
Чем больше отдаешь, тем больше будет.
У доброты подруга есть – любовь.
Дарите доброты побольше, люди!

* * *

Доброта, доброта,
Доброта вам не малость,
В доброте есть любовь,
И, конечно, есть жалость!
Пусть все люди на свете
Очень любят друг друга,
Пусть не встанут меж ними,
Холода, злые вьюги!
Доброту вы дарите,
От души и спонтанно,
И пусть этот поступок
Не покажется странным!

* * *

Дарите людям доброту,
Заботу и любовь,
И пониманье и мечту –
Дарите вновь и вновь!
Пусть о награде мысли нет
И никогда не будет,
Ответный сердца тёплый свет
Тебе подарят люди.
И жизнь изменится твоя,
Удачливее станет,
Когда потоком на тебя
Волна любви нагрянет!
Дарите людям доброту…

* * *

Потерян смысл слова доброта,
Ведь нынче с целью все поступки.
«Да, друг, я помогу тебе сполна…
А ты мне сделаешь уступки.»
Чтоб взять другого доброту,
Эх, надо быть богатым мне.
За помощь человека хоть одну,
Отдашь, как минимум ты две.
О, да, напуган ею я серьёзно.
Ведь в наше время доброта,
От всех исходит молниеносно,
А искренья она, лишь иногда.
Навязчиво так все суют её,
Не думая — нужна она тебе.
Но зная, что теперь своё,
Они возьмут с тебя вполне.

* * *

Если друг твой в словесном споре
Мог обиду тебе нанести,
Это горько, но это не горе,
Ты потом ему все же прости.
В жизни всякое может случиться.
И, коль дружба у вас крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не дай ей зазря разбиться.
Если ты с любимою в ссоре,
А тоска по ней горяча,
Это тоже еще не горе,
Не спеши, не руби сплеча.
Пусть не ты явился причиной
Той размолвки и резких слов,
Встань над ссорою, будь мужчиной!
Это все же твоя любовь!
В жизни всякое может случиться.
И коль ваша любовь крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не должен ей дать разбиться.
И, чтоб после себя не корить
В том, что сделал кому-то больно,
Лучше добрым на свете быть,
Злого в мире и так довольно.
Но в одном лишь не отступай:
На разрыв иди, на разлуку,
Только подлости не прощай
И предательства не прощай
Никому: ни любимой, ни другу!

* * *

Выходя поутру из ворот,
Понимаешь, у каждого в жизни,
Предостаточно бед и забот…
Разве любы нам хмурые лица,
Или чья та сердитая речь
Ты улыбкой сумей поделиться,
И ответную искру зажечь.

* * *

Как бы жизнь не летела-
Дней своих не жалей,
Делай доброе дело
Ради счастья людей.
Чтобы сердце горело,
А не тлело во мгле
Делай доброе дело-
Тем живём на земле.

* * *

А как нам добрые слова нужны!
Не раз мы в этом убедились сами,
А может не слова — дела важны?
Дела — делами, а слова — словами.
Они живут у каждого из нас,
На дне души до времени хранимы,
Чтоб их произнести в тот самый час,
Когда они другим необходимы.

* * *

В доме добрыми делами занята,
Тихо ходит доброта
Утро доброе у нас
Добрый день и добрый час
Добрый вечер,
Ночь добра
Было доброе вчера
И откуда спросишь ты
В доме столько доброты.

* * *

Доброта нужна всем людям,
Пусть побольше добрых будет.
Говорят не зря при встрече
«Добрый день» и «Добрый вечер».
И не зря ведь есть у нас
Пожелание «В добрый час».
Доброта — она от века
Украшенье человека…

* * *

Не стой в стороне равнодушно,
Когда, у кого то беда.
Рвануться на выручку нужно
В любую минуту, всегда
И если кому — то, кому — то поможет
Твоя доброта, улыбка твоя,
Ты счастлив, что день не напрасно был прожит,
Что годы живешь ты не зря.

* * *

Доброту не купишь на базаре.
Искренность у песни не займёшь.
Не из книг приходит к людям зависть.
И без книг мы постигаем ложь.
Видимо, порой образованью
Тронуть душу
Не хватает сил.
Дед мой без диплома и без званья
Просто добрым человеком был.
Значит, доброта была вначале?..
Пусть она приходит в каждый дом,
Что бы мы потом ни изучали,
Кем бы в жизни ни были потом.

* * *

Давай поговорим о доброте,
о ценностях непреходящих, вечных,
о жизни, что так коротка и быстротечна,
о том, что мы давно уже не те.
Мы разучились верить и мечтать,
мы перестали понимать друг друга,
нас закружила ненависти вьюга —
мы разучились сострадать.
Погрязли в спорах, дрязгах, войнах, суете,
забыв о том, что существует счастье,
о том, что мир огромен и прекрасен,
в нем места хватит всем.
Давай поговорим о доброте!

* * *

И если кому-то поможет
Твоя доброта, улыбка твоя,
Ты счастлив, что день
Не напрасно был прожит,
Что годы живешь ты не зря!

Лучшие стихи про добро

Мой сыночек — маленькое чудо!
Я светлею сердцем, не дыша —
Из Небес, из Ветра, ниоткуда
Юная рождается душа!
Да пребудет мир твой чист и светел
В нашей душной бытовой пыли!
Пусть тебя несет по свету ветер,
Не забрызгав грязями Земли.

* * *

Дело было в январе,
Стояла ёлка на горе,
А возле этой ёлки
Бродили злые волки.
Вот как-то раз
Ночной порой,
Когда в лесу так тихо,
Встречают волка под горой
Зайчата и зайчиха.
Кому охота в Новый год
Попасться в лапы волку!
Зайчата бросились вперёд
И прыгнули на ёлку.
Они прижали ушки,
Повисли, как игрушки.
Десять маленьких зайчат
Висят на ёлке и молчат —
Обманули волка.
Дело было в январе —
Подумал он, что на горе
Украшенная ёлка.

* * *

Ты твори по жизни лишь одно добро…
Чтоб от доброй мысли множилось оно…
От тепла в округе расцветут сады…
Ведь добро все любят люди и цветы…
Тогда люди вспомнят с теплотой в душе…
След добро оставит в твоём малыше…
Ведь добро есть кладом, клад, что не отнять…
Его, как награду, можно лишь принять…
Если сердце бьётся, всё внутри кипит…
Значит, твоё сердце о других болит…
Расцвело, принялось и взошло добро…
Значит не напрасно в жизни всё прошло…
Будет плодоносить, множиться добро…
Каждый в жизни хочет, чтоб пришло оно…
Без добра, как видно и его тепла…
Не поёт от счастья, не живёт душа.

* * *

Ребёнок у дверей всё просит свет включить,
Преследуют его младенческие страхи.
Пусть этот белый маг — вольфрамовая нить —
Избавит от существ, таящихся во мраке.
Вселенная его, как комната, темна,
Он что-то говорит, но смысла не уловишь:
Нет логики в словах — лишь мистика одна,
Тот самый сон ума, рождающий чудовищ.
И как я ни трудись, но их не разгляжу —
Тех, кто играет с ним в таинственные прятки.
Я в комнатную мглу бестрепетно вхожу,
Вселенная моя в логическом порядке.
Теперь труднее стать участником игры
И без улыбки внять мистическим рассказам —
Куда роднее нам разумные миры.
Фантазия жива — но ею правит разум.
Я лампу засвечу и выйду на балкон.
Ребёнок за спиной затихнет, успокоясь.
А я взгляну во тьму, где блещет Орион,
И предварит стихи его трёхзвёздный пояс.
И движутся миры, и полночь на часах,
И вечность притекла в моё тысячелетье,
И надо ли жалеть о детских чудесах,
Когда в моих садах созвездья, как соцветья!
И можно цепенеть, глядеть во мрак миров
И считывать стихи — мистически, бессонно.
У них названья нет. Над ними вместо слов
Пылают три звезды, как пояс Ориона.

* * *

Добро должно быть с кулаками,
С хвостом и острыми рогами,
С копытами и с бородой.
Колючей шерстию покрыто,
Огнем дыша, бия копытом,
Оно придет и за тобой!
Ты слышишь — вот оно шагает,
С клыков на землю яд стекает,
Хвост гневно хлещет по бокам.
Добро, зловеще завывая,
Рогами тучи задевая,
Все ближе подползает к нам!
Тебе ж, читатель мой капризный,
Hоситель духа гуманизма,
Желаю я Добра — и пусть
При встрече с ним мой стих ты вспомнишь,
И вот тогда глухую полночь
Прорежет жуткий крик: «Hа помощь!»
А дальше — чавканье и хруст…

* * *

Добро и зло ведут свой спор
Как свет со тьмой всегда воюют
Такой у них уж уговор
Ведь Бог и дьявол существуют
Как параллельные миры
Они нас всех сопровождают
И каждые свои дары
На перебой нам предлагают
Ожесточенная борьба
За наши души происходит
У всех у нас своя судьба
И каждый путь ее проходит
А по пути своей судьбы
Нас искушенья поджидают
И не без внутренней борьбы
Пороки люди побеждают
Но дьявол очень уж хитер
Так просто сразу не сдается
Искусный он всегда актер
Вновь всех запутать удается
Тогда одно спасенье храм
Что нам господь предоставляет
И очищает он всех там
Грехи заблудшим отпускает
Вновь возрожденная душа
Свой путь по жизни продолжает
А дьявол снова не спеша
Ее как прежде искушает.

* * *

Слышу голос из Прекрасного Далека,
Голос утренний в серебряной росе.
Слышу голос — и манящая дорога
Кружит голову, как в детстве карусель.
Прекрасное Далеко! Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь!
От чистого истока в Прекрасное Далеко,
В Прекрасное Далеко я начинаю путь.
Слышу голос из Прекрасного Далека,
Он зовет меня в чудесные края.
Слышу голос — голос спрашивает строго:
«А сегодня что для завтра сделал я?»
Прекрасное Далеко! Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь!
От чистого истока в Прекрасное Далеко,
В Прекрасное Далеко я начинаю путь.
Я клянусь, что стану чище и добрее,
И в беде не брошу друга никогда.
Слышу голос — и спешу на зов скорее
По дороге, на которой нет следа.
Прекрасное Далеко! Не будь ко мне жестоко,
Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь!
От чистого истока Прекрасное далеко,
Прекрасное далеко — я начинаю путь!..

* * *

Доброту не купишь на базаре.
Искренность у песни не займёшь.
Не из книг приходит к людям зависть.
И без книг мы постигаем ложь.
Видимо, порой образованью
Тронуть душу
Не хватает сил.
Дед мой без диплома и без званья
Просто добрым человеком был.
Значит, доброта была вначале?..
Пусть она приходит в каждый дом,
Что бы мы потом ни изучали,
Кем бы в жизни ни были потом.

* * *

Если друг твой в словесном споре
Мог обиду тебе нанести,
Это горько, но это не горе,
Ты потом ему все же прости.
В жизни всякое может случиться.
И, коль дружба у вас крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не дай ей зазря разбиться.
Если ты с любимою в ссоре,
А тоска по ней горяча,
Это тоже еще не горе,
Не спеши, не руби сплеча.
Пусть не ты явился причиной
Той размолвки и резких слов,
Встань над ссорою, будь мужчиной!
Это все же твоя любовь!
В жизни всякое может случиться.
И коль ваша любовь крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не должен ей дать разбиться.
И, чтоб после себя не корить
В том, что сделал кому-то больно,
Лучше добрым на свете быть,
Злого в мире и так довольно.
Но в одном лишь не отступай:
На разрыв иди, на разлуку,
Только подлости не прощай
И предательства не прощай
Никому: ни любимой, ни другу!

* * *

Сказать хочу друзья я смело,
Живя на свете, мне довелось понять
Для радости другим хватает мало,
Но много нужно малого отдать.
Но люди мелочь не желают,
Всегда большими видят все мечты,
И посему никак не понимают,
Что мелочи ведь чувствами полны.
И если мелочь прекратиться,
Желая реакцию увидеть их,
То можно сильно огорчиться,
Не разглядев того в лице у них.
И нету вывода у строчек света,
И не покажут формулу проблем они,
Лишь если только те прочтут всё это
И осознают вкус малой радости.

* * *

Доброта непременно спасает весь мир
Помогает расти всем на свете
Чтобы людям гармонию, мир обрести
Свое сердце в добре вы согрейте
Милосердие вдруг в твоем сердце зажглось
И оно разнеслось несомненно
Все познают его, если в сердце твоем
Оно даже зажглось на мгновенье
Много сил и усердия нужно вложить
Чтоб Добро сбереглось и Терпение
Только Истина в том, чтобы в сердце хранить
Истину, Доброту и Терпение

* * *

Всего важнее в жизни доброта,
И ничего ее милее нет,
И если эта есть в тебе черта,
То жизнь твоя подарит людям свет!
А ценность жизни высшая — любовь!
Она всегда начало всех начал,
Пусть засияет ярким солнцем вновь
Высокий дух, что выше всех похвал!

* * *

Станьте добрее ко всем, не злословьте,
Беды забудьте, простите грехи.
Себе быть счастливым, добрым позвольте,
Душу отмойте от лжи — шелухи.
Сердце откройте для добрых поступков,
Мудрость черпайте от умных людей.
И стороной обходите всех глупых,
Не предавайте родных и друзей.
Сейте добро вы везде и повсюду,
Пусть прорастают благие дела.
В Бога поверьте, возрадуйтесь чуду
И поделитесь частичкой тепла.

Красивые стихи о доброте

Не прячьте нежность по карманам
И не стесняйтесь доброты,
Не бойтесь показаться странным
Средь бестолковой суеты.
С улыбкой выйдете из дома,
Вдыхая полной грудью жизнь,
Пройдите улочкой знакомой
И постарайтесь не спешить.
В душе своей сады взрастите,
Оберегайте их от зла,
Из тех садов цветы дарите
И незнакомым и друзьям…

* * *

Для теплых слов не нужен повод,
И ждать не надо много лет.
Дарите их в жару и в холод,
С утра, под вечер и в обед.
Они нужны, как свежий воздух,
Как неба синь, как соль земли.
Тепло дарить ведь так несложно,
В них море ласки и любви.

* * *

Пусть этот день начнётся с доброты
И с чьей-то удивительно улыбки
Кому-то кто-то принесет цветы
Или пришлет записку на открытке.
А кто-то приготовит крепкий чай,
Добавив пару ломтиков лимона,
И скажет: «Больше не скучай…
Когда ты так грустишь, мне тоже плохо».
А кто-то поцелует нежно в лоб,
Обнимет крепко хрупкие ладошки,
И, растворив холодный злой озноб
В мечтах, и в нежности, и в счастье понемножку,
Пусть этот день начнётся с теплых глаз
И, расцветая радостью на сердце,
Пусть кто-то улыбнется вам сейчас,

* * *

Хорошие люди похожи на тёплое солнце,
Которое, тучи раздвинув, выходит из тьмы…
Когда целый мир над твоей неудачей смеётся,
Они добрым словом согреют в разгаре зимы.
Хорошие люди не сразу заметны обычно…
Не лезут в глаза, как отросшая чёлка девчат.
Но в сложный момент не бывают они безразличны…
У них обязательно добрый с грустинкою взгляд…
Хорошие люди наивны и сентиментальны.
В них сердца любовь заглушает ворчанье ума…
Обидчика зло забывают они моментально.
Им сложно поверить в неискренность чувств и обман.
Хорошие люди в друзьях ошибаются часто,
Не видя, что с ними не дружат, используя их…
Острей ощущают и боль, и гармонию счастья…
И знают, есть много несчастных, но нету плохих.
Нельзя постоянно в их лучиках солнечных греться,
Ведь надо, встречая добро, становиться добрей!
Хорошие люди всегда улыбаются сердцем,
И видят в угрюмых прохожих – хороших людей…

* * *

Хороших, добрых чаще предают.
Они порой наивны, словно дети.
С проблемами своими к ним идут,
Чем смогут, вам помогут люди эти.
Для них добро творить – порыв души,
И жить они иначе не умеют.
Хоть их поступки очень хороши,
Но иногда о них они жалеют.
И часто за добро им платят злом,
Тем самым очень сильно обижают.
Но эти люди всё равно потом
Теплом души делиться продолжают.
«Добра не делай, не получишь зла» –
Мне доводилось слышать не однажды.
Пословица отнюдь не весела,
И добрый далеко у нас не каждый.
Они любого могут оправдать,
Простить его и подарить надежду,
И добротой уроки преподать
Завистникам, нахалам и невеждам.
Их кто-то дураками назовёт,
А кто-то будет ими восхищаться.
Но знайте, что вам очень повезёт,
Если с людьми такими повстречаться.

* * *

Ну кто сказал, что нужен важный повод,
Чтоб подарить тепло и доброту,
Чтобы развеять долгой ночи холод
И оживить крылатую мечту?
А впрочем, знаю – есть такие люди,
Которым повод вовсе ни к чему.
Они нести добро на щедром блюде
Не запрещают сердцу своему.
Пусть даже если лично не знакомы,
Пусть даже если не узнаешь ты,
Кто именно, нарушив все законы,
Принёс тебе букет из доброты,
Но станет жизнь вдруг ярче и теплее
Не день, а много добрых лет!
И потому на свете нет ценнее,
Чем просто так подаренный вам свет!
Как бы жизнь не летела,
Дней своих не жалей,
Делай доброе дело
Ради счастья людей.
Чтобы сердце горело,
А не тлело во мгле,
Делай доброе дело –
Тем живём на земле.

* * *

В доме, добрыми делами занята,
Тихо ходит доброта.
Утро доброе у нас,
Добрый день и добрый час,
Добрый вечер,
Ночь добра,
Было доброе вчера.
И откуда, спросишь ты,
В доме столько доброты,
Что от этой доброты
Приживаются цветы,
Рыбки, ёжики, птенцы?
Я тебе отвечу прямо:
Это – мама, мама, мама!

* * *

Доброта нужна всем людям,
Пусть побольше добрых будет.
Говорят не зря при встрече
«Добрый день» и «Добрый вечер».
И не зря ведь есть у нас
Пожелание «В добрый час».
Доброта – она от века
Украшенье человека…

* * *

Добрым быть совсем непросто,
Не зависит доброта от роста.
Не зависит доброта от цвета,
Доброта не пряник, не конфета.
Если доброта, как солнце, светит,
Радуются взрослые и дети.

* * *

«Доброе утро!» –
Скажешь кому-то,
И будет ему
Очень доброе утро,
И день будет добрый,
И добрые встречи,
И добрый, конечно,
Опустится вечер.
Как важно и нужно,
Чтоб сразу с утра
Тебе пожелали добра.

* * *

Что такое доброта?
Вымыть миску у кота,
Напоить водой цветок
(Он ужасно одинок),
Починить сестре игрушку,
Пропустить вперёд старушку,
Грусть лечить любви словами,
Помогать усталой маме,
А девчонке незнакомой
Донести портфель до дома.
От тепла и доброты
Распускаются цветы,
Согревает всех она,
Словно лучик из окна.

* * *

Ты делай добро
И не требуй наград,
И будет тебе
Каждый встреченный рад,
Ведь ласка приятна
И кошке, и львице,
К тебе же добро
Возвратится сторицей!

Интересные стихи про доброту

Не прячьте нежность по карманам,
И не стесняйтесь доброты,
Не бойтесь показаться странным
Средь бестолковой суеты.
С улыбкой выйдете из дома,
Вдыхая полной грудью жизнь,
Пройдите улочкой знакомой,
И постарайтесь не спешить.
В душе своей сады взрастите,
Оберегайте их от зла,
Из тех садов цветы дарите
И незнакомым и друзьям…

* * *

Конечно, жизнь уже не та:
Иные нравы и привычки,
И даже слово «доброта»
Вдруг заключается в кавычки.

* * *

И с другом и с врагом ты должен быть хорош!
Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь.
Обидишь друга — наживешь врага ты,
Врага обнимешь — друга обретешь.

* * *

Иногда бывают неудачи,
Нет счастливых на пути,
Чтобы в жизни все решать задачи,
Нужно дорогу добра пройти.

* * *

Я ещё не устала жить! Удивляться и верить в чудо.
Улыбаться уловкам лжи и друзей находить повсюду.
Не устала дарить тепло, далеко не святому люду.
Понимая: добро и зло – вечно были и вечно будут!
Но, добавить чуть-чуть добра я старалась, не уставая.
И фортуна была щедра, и беда миновала злая.
Хоть сложны виражи судьбы, день встречаю я песней звонкой.
Я ещё не устала быть (пусть в душе), озорной девчонкой!

* * *

Дари добро, что так необходимо.
Ему любой безмерно будет рад…
Не забывай, что наша жизнь взаимна
И всё к тебе вернётся во сто крат!

* * *

В этом мире огромном, в котором живем я и ты,
Не хватает тепла, не хватает людской Доброты
Пусть не ставят нам в школе оценок за щедрость Души,
Ты однажды возьми и Добро просто так соверши,
И тогда на морозе щемящем запахнет весной,
И тогда на Земле станет больше улыбкой одной!..

* * *

Добро души есть редкий дар,
Которым Бог велел делиться,
Чтоб возвратился гонорар
К вам в виде тех же инвестиций.

* * *

А как нам добрые слова нужны!
Не раз мы в этом убедились сами,
А может не слова — дела важны?
Дела — делами, а слова — словами.
Они живут у каждого из нас,
На дне души до времени хранимы,
Чтоб их произнести в тот самый час,
Когда они другим необходимы…

* * *

Давайте станем чуть добрее,
Не будем злиться на других.
Жить с добрым сердцем веселее.
Ценить друзей, любить родных.
Мы все зависим друг от друга,
Плоха ли жизнь, иль хороша.
Дождь за окном, кружит ли вьюга.
С добром всегда светла душа.

* * *

Доброта входит тихo, без cтyка.
И не требует cлавы в ответ.
Доброта – слишком цeнная штyка.
У дешёвых людей её нет.
Пусть проходят дни, столетья,
Тысячелетья пронесутся —
Доброта и милосердье
Ценностями остаются.
Доброта живет в миру
Даже в злые лихолетья.
Проявляйте доброту —
Будет легче жить на свете!
Давайте поклоняться доброте!
Давайте с думой жить о доброте:
Вся в голубой и звездной красоте,
Земля добра. Она дарит нас хлебом,
Живой водой и деревом в цвету.
Под этим вечно неспокойным небом
Давайте воевать за доброту!

* * *

Стираются лица и даты,
Но все ж до последнего дня
Мне помнить о тех, что когда-то
Хоть чем-то согрели меня.
Согрели своей плащ-палаткой,
Иль тихим шутливым словцом,
Иль чаем на столике шатком,
Иль попросту добрым лицом.
Как праздник, как счастье, как чудо
Идет доброта по земле.
И я про неё не забуду,
Хотя забываю о зле.

В статье мы рассмотрели  стихи, а в частности стих о добре разных писателей, каждый из которых трактует их по-своему.

Давайте и мы станем немного добрее и попробуем написать свой стих про доброту или стих про добро.

Стих про добро, творит добро и делает нас счастливее.

Стихи о доброте для детей

Сайт «Мама может все!» собрал для вас самые красивые стихи о доброте для детей. С их помощью вы сможете поговорить с ребенком о важности добра и вежливого обращения друг к другу.

Скажите, сколько в сердце доброты?
Откуда же оно ее черпает?
И как среди бегущей суеты,
Оно так много и легко прощает?
И почему тревожится всегда,
Когда кому-то очень-очень больно?
Всегда есть наготове доброта.
Ее так много, что для всех довольно.
Я поняла, что доброта, как кровь:
Чем больше отдаешь, тем больше будет.
У доброты подруга есть – любовь.
Дарите доброты побольше, люди!

***

Доброта, доброта,
Доброта вам не малость,
В доброте есть любовь,
И, конечно, есть жалость!

Пусть все люди на свете
Очень любят друг друга,
Пусть не встанут меж ними,
Холода, злые вьюги!

Доброту вы дарите,
От души и спонтанно,
И пусть этот поступок
Не покажется странным!

***
Дарите людям доброту,
Заботу и любовь,
И пониманье и мечту –
Дарите вновь и вновь!

Пусть о награде мысли нет
И никогда не будет,
Ответный сердца тёплый свет
Тебе подарят люди.

И жизнь изменится твоя,
Удачливее станет,
Когда потоком на тебя
Волна любви нагрянет!
Дарите людям доброту…
(Зоя Буцаева)

Доброта

Потерян смысл слова доброта,
Ведь нынче с целью все поступки.
«Да, друг, я помогу тебе сполна…
А ты мне сделаешь уступки.»

Чтоб взять другого доброту,
Эх, надо быть богатым мне.
За помощь человека хоть одну,
Отдашь, как минимум ты две.

О, да, напуган ею я серьёзно.
Ведь в наше время доброта,
От всех исходит молниеносно,
А искренья она, лишь иногда.

Навязчиво так все суют её,
Не думая — нужна она тебе.
Но зная, что теперь своё,
Они возьмут с тебя вполне.

Доброта

Если друг твой в словесном споре
Мог обиду тебе нанести,
Это горько, но это не горе,
Ты потом ему все же прости.

В жизни всякое может случиться.
И, коль дружба у вас крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не дай ей зазря разбиться.

Если ты с любимою в ссоре,
А тоска по ней горяча,
Это тоже еще не горе,
Не спеши, не руби сплеча.

Пусть не ты явился причиной
Той размолвки и резких слов,
Встань над ссорою, будь мужчиной!
Это все же твоя любовь!

В жизни всякое может случиться.
И коль ваша любовь крепка,
Из-за глупого пустяка
Ты не должен ей дать разбиться.

И, чтоб после себя не корить
В том, что сделал кому-то больно,
Лучше добрым на свете быть,
Злого в мире и так довольно.

Но в одном лишь не отступай:
На разрыв иди, на разлуку,
Только подлости не прощай
И предательства не прощай
Никому: ни любимой, ни другу!
(Асадов Эдуард)

Добрых людей, как всегда, не хватает…

Добрых людей, как всегда, не хватает,
Добрых людей, как всегда, дефицит.
Добрых людей не всегда понимают,
Сердце у добрых сильнее болит.
Добрые — щедро больным помогают,
Добрые — дарят тепло и уют,
Добрые — в ногу со слабым шагают
И никакого спа-си-бо не ждут.
(Генрих Акулов)

***

Придумано кем — то просто и мудро
При встрече здороваться и говорить
— Доброе утро! Солнце и птицы!
— Доброе утро! — Улыбчивым лицам!
И каждый становится, добрым, доверчивым
пусть доброе утро длится до вечера!
НО, а мы послушаем стихотворения о доброте.
Когда по склонам вечной суеты
Бежать от неудач устанешь люто.
Направь шаги
Тропою доброты
И радость помоги найти кому-то.
И. Романов

***

Выходя поутру из ворот,
Понимаешь, у каждого в жизни,
Предостаточно бед и забот…
Разве любы нам хмурые лица,
Или чья та сердитая речь
Ты улыбкой сумей поделиться,
И ответную искру зажечь.

***

Как бы жизнь не летела-
Дней своих не жалей,
Делай доброе дело
Ради счастья людей.
Чтобы сердце горело,
А не тлело во мгле
Делай доброе дело-
Тем живём на земле.
А. Лесных

***

А как нам добрые слова нужны!
Не раз мы в этом убедились сами,
А может не слова — дела важны?
Дела — делами, а слова — словами.
Они живут у каждого из нас,
На дне души до времени хранимы,
Чтоб их произнести в тот самый час,
Когда они другим необходимы.
М. Лисянский

***

В доме добрыми делами занята,
Тихо ходит доброта
Утро доброе у нас
Добрый день и добрый час
Добрый вечер,
Ночь добра
Было доброе вчера
И откуда спросишь ты
В доме столько доброты.

***

Доброта нужна всем людям,
Пусть побольше добрых будет.
Говорят не зря при встрече

«Добрый день» и «Добрый вечер».
И не зря ведь есть у нас
Пожелание «В добрый час».
Доброта — она от века
Украшенье человека…

***

Не стой в стороне равнодушно,
Когда, у кого то беда.
Рвануться на выручку нужно
В любую минуту, всегда
И если кому — то, кому — то поможет
Твоя доброта, улыбка твоя,
Ты счастлив, что день не напрасно был прожит,
Что годы живешь ты не зря.

***

Доброту не купишь на базаре.
Искренность у песни не займёшь.
Не из книг приходит к людям зависть.
И без книг мы постигаем ложь.
Видимо, порой образованью
Тронуть душу
Не хватает сил.
Дед мой без диплома и без званья
Просто добрым человеком был.
Значит, доброта была вначале?. .
Пусть она приходит в каждый дом,
Что бы мы потом ни изучали,
Кем бы в жизни ни были потом.
А. Дементьев

***

Давай поговорим о доброте,
о ценностях непреходящих, вечных,
о жизни, что так коротка и быстротечна,
о том, что мы давно уже не те.

Мы разучились верить и мечтать,
мы перестали понимать друг друга,
нас закружила ненависти вьюга —
мы разучились сострадать.

Погрязли в спорах, дрязгах, войнах, суете,
забыв о том, что существует счастье,
о том, что мир огромен и прекрасен,
в нем места хватит всем.
Давай поговорим о доброте!

Баллада о Добре и зле

Однажды с добром встретилось зло,
Встречался со злом кто, тому не везло.
С добром кто встречался, тот вечно был счастлив,
Умен, остроумен и просто удачлив.
И думало зло, что добру точно так же,
Ходить по Земле унижаться и даже
Не делать добра никогда никому,
Но тут вдруг добро прошептало ему:
«Ведь знаешь, что я не такое как ты,
Я жду веселья, а ты ждешь беды.
Я процветаю от детского смеха,
А бить, убивать, это разве потеха?
Откуда взялось ты вообще на Земле?»
А зло, пошатнувшись, сказало: «А мне,
Наплевать, что с другими случится,
Я буду от горя людей веселиться,
Я буду молиться, чтоб кого-то убили,
Потом посижу, посмеюсь на могиле.
А так, как нас больше — я буду плеваться
На всех, кто захочет с тобою остаться!»
Добро от такого шатнулось немного:
«Как можно быть злым и ссылаться на Бога,
Просить у него чьей-то смерти, ведь Он
Творец этой жизни – Примите Поклон».
«А мне наплевать на Него не боюсь я,
Его добрых чар, потому что мне грустно,
Когда кто-то делает только добро.
Пойду я» — «Иди, но запомни одно –
Нас больше и этим все решено!!!»

***

Ах, как нам добрые слова нужны.
Не раз мы в этом убеждались сами.
А может не слова — дела важны?
Дела — делами, а слова — словами.
Они живут у каждого из нас,
На дне души до времени хранимы,
Чтоб их произнести в тот самый час
Когда они другим необходимы.

***

— Добрый день! — тебе сказали,
— Добрый день! — ответил ты.
Как две ниточки связали
Теплоты и доброты.

Нам желают «Доброго пути!»
— Будет легче ехать и идти.
— Здравствуйте! — ты скажешь человеку,
— Здравствуйте! — он скажет нам в ответ.
И, наверно, не пойдёт в аптеку,
И здоровым будет много лет.

За что мы говорим «спасибо»?
За всё, что делают для нас.
И мы припомнить не смогли бы,
Кому сказали, сколько раз.

Отменить, что ли, слово «пожалуйста»?
Повторяем его поминутно,
Нет, пожалуй, что без «пожалуйста»
Нам становится неуютно.

Слова чудеснейшие эти
Услышать каждый очень рад,
Добреют взрослые и дети
И улыбнуться вам спешат.

***

Доброе слово лечит, злое калечит.
Торопись на доброе дело, худое само приспеет.
Добрая слава лежит, а худая бежит.
Не одежда красит человека, а его добрые дела.
Доброта нигде не теряет своего достоинства.
Доброта без разума пуста.
Добрые слова дороже богатства.
За доброго человека сто рук.
Не хвались серебром, а хвались добром.
Кто добро творит, тому бог отплатит.
В ком добра нет, в том и правды мало.
За добрые дела добром платят.
Злой плачет от зависти, а добрый от радости.

***

Добрым быть совсем не просто,
Не зависит доброта от роста.
Не зависит доброта от цвета,
Доброта не пряник, не конфета.
Если доброта, как солнце, светит,
Радуются взрослые и дети.

***

И если кому-то поможет
Твоя доброта, улыбка твоя,
Ты счастлив, что день
Не напрасно был прожит,
Что годы живешь ты не зря!

***

Не стой в стороне равнодушно,
Когда у кого-то беда.
Рвануться на выручку нужно
В любую минуту, всегда.

***

Я хочу, чтоб все смеялись,
Чтоб мечты всегда сбывались,
Чтобы детям снились радостные сны.
Чтобы утро добрым было,
Чтобы мама не грустила,
Чтобы в мире больше не было войны.

***

Пусть проходят дни, столетья,
Тысячелетья пронесутся —
Доброта и милосердье
Ценностями остаются.

Прочитайте же стишок —
Наш короткий поздравок
С Днем доброты спонтанной.
Пусть не кажется он странным!

Доброта живет в миру
Даже в злые лихолетья.
Проявляйте доброту —
Будет легче жить на свете!

Давайте поклоняться доброте!
Давайте с думой жить о доброте:
Вся в голубой и звездной красоте,
Земля добра. Она дарит нас хлебом,
Живой водой и деревом в цвету.
Под этим вечно неспокойным небом
Давайте воевать за доброту!

***

Растает ледяная глыба
От слова доброго (спасибо)
Зазеленеет старый пень,
Когда услышит (добрый день)
Если больше есть не в силах,
Скажем маме мы (спасибо)
Мальчик вежливый и развитый
Говорит, встречаясь(здравствуйте),
Когда нас бранят за шалости,
Говорим (прости пожайлуста)
И во Франции и в Дании
На прощанье говорят (до свидания)
Товарищи! Твердите
С утра по словарю:
Спасибо, извините,
Позвольте, разрешите,
Я вас благодарю.

***

В доме добрыми делами занята
Тихо ходит по квартире доброта.
Утро доброе у нас,
Добрый день и добрый час,
Добрый вечер, ночь добра,
Было доброе вчера.
И откуда, спросишь ты,
В доме столько доброты?
От этой доброты приживаются цветы,
Зайцы, ежики, птенцы.
Я тебе отвечу прямо —
Это Мама, моя мама!

***

В этот необычный день добрее
Станет каждый в мире человек.
Пусть же обнимает мир скорее
Теплоты душевной чистый снег!
Потекут слова любви, заботы,
Словно в марте из берёзы сок,
И шепнёт на ушко Богу что-то
Ласковый, смешливый этот вот стишок.
И тотчас — польётся с неба свет,
Объявляя злобе горькой:«Нет!»

«Детки, приходите прогонять гэбню!» — Слепаков прокомментировал протесты стихами

Сторонники Навального упрекнули комика в работе по методичке и продажности, а стих репостнул Соловьев.

Семен Слепаков прокомментировал протесты 23 января. Комик опубликовал стихотворение «про добро», которое становится злом. В комментариях его упрекнули в работе по методичке и продажности.

В посте Слепаков вспомнил, как протестующие повредили служебный автомобиль ФСБ, избиение человека с плакатом «Навальному — анальное» в Москве и драку с сотрудником ГАИ в Петербурге. Также он упрекнул сторонников Навального в лицемерии и призывах к детям выйти на митинг, чтобы из них сделали месиво. Его стихотворение репостнул Владимир Соловьев, замечает Znak.com.

Пост полностью:

СТИХ ПРО ДОБРО.

Добрые блюстители
Легитимных мер
Глаз сожгли водителю
За номер «а эм эр».

Путинского прихвостня
Снявши со столба,
Сапогами пиздила
Добрая толпа.

И за либеральи
Ценности свои
По ебалу дали
Парню из ГАИ.

На «прикольный» митинг
Звали ребятню —
Детки, приходите
Прогонять гэбню!

Это будет весело!
Это будет класс!
Может, даже месиво
Сделают из вас!..

Крыли всех хуями,
Кто добра был чужд,
Мол, сгноим вас в яме
Ради добрых нужд!

Будет вам наука,
Мы не Лев Толстой!
На дороге, сука,
У добра не стой!

Жопою на вилы
Зло надеть пора!
Есть на это силы,
Братцы, у добра!…

Так со злом сражалось
Милое добро,
Позабыв про жалость,
Очерствив нутро.

Храбро, беззаветно,
И во вкус вошло
Так, что незаметно
Стало злей, чем зло.

На пост Слепакова отреагировала Юлия Навальная.
Она вспомнила старую песню Слепакова про «акционеров Газпрома» и упрекнула комика в продажности. В ответ на это Слепаков предложил вырезать из видео ФБК его песни.

В их дискуссию вступил Александр Долгополов. Диалог был коротким.

В комментариях отметился руководитель сети штабов Навального Леонид Волков . Подростки на протестных акциях и пострадавшие сотрудники правопорядка стали частой темой на федеральных каналах, так что соратник политика предположил, что Слепаков отрабатывает «кремлевский темник».

Поврежденная протестующими на Цветном бульваре служебная машина ФСБ стала поводом для уголовного дела. В связи с этим был задержан тиктокер Константин Лакеев, 28 января он получил два месяца ареста.

23 января на Пушкинской площади был замечен активист с плакатом «Кесарю — кесарево. Анальному — анальное. Депортировать Навального». Он залез на фонарь, но протестующие сняли его оттуда. Baza сообщает, что человека с плакатом побили.

В Петербурге в тот же день 37-летний мужчина ударил в лицо сотрудника ГИБДД, а потом также атаковал второго при попытке задержания. У обоих полицейских диагностирована закрытая черепно-мозговая трамва, сообщает Фонтанка. Мужчину позже задержали.

Всего на протестных акциях 23 января были задержаны более 4000 человек. После выступлений Следственный комитет открыл 23 уголовных дела. Леонид Сторонники Навального анонсировали новые протесты 31 января.

Алексей Навальный остается в СИЗО «Матросская тишина». Вчера ему было отказано в апелляции по аресту.

Анализ стихотворения Добро и зло Фета

Стихотворение «Добро и зло» настраивает каждого читателя на философский взгляд. И помогает понять, что в мире существует не только материальное, но и духовное. А вот добро и зло является равноправными и безграничными. Только ему было свойственно замечать даже самые укромные детали, которых другие не видели и не замечали.

Дальше автор старается понять, а также объяснить и всем читателям, как именно устроено мировоззрение. И здесь он применяет неординарное сравнение. Оно сочетается не только в малом, это может быть обычная капля росы, а также в большом и красивом солнце. Кроме этого сочетание происходит еще и в душе каждого человека. И для того чтобы все это сравнить, а также и понять нужно всего лишь довериться своим фантазиям и углубиться в мысли, но и заглянуть в душу.

В следующем четверостишии автор обращается к молодому поколению, которое только начинает жить. Больше всего на свете ему хочется, чтобы они научились не только уважать, но и ценить все что имеют. Также он старается сделать так, чтобы они выбрали для себя только правильную дорогу и ни в коем случае не пошли по дороге зла. Земными благами можно завладеть лишь в том случае если постоянно трудиться и делать все во благо и ни в коем не в корыстных целях. И для этого многие люди трудятся не покладая рук и только после этого добиваются всего к чему так долго стремились и шли по трудной и тяжелой дороге. Также они никогда не считали себя святыми и ни в коем случае не ставили выше, чем другие люди.

Рано или поздно должно обязательно наступить не только вдохновение, но и удовольствие от проделанной работы. В этом случае постарайтесь не перепутать добро и зло, а главное пойти по правильному пути. Не составит труда перепутать дорогу, а вот потом исправиться и пойти по правильному пути бывает потом очень сложно или практически невозможно. Между добром и злом существует очень малая и тонкая грань, самое главное не надорвать ее. А поскольку ее бывает трудно определить, то людям проще всего да и быстрее выбирать тот путь, который намного легче и не такой тяжелый. Кроме этого многие испытывают большой страх перед тем что его ждет в будущем, а ведь именно эта дорога и является дорогой добра. Здесь нужно постоянно чем-то рисковать, а также иногда приносить себя в жертву и прикладывать большое количество усилий для обустройства своей жизни.

Дальше автор пытается донести до каждого человека, что жизнь и состоит из сильных людей. И если они будут серьезно относиться к своей жизни, то и мир постепенно измениться в лучшую сторону, а за ним и все человечество.

В итоге из этого произведения можно понять, что добро и зло являются неразделимыми. Это как ночь и день, а также свет и темнота. Кроме этого стоит ли вообще различать эти два понятия.

Вариант 2

Афанасий Фет привык придерживаться концепции, которая получила название романтического двоемирия, он привык декларировать устремленность к категориям, которые выходят за понятия времени и пространства. Поэзия для него возможность выйти за пределы раздраженного мира, при этом он считает, что тот, кто владеет даром словесности и поэзии, может стать вестником, который пришел из рая.

Философское произведение, которое получило название «Добро и зло», было написано в 1884 году. Автор пишет его как умудренный жизнью человек, старающийся дать наставление молодому поколению. Автор создает модель двух полюсов, которые располагаются фактически противоположны друг другу. Здесь никогда не пересекаются божественное с земным.

Но при этом отражение солнечного луча в небольшой капле россы говорит о том, что божественное может находить отражение в земном. Автор пытается показать, что в любом человеке на земле может отражаться часть божественной сущности, если человек сам хочет отражать состояние божественного существа, желающего одаривать талантами и способностями.

Опытный лирический герой старается дать назидание молодым и начинающим коллегам по цеху, он рассказывает о том, что сосредоточенный и честный труд всегда будет удостоен хорошего результата. Его наградят также и земными благами, которые порой не доступны людям обычным. При этом написание стихов он сравнивает с достаточно тяжелым трудом.

При этом даже для простого читателя понятно разграничение, установленное автором для понятий добра и зла. Он употребляет такие слова, как горечь и злая ирония. Автор при этом всегда готов помочь молодым коллегам, оказаться причастным к их творчеству.

Опытный и умудренный лирический герой оказывает положительное влияние на коллег, старается показать им, как на самом деле выглядит приближенность к высшему божеству.

Афанасий Фет готов дать действенный совет, он умудренный опытом, способен подсказать окружающим, какой выбрать путь. Он уже совершил ошибки в своей жизни, поэтому старается уберечь от них своих молодых коллег по творчеству, предупреждает их, что необходимо делать правильный выбор или же нести ответственность за неправильные решения, которые в будущем могут стать трагичными и привести к неожиданному результату.

Добро и зло. Анализ стиха

Стихотворение «Добро и зло» настраивает каждого читателя на философский взгляд. И помогает понять, что в мире существует не только материальное, но и духовное. А вот добро и зло является равноправными и безграничными. Только ему было свойственно замечать даже самые укромные детали, которых другие не видели и не замечали.

Дальше автор старается понять, а также объяснить и всем читателям, как именно устроено мировоззрение. И здесь он применяет неординарное сравнение. Оно сочетается не только в малом, это может быть обычная капля росы, а также в большом и красивом солнце. Кроме этого сочетание происходит еще и в душе каждого человека. И для того чтобы все это сравнить, а также и понять нужно всего лишь довериться своим фантазиям и углубиться в мысли, но и заглянуть в душу.

В следующем четверостишии автор обращается к молодому поколению, которое только начинает жить. Больше всего на свете ему хочется, чтобы они научились не только уважать, но и ценить все что имеют. Также он старается сделать так, чтобы они выбрали для себя только правильную дорогу и ни в коем случае не пошли по дороге зла. Земными благами можно завладеть лишь в том случае если постоянно трудиться и делать все во благо и ни в коем не в корыстных целях. И для этого многие люди трудятся не покладая рук и только после этого добиваются всего к чему так долго стремились и шли по трудной и тяжелой дороге. Также они никогда не считали себя святыми и ни в коем случае не ставили выше, чем другие люди.

Рано или поздно должно обязательно наступить не только вдохновение, но и удовольствие от проделанной работы. В этом случае постарайтесь не перепутать добро и зло, а главное пойти по правильному пути. Не составит труда перепутать дорогу, а вот потом исправиться и пойти по правильному пути бывает потом очень сложно или практически невозможно. Между добром и злом существует очень малая и тонкая грань, самое главное не надорвать ее. А поскольку ее бывает трудно определить, то людям проще всего да и быстрее выбирать тот путь, который намного легче и не такой тяжелый. Кроме этого многие испытывают большой страх перед тем что его ждет в будущем, а ведь именно эта дорога и является дорогой добра. Здесь нужно постоянно чем-то рисковать, а также иногда приносить себя в жертву и прикладывать большое количество усилий для обустройства своей жизни.

Дальше автор пытается донести до каждого человека, что жизнь и состоит из сильных людей. И если они будут серьезно относиться к своей жизни, то и мир постепенно измениться в лучшую сторону, а за ним и все человечество.

В итоге из этого произведения можно понять, что добро и зло являются неразделимыми. Это как ночь и день, а также свет и темнота. Кроме этого стоит ли вообще различать эти два понятия.

Анализ стихотворения Добро и зло по плану

Добро и зло

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Державина Река времен в своем стремленьи 7 класс

    Изначально Державин хотел написать стихотворение На тленность, которое бы рассказывало о бренности этого мира, но он не смог воплотить собственный замысел, так как бренность призвала его. Поэтому от задуманного стиха осталось только начало

  • Анализ стихотворения Деревня Фета

    Данное стихотворение является частью раннего творчества поэта и создано во время обучения Фета в Москве. Живя в крупном городе, он ностальгирует по деревенской жизни, всё больше вовлекаясь в приятные воспоминания.

  • Анализ стихотворения Ты отстрадала, я еще страдаю Фета

    Стихотворение Ты отстрадала, я еще страдаю относится к лазичевскому циклу, который Фет написал на закате своего творческого пути. Этот цикл был посвящен Марии Лазич, трагически погибшей в 1950 году.

  • Анализ стихотворения Тихая, звездная ночь Фета

    Стихотворение А.А. Фета «Тихая, звездная ночь» написано в 1842 году. На его основе создано несколько романсов популярными композиторами того времени. Все это свидетельствует о глубоком проникновении лирики поэта в сердца читателей.

  • Анализ стихотворения Фета Мама! глянь-ка из окошка…

    Афанасий Афанасьевич Фет – один из великих поэтом русской литературы. Его произведения до сих пор пользуются популярностью не только в школьной программе, но и многие взрослые не прочь почитать сборник его стихов.

«О добре и зле» Халиля Джебрана — Стихи

 Альмустафа, избранный и возлюбленный, который был рассветом своего собственного дня, двенадцать лет ждал в городе Орфалезе своего корабля, который должен был вернуться и унести его обратно. остров его рождения.
     И в двенадцатый год, в седьмой день Иэлула, месяца жатвы, он взошел на холм за городскими стенами и посмотрел на море; и он увидел свой корабль, плывущий в тумане.
     Тогда врата его сердца распахнулись, и радость его разнеслась над морем.И он закрыл глаза и молился в тишине своей души.

     Но когда он спускался с холма, его охватила печаль, и он подумал в своем сердце:
     Как мне уйти с миром и без печали? Нет, не без душевной раны я покину этот город.
     Долгими были дни боли, которые я провел в его стенах, и долгими были ночи одиночества; и кто может без сожаления покинуть свою боль и свое одиночество?
     Слишком много осколков духа я разбросал по этим улицам, и слишком много детей моей тоски ходят обнаженными среди этих холмов, и я не могу уйти от них без бремени и боли.Я сбрасываю сегодня не одежду, а кожу, которую рву собственными руками.
     Я оставляю после себя не мысль, а сердце, сладкое от голода и жажды.

     Но я не могу больше задерживаться.
     Море, которое все зовет к себе, зовет меня, и я должен отправиться в путь.
     Ибо оставаться, хотя часы горят в ночи, означает замерзнуть, кристаллизоваться и быть скованным в форму.
     Хотел бы я взять с собой все, что здесь есть. Но как мне?
     Голос не может владеть языком и губами, придавшими ему крылья.В одиночку он должен искать эфир. 
     И вдоль и без своего гнезда орел полетит по солнцу

     Теперь, когда он достиг подножия холма, он снова повернулся к морю и увидел, что его корабль приближается к гавани, а на его носу плывут моряки, люди его земли.

     И его душа взывала к ним, и он сказал:
     Сыновья моей древней матери, всадники приливов,
     Как часто ты плавал в моих снах. и теперь вы приходите в мое пробуждение, которое является моим более глубоким сном.
     Я готов идти, и мое рвение с полными парусами ждет ветра.Только еще один вдох я вдохну в этом неподвижном воздухе, только еще один любящий взгляд, брошенный назад,
     И тогда я встану среди вас, моряк среди мореплавателей.
     А ты, море бескрайнее, мать бессонная,
     Кто один - мир и свобода реке и ручью,
     Только еще один изгиб этот поток сделает, только еще один журчание на этой поляне,
     И тогда я приду к тебе, безграничная капля в безбрежный океан.

     И когда он шел, он увидел издалека мужчин и женщин, покидающих свои поля и свои виноградники и спешащих к городским воротам.И он слышал, как их голоса выкрикивали его имя и перекрикивали с поля на поле, рассказывая друг другу о приближении корабля.

     И он сказал себе:
     Будет ли день разлуки днем ​​собрания?
     И можно ли сказать, что мой канун был на самом деле моим рассветом?
     И что я дам тому, кто оставил свой плуг посреди борозды, или тому, кто остановил колесо своего точила?
     Неужели мое сердце станет деревом, обремененным плодами, которые я могу собрать и дать им?
     И будут ли мои желания течь фонтаном, чтобы я мог наполнить их чаши?
     Я арфа, чтобы рука сильного коснулась меня, или флейта, чтобы его дыхание проходило сквозь меня?
     Я ищу тишины, и какое сокровище я нашел в тишине, в котором я могу обойтись без уверенности?
     Если это мой день жатвы, на каких полях я посеял семена и в какие времена года не помнят?
     Если это действительно тот час, когда я поднимаю свой фонарь, то не мое пламя горит в нем.Пусто и темно подниму я свой фонарь,
     И наполнит его страж ночи маслом, и зажжет его. 

     Все это он сказал словами. Но многое в его сердце осталось недосказанным. Сам он не мог раскрыть свою более глубокую тайну.

     И когда он вошел в город, весь народ подошел к нему навстречу и в один голос взывали к нему.
     И выступили старейшины города и сказали:
     Не уходи еще от нас.
     Полдень ты был в наших сумерках, и твоя юность дала нам мечты мечтать.Среди нас ты не чужой и не гость, но наше солнце и наша горячо любимая.
     Не позволяй нашим глазам жаждать твоего лица.

     И сказали ему священники и жрицы:
     Пусть морские волны не разделяют нас сейчас, и пусть годы, проведенные вами среди нас, не станут воспоминаниями.
     Вы ходили среди нас духом, и ваша тень была светом на наших лицах.
     Мы очень тебя любили. Но безмолвна была наша любовь, и покрыта вуалью.
     Но теперь он взывает к вам громко и открывается перед вами.И всегда бывало, что любовь не знает своей глубины до часа разлуки.
     И другие тоже приходили и умоляли его. Но он им не ответил. Он только голову наклонил; и те, кто стояли рядом, видели, как его слезы падали на его грудь.
     И он и люди двинулись к большой площади перед храмом.

     И вышла из святилища женщина по имени Альмитра. И она была провидицей.
     И он смотрел на нее с необычайной нежностью, потому что это она первая искала его и поверила в него, когда он пробыл всего один день в их городе.И она приветствовала его, говоря:
     Пророк Божий, в поисках высочайшего, ты долго искал расстояния в поисках своего корабля.
     А теперь ваш корабль прибыл, и вам нужно уйти.
     Глубоко у вас тоска по земле ваших воспоминаний и жилищу ваших великих желаний; и наша любовь не свяжет вас, ни наши потребности не удержат вас.
     И все же мы просим, ​​прежде чем вы оставите нас, поговорите с нами и поделитесь с нами своей правдой.
     И мы отдадим это нашим детям, а они - своим детям, и оно не погибнет.В одиночестве вы наблюдали наши дни, а в бодрствовании вы слушали плач и смех нашего сна.
     Итак, теперь открой нас самим себе и расскажи нам все, что было показано тебе о том, что находится между рождением и смертью. 

     И он ответил:
     Люди Орфалеса, о чем я могу говорить, кроме того, что даже сейчас движется в ваших душах?

 

Evil Poems — Стихи для Evil Poems

И один из старейшин города сказал: «Расскажи нам о добре и зле.»

И он ответил:

Я могу говорить о добре в тебе, но не о зле.

Ибо что есть зло, как не добро, мучимое своим голодом и жаждой?

Истинно, когда добро голодно, оно ищет пищи даже в темных пещерах, а когда жаждет, оно пьет даже мертвую воду.

Вы хороши, когда едины с самим собой.

Но когда ты не один с самим собой, ты не злой.

Ибо разделенный дом не вертеп разбойников; это всего лишь разделенный дом.

И корабль без руля может бесцельно бродить по опасным островам, но не тонуть на дне.

Вы хороши, когда стремитесь отдать себя.

Но вы не злы, когда ищете выгоды для себя.

Ибо когда вы стремитесь к наживе, вы всего лишь корень, который цепляется за землю и сосет ее грудь.

Конечно, плод не может сказать корню: «Будь как я, спелый и полный, всегда давая из твоего изобилия».

Для плода давать есть потребность, как получение — потребность корня.

Вы хороши, когда полностью бодрствуете в своей речи,

Но вы не злы, когда спите, когда язык ваш без цели шатается.

И даже запинаясь речь может укрепить слабый язык.

Вы хороши, когда идете к цели твердо и смело.

Но ты не злой, когда идешь туда, хромая.

Даже хромающие не отступают.

Но вы, сильные и быстрые, смотрите, не хромайте перед хромыми, считая их добротой.

Вы бесчисленны добры, и вы не злы, когда не добры,

Вы просто слоняетесь и бездельничаете.

Жалко, что олени не могут научить черепах быстроте.

В вашем стремлении к своему гигантскому «я» лежит ваша доброта: и это стремление пребывает в каждом из вас.

Но для некоторых из вас это стремление — это поток, мощно несущийся к морю, неся секреты горных склонов и песни леса.

А в других случаях это плоский поток, который теряется в углах, изгибается и задерживается, прежде чем достигает берега.

Но пусть тот, кто много хочет, не говорит тому, кто мало хочет: для чего ты медлишь и останавливаешься?

Ибо истинно добрые не спрашивают нагого: «Где твоя одежда?» ни бездомный: «Что случилось с твоим домом?»

BESIDES Good and Evil (стихотворение) — Питер Минтер — Австралия

я.

Два дня назад
вы положили мои руки в сосновое поле,
одна мечта рядом с другой

Где наши губы, наши расширенные глаза
компост под корнем кожи,
где складывается наша одежда

Тихо светится сквозь землю
в то время как на сухом зеленом поле
мы просыпаемся рядом каждое утро

Падения тускнеют от их памяти.
Звездный свет поглощает пороховое небо, глина
открывается прохладой, как черепа

Раздувается красными цветами
на наших лопатках, их спинакеры
врезаются в облака, в скалы;

Прыгая тяжестью своей головы
вы поднимаетесь и, как Титан из сна
дремота еще выше вашей смерти,

Двигайтесь вперед к свету
и смотрите в окно, не ослабляя взгляда,
столичных борозды

Растет смолистая
как углеводород Fallout пробуждает
ex-nihilo цветов, spitfires

В обрезке эвкалиптов.Такие
случайных сравнений, мягко проведенных
через кошачье дерьмо

Процветание между
пермакультурами террас Ньютауна
маловероятно, так как

Вся земная и смертная природа
висит вдоль ряда черной одежды,
углеродные силуэты наших тел

Грязь как пыль в воде.
Вы запоминаете названия всех животных
и птиц, уравновешивая их чувства онлайн.

ii.

Мы поговорим об этом позже, чеснок
пюре и гранат
просочились сквозь извилистые зерна

Как сотни серебряных глазков
съели хрустящую корочку.Это напоминает мне, что воздух
имел запах видимого

Дневного позднего солнца, семена веры
разлетелись над Коровьим холмом
в небольшой красноречивый шторм

Когда шторм упал на расстояние
до наших позвоночников, синий
против желтая трава заканчивается

и серые сердцевины деревьев дребезжат,
цветы ежевики не слышны, но начинаются
, чтобы засвидетельствовать тряску ветра

Листья из листьев, камни
из их погребенной жизни, как перья
, растущие

И вдали от кукурузных полей .
То, что осталось сказать, на холме
ближе к городу

Мы нашли несколько вещей
, которые проехали перед нами
закрутились, как макушка

Холодным ночным ветром
искрились огнем и треском, наши ноги
мокрые & пение

Последнее, самое красивое возвращение
, как будто это имело значение. Утренний воздух становится чище,
, дети, мы становимся

Тихо, как лепет
, как музыка
в саду, колокольчик

Нервы дрейфуют по течению
над первым светом заднего двора —
Свободная сложность

Позволяет полям легко подними мою руку
в твою, чертополох
шелушится в космос.

iii.

Возьми, Скамандер, Моя девственность
, как будто название реки
Ее влага среди слогов

Это костный мозг для души,
Наш корабль из снопов несется по воде
, как солома легких

Слетает с темного замка
к морю, , где легкая нога слышит
вас, почти в два раза

Вода, лучшая вещь
, как она падает
из вещей или в предметы

Опять же, древесный сок
превращается в звезды, как тело
наполовину «человек» наполовину «рыба»

Парение над холодным озером
высоко в горах
или аллювиальным, просеянным и бесконечно тонким.

В воде мы
возвращаемся к реальной работе, то, что нужно делать
раскрывается лишь частично.

Соляные гребни на румпеле,
сети заброшены широко и без ладов
как волны

Двигайтесь вдоль глаза
Horizon , лодки с названием
для отплытия

и протягивая
к развороту зеленого круга остров, коса

Мы проводим триангуляцию дождя, росы,
реки и моря,
мозга сокола, регулирующего воздушные слои

и напряжения воды, слоистого сопротивления
— для ускорения
этой блуждающей меры

Переживите весь этот материал
, происходящий быстро & честный
о нас.

iv.

Позже мы приземляемся на рощу огня,
футов, дублирующий пепел
, где камни светятся плазмой в камышах

Сверкающее золото
там, где тают пустые фургоны на шоссе
, когда они поднимаются

Над нами
&, нарисованный на языке соль
мокрое пламя из головы

Ешьте огонь между руками
ямки, коленные суставы, брови таза
из земли

Медленное тепло.
Галлюцинатное разделение кожи
Красно-зеленое

Падение волос
сожжено как пять языков пламени на концах
каждой руки

Выходи по земле,
начинай где угодно
и возвращайся, свернувшись горячим

Как ясень,
углей, квинканкс
над соснами.

Глаза ищут свою акростиху,
вкусовых рецепторов
окончательных, как нерв

Сладкие случайности
в твердые корни вернулись, чтобы собрать
сухих

сеток растений.
У холма
мой синтаксис светится,

мир
излучает
своей устойчивой амплитудой

, включается и выключается,
горит глубже
в своих отходах

Жизнь, стихотворение в трех книгах; описывающий различных персонажей в жизни; разные страсти с их моральным влиянием; добро и зло, проистекающие из их влияния; и идеального мужчины.Посвящается социальному и политическому благополучию народа Соединенных Штатов.


Цитаты генерируются автоматически из библиографических данных как
удобство и может быть неполным или точным.

Чикаго стиль цитирования:

Бранч, Уильям, младший, и Джозеф Мередит Коллекция Тонеров. «Жизнь», стихотворение в трех книгах; описывающий различных персонажей в жизни; разные страсти с их моральным влиянием; добро и зло, проистекающие из их влияния; и идеального мужчины.Посвящается социальному и политическому благополучию народа Соединенных Штатов . Ричмонд: Из Franklin Press. W. W. Gray, Printer, 1819. Интернет .. https://lccn.loc.gov/06038264.

Стиль цитирования APA:

Branch, W. & Joseph Meredith Toner Collection. (1819) «Жизнь», стихотворение в трех книгах; описывающий различных персонажей в жизни; разные страсти с их моральным влиянием; добро и зло, проистекающие из их влияния; и идеального мужчины.Посвящается социальному и политическому благополучию народа Соединенных Штатов . Ричмонд: Из Franklin Press. W. W. Gray, принтер. [Интернет.] Получено из Библиотеки Конгресса, https://lccn.loc.gov/06038264.

Стиль цитирования MLA:

Бранч, Уильям, младший, и Джозеф Мередит Коллекция Тонеров. «Жизнь», стихотворение в трех книгах; описывающий различных персонажей в жизни; разные страсти с их моральным влиянием; добро и зло, проистекающие из их влияния; и идеального мужчины.Посвящается социальному и политическому благополучию народа Соединенных Штатов . Ричмонд: Из Franklin Press. W. W. Gray, Printer, 1819. Интернет. Получено из Библиотеки Конгресса, .

Ричард Фейнман о добре и зле, дзен науки и его прекрасном стихотворении в прозе о славе эволюции — Brain Pickings

«Моральное поведение каждого человека гораздо более изменчиво, чем любой из нас изначально мог предположить», — писали исследователи психологии Дэвид ДеСтено и Пьеркарло Вальдесоло в своем увлекательном исследовании добра и зла во всех нас, и вряд ли эта изменчивость более критична. чем в вопросах, которые глубоко влияют не только на судьбу отдельного человека, но и на будущее общества в целом.В The Pleasure of Find Things Out: The Best Short Works of Richard P. Feynman ( public library ) — та же незаменимая антология, которая дала нам идеи Великого толкователя об универсальной ответственности ученых и роли ученых культура в современном обществе, названная в честь известного одноименного фильма — Ричард Фейнман исследует способность науки быть катализатором как добра, так и зла, а также моральный выбор, определяющий направление циферблата:

Первое, в чем наука представляет ценность, знакомо каждому. Дело в том, что научные знания позволяют нам делать все и создавать самые разные вещи. Конечно, если мы делаем хорошие вещи, это делает заслугу не только науки; это также заслуга морального выбора, который привел нас к хорошей работе. Научное знание — это сила, позволяющая творить добро или зло, но оно не содержит инструкций о том, как его использовать. Такая сила имеет очевидную ценность — даже если сила может быть сведена на нет тем, что человек делает.

Я научился выражать эту обычную человеческую проблему во время поездки в Гонолулу.В тамошнем буддийском храме ответственный человек немного рассказал туристам о буддийской религии, а затем закончил свое выступление, сказав им, что ему есть что сказать им, что они никогда не забудут — и я никогда не забывал этого. . Это была пословица буддийской религии:

«Каждому человеку дан ключ от ворот небесных; тот же ключ открывает врата ада ».

В чем же тогда ценность ключа к раю? Это правда, что если у нас нет четких инструкций, которые определяют, какие врата в рай, а какие в ад, ключ может быть опасным объектом для использования, но он, очевидно, имеет ценность.Как мы можем попасть на небеса без него?

Инструкции также не имели бы значения без ключа. Итак, очевидно, что, несмотря на то, что наука может произвести в мире огромный ужас, она имеет ценность, потому что может произвести что-то .

Но для Фейнмана наука имеет другую ценность, сугубо личную, воплощенную в знаменитом фейнманизме, именем которого названа эта книга. Он утверждает, что это великолепное интеллектуальное наслаждение слишком часто игнорируется теми, кто подчеркивает моральные обязательства ученых перед обществом, но оно не менее важно:

Является ли это просто личным удовольствием, ценным для общества в целом? Нет! Но также необходимо учитывать ценность самого общества.В конце концов, нужно ли устраивать вещи так, чтобы люди могли получать от них удовольствие? Если так, то получение удовольствия от науки так же важно, как и все остальное.

Но я бы хотел, чтобы , а не , недооценивал ценность мировоззрения, которое является результатом научных усилий. Мы были вынуждены вообразить всевозможные вещи бесконечно более чудесные, чем воображение поэтов и мечтателей прошлого. Это показывает, что воображение природы намного превосходит воображение человека. Например, насколько более примечательно для всех нас быть застрявшим, половина из нас вверх ногами, таинственным притяжением к вращающемуся мячу, который колеблется в космосе миллиарды лет, чем быть несущим на спине. слон, поддерживаемый черепахой, плывущей в бездонном море.

В заключение он проиллюстрировал свою точку зрения тем, что лучше всего можно было бы описать как стихотворение в прозе о великолепии эволюции, о том, что Ричард Докинз назвал «магией реальности», Эйнштейн превозносил невыразимый дух вселенной, а Карл Саган прославлял почитание природы. Поэтическое красноречие, которым по-прежнему известен Фейнман, с которым с тех пор почти никто не овладел, за исключением, пожалуй, Нила де Грасса Тайсона и Брайана Кокса, прекрасно читается наравне с «Космической пасторалью » Дайан Акерман.Фейнман пишет:

Я так много раз думал об этих вещах в одиночестве, что я надеюсь, вы извините меня, если я напомню вам некоторые мысли, которые, я уверен, у всех вас были — или такого рода мысли, — которых ни у кого никогда не могло быть в этом мире. в прошлом, потому что тогда у людей не было той информации, которую мы имеем о сегодняшнем мире.

Например, я стою на берегу моря один и начинаю думать. Есть несущиеся волны. . . горы молекул, каждая из которых тупо занимается своим делом.. . на триллионы. . . все же формируя белый прибой в унисон.

Возраст на возраст. . . раньше, чем могли видеть какие-либо глаза. . . год за годом . . . громоподобно колотит по берегу, как сейчас. Для кого, для чего? . . . на мертвой планете, где нет жизни для развлечения.

Никогда в покое. . . замученный энергией. . . чудовищно потрачен солнцем. . . разлился в космос. Клещ заставляет море рычать.

Глубоко в море все молекулы повторяют паттерны друг друга, пока не образуются новые сложные.Они делают других похожими на себя. . . и начинается новый танец.

Растет в размерах и усложняется. . . живые существа, массы атомов, ДНК, белок. . . танец становится все более замысловатым.

Из люльки на сушу. . . вот он стоит. . . атомы с сознанием. . . дело с любопытством.

Стоит у моря. . . чудеса в недоумении. . . Я. . . вселенная атомов. . . атом во вселенной.

Удовольствие узнавать вещи абсолютно фантастичен в целом.Дополните его малоизвестными эскизами и рисунками Фейнмана и его биографией в графическом романе.

Секуляризация и расширение прав и возможностей. Четыре стихотворения на тему Теодицеи — № 01-2018 — Эдда

Моральный миропорядок и проблема зла —
четыре стихотворения

Концепция непоколебимого морального миропорядка под
Провидение Вседержителя было краеугольным камнем XVIII века.
мировоззрение. Основные европейские церкви, пиетистские движения
и религиозность Просвещения все согласились с этим понятием.В De
l’Esprit des lois
(1748), Монтескье утверждает, что все законы
должны быть построены на неотъемлемом условии существования, то есть
справедливость и праведность мирового порядка. По словам Монтескье,
невозможно, чтобы Бог нарушил эту вечную норму справедливости (Livre
I: 1–2, см. Также Cassirer 1968, 234–243). Эта оптимистическая вера
в моральном мировом порядке, где награды и наказания были логичными,
засохли в середине века и особенно в
последствия Лиссабонского землетрясения 1755 года.Проблема зла
возникло страдание и философская проблема теодицеи.
как проблемы, вызывающие озабоченность. Почему страдания несправедливо обижали людей
и без разбора? Если бы Бог создал все, откуда взялось зло?
родом из? Актуальность подобных вопросов в XVIII веке.
также связано с тем, что Дьявол как объяснение зла
была отвергнута как суеверие, а концепция первородного греха
как абсурд (Kelly 2002, 125; Cassirer 1968, 129–160; Saine 1997,
34, 88 ф .; Scribner 1993, 478–480).

Стандартный ответ на проблему страдания и зла.
церквями — а также философами Просвещения — был этот человеческий
существа были слишком ограничены, чтобы понять, насколько разрозненные, казалось бы, вещи
все еще может иметь смысл. Понимание придет только с днем
открытия на небесах. Готфрид Вильгельм фон Лейбниц и его ученик,
Кристиан Вольф утверждал, что люди просто должны иметь
Вера в Бога; так как добрый Бог хотел создать все
как он это сделал, мы не должны спрашивать, почему то, что происходит, происходит (Сэйн,
105 ф.).

Этот аргумент также приводился в двух величайших
стихи Альбрехта фон Галлера о проблеме зла и страдания
и Александр Поуп. Альбрехт фон Галлер попытался объяснить проблему
зла и страдания в его обширном стихотворении «Über den Ursprung
des Übels »(1734) [« О происхождении зла »] со ссылкой на кальвинистскую
богословия, но в конце концов пришлось признать, что сущность Бога и
мировой порядок останется скрытым для людей: «Verborgen sind
О должен! die Wege Deiner Huld »[« О бесконечное Существо! пути твоей милости
скрыты от нас »] (фон Галлер 1758, 96). 1 Дороти Роллер
Уисволл утверждает, что окончательный «ответ» Галлера состоит в том, что существует
нет ответа на проблему теодицеи, кроме веры в бесконечность Бога
доброта (1981, 201). Английский перевод стихотворения фон Галлера
было написано миссис Хоуорт в 1794 году. В конце стихотворения
однако он утверждает в духе Лейбница-Вольфа, что несправедливость
не может происходить от Всевышнего и что воля Божья
не может быть иным, чем хорошим. Когда наши души наконец войдут в свет
совершенства, книги судьбы откроются нам, и мы будем
наконец-то постигните природу бытия и узрите правила Бога, которые
казалось непонятным, на самом деле были только благодать и мудрость,
в стихотворении говорится (1758, 99).

Поэма Александра Поупа Очерк о человеке (1733–34)
было, вероятно, самым читаемым и цитируемым стихотворением в -м 18-м -м веке;
он элегантен в неоклассическом стиле и слегка ироничен в формулировках
например:

Всякая природа — всего лишь искусство, неизвестное тебе;

Все шансы, направление, которого ты не видишь;

Все разлад, непонятная гармония;

Все частичное зло, всеобщее добро.

И, несмотря на гордость, вопреки заблуждающемуся разуму,

Ясна одна истина. Что бы ни было, все правильно. 2 Папа,
Александр. Очерк о человеке. http://www.gutenberg.org/files/2428/2428-h/2428-h.htm.
Для анализа стихотворения Папы см., Например, Келли, 2002, 123 ф. Келли
называет Поупа «одним из самых горячих сторонников оптимизма». Смотрите также
Besterman 1962, 29 ф .; Srigley 1994; Нейман 2002 , 31–36.

Прусская академия объявила конкурс эссе, в котором приняли участие
интерпретация стихотворения Поупа с акцентом на такие фразы, как «Как бы то ни было
верно, верно », и сравнивая это с оптимистической системой Лейбница
и предоставление аргументов за и против мировоззрения Поупа (Neiman 2002,
31–33: Fonnesu 2006, 757).Вольтер выразил восхищение папой
стихотворение, когда оно было впервые опубликовано, хотя он нашел мировоззрение
неясны и трудны для понимания (Besterman 1962, 33; Neiman
2002, 135). В предисловии к Poème sur le désastre de Lisbonne (1756) [ Poem
о Лиссабонской катастрофе
], с другой стороны, Вольтер четко сформулировал
критика мировоззрения Папы в Эссе о человеке, в
имя сочувствия. Сказать жертвам землетрясения о существовании
было хорошо, и то, что их страдания были частью плана, было равносильно
для увеличения веса бремени и презрения к несчастью, как Вольтер
предложено (см. также Neiman 2002, 135 f.).

Поэма Вольтера о землетрясении была написана сразу после
катастрофы, разрушившей крупный европейский город, и это было
вскоре распространился в рукописных копиях в гостиных и литературных
общества в Париже, быстро распространившиеся по Европе. Теодор Бестерман
утверждает, что землетрясение было последней каплей в переполненном кубке
для Вольтера. Он долгое время критиковал доктрину Лейбница.
время, и даже больше из его систематизации Кристианом Вольфом.
Бестерман утверждает, что не землетрясение как таковое
вызвали кризис западноевропейского мировоззрения и парадигматического
отойти от оптимизма раннего Просвещения.Что было
решающим стало стихотворение Вольтера. В последующие годы Вольтер
Стихотворение о землетрясении вызвало множество комментариев в газетах
и журналах, и в брошюрах, и в теологических, и в философских, и в
научные труды (Бестерман 1962, 33–38). Вольтер говорит в стихотворении
что абсурдно утверждать, что с миром все хорошо. Мы должны
признать существование зла и воздерживаться от увеличения страданий
отрицая это (например, l. 218 f., см. также Cassirer 1968, 146). В
стихотворение не дает решения проблемы теодицеи, но
проверяет все предложенные решения, только чтобы их отклонить.Желание Вольтера
должен был быть правдивым, искренним и детальным, а не давать ответы там, где
их не было (Cassirer 1968, 145–147). Его склонность отдавать предпочтение
вера в Бога, однако, была очевидна, поскольку она была среди большинства Просвещенных
философы и ученые (Saine 1997, 41). 3 В этой статье
Я не занимаюсь вопросом о сути
Просвещение. Для обсуждения этого см. Frängsmyr
(2006, 17–46). Как мы видели, фон Галлер в конце
его стихотворение рассчитывает на то, что он узнает о положении вещей
в трансцендентном мире, и в Очерк о человеке, Послание I, Папа
гласит: «Небо от всех существ скрывает книгу
судьбы, / Все, кроме страницы, предписанной, их нынешнее состояние ». 4 Папа
(1733–34), Послание I. Вольтера, а также шведское
Пионер просвещения Хедвиг Шарлотта Норденфлихт протестовала
против этого. Они оба утверждали, что Бог должен просвещать здесь людей.
а теперь — Вольтер в стихотворении о землетрясении и Норденфлихт в стихотворении о землетрясении.
Поэма из пятнадцати строф «Ода и предание исходу XXXIII: кап. v.18,
20 оч XXXIV кап. v. 5, 6 »[« Ода по случаю Исхода, гл. XXXIII:
т.18, 20 и гл. XXXIV: v. 5, 6 ”] (1759, в Nordenflycht vol III,
23–28, далее — ода Исхода).Я стремлюсь показать в
эта статья, которую стихотворение Норденфлихта связывает с тремя другими
и что таким образом она — как шведский первопроходец — входит в оживленную европейскую
мировоззренческая дискуссия. 5 Это стихотворение уже обсуждалось,
но никогда не анализировался подробно и в его отношении к стихам
фон Галлер, Папа и Вольтер. Несколько ученых искали
идеологические влияния поэзии Nordenflycht, но никто не исследовал
как ода Исхода вступает в диалог с этими стихами. Видеть
например Крузе (1895), Нильссон (1918), Борелиус (1921), Ламм (1918),
Стольмарк (1967, 1986, 1997).

Спрос на просвещение

Хедвиг Шарлотта Норденфлихт была ведущим деятелем культуры
и поэт в Стокгольме в течение нескольких лет в середине 18 века,
в то время, когда женщины вообще не считались подходящими для посещения Парнаса.
Она была сильной и смелой женщиной, написавшей резкое женское раскрепощение.
а также антирелигиозные стихи. Прежде всего в Швеции она
публично участвовал в дебатах о просвещении и осмелился сказать, что нет
еще один сделал. 6 Протестантская ортодоксальность преобладала в шведском языке.
университеты и школы до середины века, когда это удалось
учением Лейбница-Вольфа.В более короткие периоды наблюдались
академическая философская дискуссия на латыни по вопросам мировоззрения,
но публиковать что-либо религиозно спорным было очень рискованно
В настоящее время. См. Для этого Frängsmyr (1972), Hellerstedt (2009),
Ленхаммар (2000), Хесслер (1956). См. Также Blomqvist (2011 и 2016).

Ода Nordenflycht Exodus прямо ссылается на отрывки из Exodus
где Моисей формулирует просьбу понять Бога и его пути:

Исх. 33: 18. И он [Моисей] сказал: умоляю тебя,
покажи мне свою славу.

Исх. 33: 20. И он [Господь] сказал: Ты можешь
не смотри на мое лицо: ибо никто не увидит меня и не останется в живых.

Исх. 34: 5–6. И сошел Господь в облаке,
и стоял с ним там, и провозглашал имя Господа. И
Господь прошел перед ним и провозгласил: «Господь! Господь!»
Бог милостивый и милосердный, долготерпеливый и изобильный добротой
и истина (Nordenflycht 1925-38, 23)

Короче говоря, Моисей просит увидеть славу Божью, но ему сказано, что
никто не может увидеть Бога и жить.Вместо этого Бог является ему в облаке
и позволяет Моисею видеть только свою спину. 7 См. Весь контекст в Исход .
Гл. 33–34. Это библейский контекст и библейский
тема, к которой относится стихотворение Норденфлихта. Представлена ​​ода Исхода
с расширенным апострофом к Богу, как всемогущему Творцу. В
первая строфа заканчивается просьбой: «Дай мне увидеть твою славу!» В
вторая строфа развивает и развивает этот запрос:

Lät denna del af kraft och tanka,

Som Du til mennskia har beredt,

Ej blind, ej mörk, ej oviss vanka

Om Dig, när hon Naturen sedt.

[Эта сила и мысль, которую Ты

сотворил из человека, о Боже, не дай

ослепнуть в темной неопределенности

Тебя, когда она увидела Природу.] 8 Переводы
Оды Exodus на английском языке написаны Элизабет Венно.

Слепота, темнота и неуверенность более или менее синонимы
здесь. Неопределенность, связанная с тем, что учения
Бога и мировоззрения несовместимы с человеческой реальностью,
и чувство неудовлетворенности, являющееся результатом этого
Неуверенность выражена в этом стихотворении понятиями «тьма», «туман»,
«Облако» и «слепота» (строфы 2, 4, 5, 6, 14, 15).Целый
Поэма построена на противоположности света и тьмы, явного и скрытого,
бесконечное и конечное, Deus revelatus [ the
Бог явил
] и Deus absconditus [
Бог скрыл
]. Аргумент стихотворения состоит в том, что антитезис
должен быть упразднен, тьма превратилась в свет, скрытое явило
и явится скрытый Бог: «Дай мне увидеть славу Твою!». Поскольку
незнание сущности, планов и логики миропорядка Бога
постоянно упоминаются в терминах отрицательно заряженных концепций,
выбор дикции поддерживает аргумент в пользу просветления. В
Поэтическая личность хочет понять Бога.

Восприятие Бога, на котором основано стихотворение, является абстрактным,
возвышенное и всемогущее богословие провидения Просвещения. Когда
Бог характеризуется как тот, кто «сохраняет, порождает, несет» в
строфа 2, три ключевых аспекта божественных деяний, согласно христианскому
теологии на протяжении всего времени выделяются — creatio, conservatio,
gubernatio
[ создание, сохранение, управление ]
(Hägglund 2003, 50 f .; Aulén 1917, 311 f.). Но это восприятие
Бога не соответствует реальности, которую наблюдает поэтическая личность.
Человеческие существа кажутся слишком маленькими и ограниченными для понимания
Бог и мировой порядок, который он создал и поддерживает: «En ändlig
крафт хур скаль ден хинна, / At Lius om en oändlig ge? » [«Как может
у конечной силы есть время / просветить бесконечное? »] (строфа
4). В стихотворении говорится, что миропорядок непонятен, потому что
проблемы страдания и зла. Это причина для запроса
просветление.

В предисловии к поэме о землетрясении Вольтер говорит, что мы
не может закрывать глаза на зло в мире и на то, что ни один философ,
пока что удалось решить проблему того, как хороший порядок
Провидение может таить в себе столько морального и физического зла. 9 Как
Поль Рикёр в своем исследовании проблемы зла утверждает, что
Библейская книга Иова дебаты между Иовом и его друзьями
вызвано несоответствием физического и морального
зло — делать зло — значит не болеть, а делать добро — не получать вознаграждения
с хорошей жизнью (1986, 20–22).В 18 веке дебаты
о моральном и физическом зле приняла новое направление, когда
Жан-Жак Руссо представил новый ответственный предмет: общество.
См. Для этого Cassirer (1968, 157). За историю проблемы
теодицеи из книги Иова и далее, см. Kelly (2002),
Фоннесу (2006), Нейман (2002). В своем стихотворении Вольтер вроде
Норденфлихт вслед за ним считает, что разумно спросить, что
Сам Бог должен просветить человечество о своей сущности и о
как создается и сохраняется мировой порядок, вместо того, чтобы уйти
человечество должно угадать истину:

Il le faut avouer, le mal est sur la terre;

Сын principe secret ne nous est point connu. […]

On a besoin d’un Dieu qui parle au genre humain.

Il n’appartient qu’a lui d’expliquer son ouvrage,

De consoler le faible, et d’éclairer le sage.

[«Признайся свободно — зло крадется по земле

Его секретный принцип нам неизвестен. […]

человечество требует слова Божьего.

‘Это только он, чтобы проиллюстрировать его работу,

Утешать усталых и просветить мудрых.] (Voltaire 1911
[1756] лс. 126–127, 164–166) 10 Вольтер, Франсуа.1756. Поэма
sur le Désastre de Lisbonne
. http://athena.unige.ch/athena/voltaire/voltaire_desastre_lisbonne.html;
«Поэма о Лиссабонской катастрофе». 1911. В Избранных произведениях Вольтера.
Отредактировано и переведено Джозефом МакКейбом. Лондон: Уоттс и Ко. http: // ru.
wikisource.org/wiki/Toleration_and_other_essays/Poem_on_ the_Lisbon_Disaster.
Перевод стихотворения Вольтера сделал Джозеф МакКейб, и
опубликовано в 1911 году.

Догадки — единственное, что является поэтической личностью фон Галлера.
стихотворение прибегает к помощи, спрашивая, как милосердие и благость Бога
совместимы со страданиями человечества, и особенно
агонии вечно проклятых (1758, 96). 11 Для анализа
стихотворения фон Галлера см. Saine (1997, 110–112). Когда Мартин Лютер
в De Servo Arbitrio: The Bondage of the Will (1525)
пытается ответить на вопросы о восприятии Бога и человека
страдания, акцент делается на вечно осужденных. В
вопросы приводят к ряду «maybes» («vielleicht»), где
Поэтический образ делает догадки о том, как все это может быть связано и
понял.

Когда ода Исхода — как стихотворение Вольтера о землетрясении — приводит доводы в пользу
просветления, он делает это, опровергая два наиболее важных 18-го
объяснения столетия, оба защищенные в «Эссе
Папы » и
исследованы в стихотворении фон Галлера о зле. 12 As Tryggve Byström
показывает, что Nordenflycht выучил английский в 1740-х годах, и основная причина
потому что это было то, что она хотела прочитать Папу. Она также перечислила несколько
тома поэзии Папы, потерянные в пожаре, уничтожившем ее
домой несколько лет спустя (Byström 1980, 81–89, см. также Castrén 1917,
85–87). С одной стороны, естественное богословие,
или физико-теология, основанная на Ньютоне, утверждающая, что Бог открывает
он сам в своем удивительном творении — Природе; а с другой стороны,
Теория Лейбница-Вольфа о том, что все сущее является частью
гармоничное целое, где для завершения картины нужны страдания.Теперь я расскажу, как ода Исхода в диалоге с тремя другими
стихи противоречат стандартным объяснениям мира, и
для просветления.

Неадекватность естественного богословия

Распространенный аргумент XVIII века против представления о том, что
Бог был непостижим в том, что он был виден и постижим в природе ,
и осознание его славы и силы могло быть получено через
изучая и размышляя о различных природных явлениях (Saine 1997,
20; Frängsmyr 1972, 32 ф., 147–156). На самом деле концепт Nature часто
используется как синоним Бог , который был связан
с попыткой избежать суеверной веры в Бога, который потворствовал
в сверхъестественном, в пользу Бога, который контролирует курс
мира через естественные законы (Saine 1997, 50). Физико-богословская догма
говоря, что природа свидетельствует о Божьей мудрости, заботе и доброте
также является одним из принципов эссе Папы . Вольтер
противостоит этой идее в своем стихотворении о землетрясении.Единственный закон, который мы можем видеть
Поэма говорит, что природа — это тление; все беспорядок
и хаос — «Un désordre éternel, un chaos de malheurs» [«Бесконечный
беспорядок, хаос бедствия »]. Спрашивать природу бесполезно, так как
природа не отвечает. Ответ должен быть Божьим долгом (Voltaire ls.
170, 181, 162–165). Фон Галлер представляет «Über den Ursprung des
Übels »с долгим размышлением о фантастической красоте природы.
и говорит, что все это дар Божий. 13 Wiswall утверждает, что
здесь он очерчивает лейбнизевский лучший из всех возможных миров (Wiswall
1981, 206). Однако вскоре после этого поэтический образ
заявляет, что он сбит с толку и не согласен с самим собой, и
затем рисует картину всего мира, которая делает его похожим на
ад, спрашивая: действительно ли это мир Бога (фон Галлер, 71–74)?
Стихотворение фон Галлера было опубликовано примерно в то же время, что и «Эссе
» Папы и
следовательно, не имеет к нему отношения, но занимается теми же вопросами — без
доставляем любые ответы. В отличие от Поупа, у которого есть идея Лейбница
в качестве основы фон Галлер борется с лейбницевским понятием предопределенности
и заранее установленная гармония, согласно которой все в
Вселенная связана в одну гармоничную систему (Saine 1997, 73–75).Аргумент Папы также имел в качестве отправной точки De епископа Уильяма Кинга.
Origine Mali
(1702), , который был опубликован
на английском языке в 1731 году. Кинг, как и Лейбниц, считает, что несовершенство
происходит от щедрой доброты Бога, которая должна гарантировать, что все
возможно, также понимается, и что эта реализация выполняется
в Творении в виде бесконечной иерархической цепочки, варьирующейся
от самого высокого и самого совершенного до самого низкого и самого несовершенного
(Lovejoy 2009, 212–222; Saine 1997, 77–84).

В нескольких строфах Оды Исход также исследуется основной принцип
физико-теологии. В первой строфе говорится, что у Бога есть
оставил свой след в больших — небесных телах — а также в малых
вещи — травинки. Во второй строфе согласно
с физико-теологией мы читаем, что природа проповедует и ее послание
что Бог велик и всемогущ; все наблюдаемое в природе
говорит об «Evig allmagt» [«Вечный Всемогущий»]. Однако при этом
один из многих но , неоднократно возражающих против
стандартные догмы встречаются в последних двух строках: «Men ho är den
Dig rätt kan skåda / och säja, Herre hvad Du är! » [«Но кто может
Правильно смотри / и говори: Господи, какой Ты на самом деле!] »Все
таким образом природа свидетельствует о всемогуществе Бога, но все же
человек может его понять.

В строфе 7 должно быть представлено новое «но»: Даже если природа свидетельствует
к величию бога нет комфорт предоставляется, только
удивление и изумление. Говорят, что природа проповедует, что Бог
всемогущ, но не в том, что Бог добр. Взгляд Просвещения
Бога характерны именно величие, дистанция и безличность,
что мешает видеть Бога как человека с личной заботой
для отдельного человека. Догма о всемогуществе угрожает
поглотить догму о добре.

Преобладающий аргумент природы подробно рассматривается в строфах.
С 8 по 13, и здесь явно в связи с противоречивым характером
образы в стихотворении фон Галлера. 14 Фон Галлер переписывался с
ученые и авторы всего западного мира, из которых Nordenflycht
был одним. Ей принадлежала копия его собрания стихов, которая была утеряна.
в огне, поэтому она попросила его прислать ей новый экземпляр. Смотрите для этого
Стольмарк (1997, 143 сл.), Стольмарк (1960, 106–121). В
начало восьмой строфы, как говорится, с поворотом
фраза из Книги Псалмов, гл.19, что «Himlarna förtäljer
Гудс лов »[« небеса возвещают славу Божью »], а затем в
очень подходящий способ для библейской оды, хвала воздается
Всевышний за это. Тем не менее в третьей строке возражения
вводятся через центральное употребление в стихотворении слов «но» и
«Однако», а именно: «Men jorden dock med grymhet sväljer / De barn
hon i sitt skiöte haft ». [«Но Земля же с жестокостью глотает
/ Дети носили в ее утробе »]. Природа — добро и зло
мать.Вид на природу — это не только увидеть следы могущественного
создатель, предполагает стихотворение, но и немыслимая жестокость, несчастье
и бесконечные страдания — непонятная смесь зла и добра
(строфа 11). Вольтер также возражает против смешения добра и зла.
в жизни в лиссабонском стихотворении: «O mélange étonnant de contrairiétés!»
[«О дивное смешение разнообразия!»] (Л. 140). Исследования природы
постановления физико-теологии, кажется, осуждают половину картины.

Таким образом, ода Исхода ставит вопрос:
действительно возможно обрести уверенность и комфорт, в которых мы нуждаемся, наблюдая
природа. Восьмая строфа начинается гимном Творцу, но
заканчивается вздохами и жалобами, и два практически скандальных
вопросы: «Är ingen hielp i nöd förordnad? / Är mennskio lif ej
i Din vårdnad? » [«Разве не предписано помочь отчаянию? / Это человеческая жизнь
не в твоей заботе? »]. Эти вопросы имеют модель в Вольтере.
Стихотворение о землетрясении: «Un sophiste nous dit qu’il ne l’a pu;
/ Il le pouvait, dit l’autre, et ne l’a point voulu »[« Один софист
говорит, что у него не было сил измениться; «Он был», другой крик, «но пожелал
это не ‘»] (ls.143 ф.). Аналогичные вопросы задаются фон Галлером.
стихотворение: «War Deine Lieb’ erschöpft? война Deine Allmacht Schwach? » [«Был
твоя любовь исчерпана? Неужели твоей силы было недостаточно? »] (Стр. 107). Если
ответ «нет», тогда Бог не добрый, а злой, или, по крайней мере, безразличный
или импотент. Бог не помогает никому в нужде; он не обеспокоен
с людьми. По логике всех трех стихотворений это
это естественный вывод наблюдений за природой, а не то, что
доброе и могущественное Провидение дорожит всем своим творением.

Девятая и десятая строфы оды Исход явно идут рука об руку.
Девятый изображает сцену, в которой невинный ягненок служит
пример того, что десятая строфа затем превращается в универсальное приложение.
В девятой строфе, как и в восьмой, есть сдвиг в третьей строке.
вводится через «но». Первые две строчки изображают идиллическую
пасторальный, с ягненком, поедающим траву и цветы, таким образом пробуя «Скапарнс
над »[« благодать Создателя »]. Однако идиллия длится недолго,
как благодать превращается в страх, страдание и смерть.Строфа
завершается еще одним вопросом к Богу: «Hvi har
det [lammet] lif och känsla fått? » [«Почему ягненок был наделен
жизнью и чувствами? »] Почему Бог создал живые существа с
чувства, если это означает страх, боль и преждевременную смерть? Похожие вопросы
воспитываются в «Über den Ursprung des Übels» фон Галлера. Мог
вы не задумывали более совершенный мир без всех страданий
и несчастье? спрашивает поэтический образ в первой песне и в
в-третьих, он задается вопросом, не был бы ли вообще ни один мир
лучше, чем этот (1758, 77, 96). 15 Те же вопросы
изображен в книге Уильяма Кинга De Origine Mali (1702),
которая считается первой теодицеей XVIII века, и
что в значительной степени повлияло на английское обсуждение
проблема зла. См. King 1758, например. 92–102, 131 ф., 137, 194–202.
Возможно, фон Галлер был знаком с текстом Кинга (Saine
1997, 89). Десятая строфа оды Исход развивает
на вопрос о том, почему ягненок был жив, только чтобы страдать:
Бог создал все живые существа с волей к жизни и с
инстинкты выживания, при этом все одновременно подвергаются опасности
и смерть, и никому не позволено быть счастливым.Здесь тоже рассуждение
стихотворения близко к стихотворению Вольтера о землетрясении:

Oui: mais les animaux condamnés à la vie;

Tous les êtres sentants, nés sous la même loi,

Vivent dans la douleur, et meurent com moi.

[Да; но все животные, обреченные на жизнь,

Все разумные существа, рожденные одним и тем же строгим законом,

Страдают, как я, и, как я, также умирают.] (Voltaire 1911
[1756] лс. 105–108)

Сцена Nordenflycht с изначально беззаботным, а затем
угроза ягненка также напоминает аналогичную сцену в «Эссе» Папы .
о человеке,
, Послание I, но пришли к другому выводу.В стихотворении Папы говорится, что ягненку хорошо не знать,
так как он может тогда счастливо пастись среди цветов, не понимая
что рука, которую он облизывает, — это рука, которая проливает свою кровь.
Таким же образом людям полезно не знать, что
духи и ангелы знают. Напротив, у Вольтера и Норденфлихта
оба стихотворения спрашивают, почему невинным животным были даны чувства
только для того, чтобы подвергнуться испуга, страха и боли.

В строфах 11–13 оды Исход человеческая жизнь является объектом
размышлений и размышлений.Человеческая жизнь рассматривается в духе
Лейбница-Вольфа, как часть великой системы природы, поэтому созерцание
человеческой жизни — это продолжение и параллель размышлений
о природных явлениях и животном мире из предыдущих строф. Здесь
этот аргумент продолжает противоречить тому, что повторяется в эссе Папы
о Человеке,
, что все является частью великого и гармоничного
все. В оде Исхода говорится, что человеческая жизнь скорее отмечена страданиями:

Ho kan den jämmers mängd beskrifva

Som följer mennskio-ödet åt?

På mennskian sielf en målning gifva

Och hennes svåra lefnads stråt?

De stämma hop at oro föda,

Alt under Solen är ju möda:

Alt skapat henne plåga bär;

Med nöd och faror henne hotar.

Och at hon sielf sin sällhet motar,

Den största olycks råga är.

[Кто может описать диапазон мрака

Кажется, это удел людей?

Изобразите смертных и гибель

Испытаний в человеческом заговоре?

В унисон тоска нарастает,

Ибо все беды под солнцем:

Все вещи тяготы есть;

Гроза и опасности представляют угрозу

И величайшая из них —

способов противодействия нашему блаженству.] (Nordenflycht 1925-38,
27 строфа 12)

Два начальных риторических вопроса строфы утверждают, что
нет никакого способа, которым мрак и гибель, характеризующие человеческий
жизнь можно передать. Затем строфа обращается к словам Экклезиаста.
и подводит итог человеческой жизни, говоря, что все тяжело и тяжело под
солнце. 16 См., Например, Экклезиаст 1: 2–3, 8: «Тщеславие
суеты, говорит Проповедник, суеты сует; все это суета .
Какая польза человеку от всех трудов его, которые он берет на себя?
солнце? […] Все вещи исполнены труда; человек не может произнести , это ». Все
созданный Богом, кажется, предназначен для того, чтобы мучить людей, которые вносят свой вклад
к несчастью из-за их собственного зла, которое затрагивает всех: «En
endas yra ofta våller, / At jorden simma får i blod »[« Один
безумие человека часто / Заставляет землю плавать в крови »] (строфа
13). Есть параллели в стихотворении фон Галлера, которое (в третьем
песня) изображает Падение и его последствия в форме насилия
и физические и психологические страдания.Поэма спрашивает, почему Бог
создал человека с риском впасть в грех (1758, 88–90).

Станцы 11–13 (там же 23–28) оды Исход полны вопросов.
Богу, создавшему такой непостижимо противоречивый мир:

«Почему его жители несчастны?» (строфа
11)

«Почему человеческая жизнь должна быть смесью зла и добра»
(строфа 11)

«Почему желания должны побуждать?», «Почему у нас есть сила
грешить?» (строфа 13)

«Почему нас заставляют страдать за наши ошибки?» (строфа
13)

«Почему это [ягненок, животное и все живые существа]
дали жизнь и чувства? » (строфа 9)

По логике стихотворения эти вопросы возникают как
результат созерцания предписанной природы, или должен возникнуть
если мы не ослеплены догмами и консенсусом.Ода Исхода показывает — в
способ, который ясно напоминает стихи Вольтера и фон Галлера — это
система природы совсем не прекрасна, добра и гармонична.
Если эта ужасная смесь и все эти несчастные существа были созданы
Всемогущий Бог, спрашивается в стихотворении, может ли он действительно быть хорошим?
На этот вопрос требуется ответ.

Хрупкость аргумента универсальной гармонии

Доктрина Лейбница-Вольфа, как и в «Эссе о человеке » Папы,
образ мира как совершенной и красивой системы, в которой
все связано в логически математическом порядке и
сотрудничает в создании гармоничного целого.Послание II в очерке
о человеке
— как и вся поэма — утверждает, что Бог, который всегда
видит всю картину, распределил свет и тени — «[я] ове,
надежда и радость »,« [ч] ел, страх и горе »- в хитроумном и гармоничном
путь. 17 Сэйн показывает, что Папа здесь придерживается версии Лейбница
неоплатонического учения о «великой цепи бытия» (1997,
81–83). Как показывает Лавджой, Поуп тоже нашел вдохновение
в этом из King’s De Origine Mali . Король выражает:
как мы видели, в целом те же мысли, что и у Лейбница, без
знакомство с его учением (Lovejoy 2009, 212).Nordenflycht’s
Ода Exodus ставит под сомнение эту комбинацию и не видит, что она
совместимы с верой в доброго и всемогущего Бога. Стансы 9 и
10 в ода Исхода наиболее явно связаны с эссе Папы
о человеке
и полемике Вольтера против него в Лиссабоне.
стих. 18 Друг Nordenflycht Карл Кристоффер Гьорвелл заявил
что Вольтер был великим героем и кумиром Норденфлихта, из которых он,
как горячая христианка, была критичной — и что она все нашла
что Вольтер написал хорошо (Kruse 1895, 272 f.). В Исходе
ода Nordenflycht выбирает ту же сторону, что и Вольтер, заявляя
что человек, страданий — в лице ягненка
в строфе 9 — важно, делая непонятность индивидуального
страдание в аргумент за просвещение. Цель Очерк
о человеке
заключается в том, чтобы «оправдать пути Бога человеку», показывая
что все хорошо, правильно и в целом понятно,
в то время как цель ода Исхода — требовать разборчивости
от Бога. Очерк о человеке, который в
это уважение находится под сильным влиянием Лейбница, периодически
издевается над людьми, которые, ставя себя в центр, заявляют, что
Бог должен заботиться о них как о личности:

В то время как человек восклицает: «Смотри на все, потому что
мое использование! »

«Посмотри на человека за меня!» отвечает избалованный гусь:

И так же без причины он должен упасть,

Кто думает, что все созданы для одного, а не один для всех.(Папа
1733-34 Послание III)

В конце первого послания папа Очерк использует
Святой Павел представляет христианское собрание как тело, в котором
каждый член выполняет определенную функцию (1 Коринфянам 12: 12–31). Папа
заставляет изображение покрывать все человечество. Поэма утверждает, что это абсурд
жаловаться на жизненные обязанности и страдания, которые «
великий направляющий Разум »приписывает человеку:« Все — лишь части
одного огромного целого ». Все на благо всех, третий
послание утверждает, проиллюстрированный аргументом, что все погибает
превращается в пищу для новой, прорастающей жизни.В четвертом
и в последнем послании этот аргумент повторяется, например, в
следующие строки:

[…] универсальное дело

Действует не по частным, а по общим законам;

И делает то, что мы справедливо называем счастьем.

Поддерживайте благо не одного, а всех.

Бог ниспосылает не больных; если правильно понимать,

Или частичное заболевание — всеобщее благо. (Папа 1733-34, Послание
IV) 19 Эту цитату может быть немного сложно интерпретировать. Там
является неявным двоеточием после «или» в последней строке, так что два
заключительные строки на самом деле меняют ту же мысль: если его правильно поняли,
Бог не посылает зла, или то, что частично больно, универсально
хорошо.

Аргумент стихотворения Папы состоит в том, что то, что кажется плохим
индивидуальные страдания действительно хороши, если рассматривать их в целом.
Этот тип рассуждений является объектом резкой критической сатиры у Вольтера.
стихотворение о землетрясении. Прежде всего, это индивидуальные страдания и судьба.
личности, на которой фокусируется Вольтер. Его стихотворение вибрирует
сочувствие, иллюстрирующее страдания людей, пострадавших от землетрясения.
Лиссабон. Стихотворение настаивает на том, что это оскорбление для страждущих.
сказать — как это сделали Поуп и Лейбниц, — что «все в порядке.”Уже в
четвертая строка: «philosophes trompés» [ошибочные философы], 20
Английский перевод Маккейба не дает понять, что Вольтер
здесь говорится о философах, которые ошибаются. кричать
«Все хорошо» — обращаются и просят прийти и посмотреть всех искалеченных,
страдающих и раненых в городе, пострадавшем от землетрясения
(л. 4–12). Стихотворение не жалеет слов, когда спрашивает, как оно
можно утверждать, что все в порядке и что все в порядке.
необходимо при просмотре этого адского страдания.Это не гордость
но чувствительность, которая заставляет людей жаловаться на такие события, как
стихийное бедствие (л. 42–58). Вольтер здесь явно критичен
Папы, который в эссе , неоднократно обвиняет
те, кто сомневаются и жалуются на тщеславие. 21 Через
всего Очерк о человеке , те
кто осмеливается утверждать, что не все хорошо, обвиняются в гордости или нечестии
или самонадеянный, глупый или «слепой к истине». «Право рассуждать — это
подчиняться », — также заявляет Послание I.Сэйн обсуждает это
аспект стихотворения Поупа, говоря, что он демонстрирует, насколько консервативно
неоплатоническая доктрина «великой цепи бытия», а также
доктрина предустановленной гармонии Лейбница. В соответствии с
в таких доктринах все имеет свое место в целом и в
иерархия, и попытка оставить заранее определенную позицию или вопрос
система была бы высокомерной. Гордость, следовательно, худшее из мыслимых
грех, согласно стихотворению Папы (Saine 1997, 79 f.).

Поэма Вольтера также задается вопросом, действительно ли это утешение для страданий.
и умирающих людей, что их мучения приносят пользу другим людям,
и высмеивает тезис стихотворения Папы о том, что все, что умирает
будет питать новую жизнь:

«Ce malheur», dites-vous, «est le bien»
d’un autre être.”

Demon corps tout sanglant milles insectes vont naître;

Quand la mort met le comble aux maux que j’ais soufferts

Le beau soulagement d’être mangé des vers!

Tristes calculateurs des misères humaines

Ne me consolez point, vous aigrissez mes peines ».

[«Это несчастье», вы говорите: «Для других хорошо».

Да; из моего разлагающегося тела родится

Тысяча червей, когда смерть прикончит мою боль.

Прекрасное утешение в моей беде!

Мрачные спекулянты о человеческих бедах,

Вы удвойте, не утешайте мои страдания.] (Вольтер 1911 [1756]
ls. 97–100)

Аргумент в оде «Исход» Норденфлихта отчасти так близок
к лиссабонской поэме Вольтера (особенно строфы 9 и 10), что
можно говорить об очевидном влиянии. Вольтер пишет:

Le vautour acharné sur sa timide proie

De ses members sanglants se repaît avec joie;

Все, что нужно для путешествий, чтобы вернуться к путешествию.

В конце концов, когда вы перейдете на новый уровень;

L’homme d’un plomb mortel atteint cette aigle altière:

Et l’homme aux champs de Mars couché sur la poussière,

Sanglant, percé de coups, sur un tas de mourants,

Sert d’Mourants affreux aux oiseaux dévorants.

Ainsi du monde entier tous les members gémissent;

Nés tous pour les tourments, l’un par l’autre ils périssent:

[Стервятник цепляется за свою робкую добычу,

И колет окровавленным клювом дрожащие конечности:

Все, кажется, хорошо для этого . Но через некоторое время

Орёл рвет стервятника в клочья;

Орел пронзает древко человека;

Человек, лежащий в прахе поля битвы,

Смешивая свою кровь с умирающими собратьями,

Становится, в свою очередь, пищей хищных птиц.

Так весь мир в каждом члене стонет:

Все рождены для мучений и для взаимной смерти.] (Там же.
109–118)

Точно так же ода Исхода, как мы видели, использует изображения фауны.
Подобно барашку Норденфлихта, стервятник Вольтера мирно ест
когда он внезапно становится жертвой голода другого животного. Нравиться
Орел Вольтера, ягненок Норденфлихта должен бояться оружия человека. 22 Во французском оригинале есть «plomb» — «свинцовая гранула», на что МакКейб переводит
«вал».В тринадцатой строфе оды Исход мы
также находят толпы людей, умирающих на полях сражений, как у Вольтера
стих. 23 Мартин Ламм, по сути, утверждает, что стихотворение Норденфлихта,
как и у Вольтера, речь идет о Лиссабонском землетрясении (Ламм, 1918, 178).

В десятой строфе ода относится к тезису Папы в
второе послание, что себялюбие или страсть — одно из двух основополагающих
принципов человеческой натуры (разум является другим), но делает это
основа того же полемического вопроса, который Вольтер ставит против Папы
и Лейбниц: Почему Бог создал людей и животных, способных выжить
инстинкты и любовь к своей личной жизни, если
жизнь не имеет смысла, кроме общего? Таким образом, мы можем ясно видеть
что Nordenflycht читал и был вдохновлен землетрясением Вольтера
стихотворение, и что она поддерживает его в полемике против Папы и
Лейбниц.

Образ Бога искажается, когда Бог играет в прятки в
облака

Ода Исхода демонстрирует как еще один аргумент в пользу просвещения
как неуверенность относительно образа Бога и преобладающих
мировоззрение может привести к представлениям о Боге как о зле и мировом порядке
аморальным, что вряд ли желательно, если доктрины претендуют на
противоположный. Образ Бога вполне может быть ошибочным и искаженным, когда
Бог отказывается показать свое истинное лицо. Как мы видели, землетрясение Вольтера
стихотворение предполагает, что это разумная просьба, чтобы сам Бог просветил
нас о его сущности и о мировом порядке, который он создал и
поддерживает, вместо того, чтобы люди гадали правду.

Четвертая строфа оды Исход построена на отрицании
проиллюстрировать, насколько невозможно постижение и насколько бессильны человеческие
Существуют следующие существа: «Min tankefart kan dig ej finna, / Ditt anlet kan ej
någon se, / Den som Dig ser kan icke leva »[« Моя
скорость мысли не может найти тебя, / Твое лицо не может никого
смотри / Тот, кто видит тебя, не может жить »]. Это часть ответа Бога
Моисею в Исходе, и это также повторяющаяся тема в Древнем
Завещание. Увидеть лицо Бога или подойти слишком близко — губительно. 24 См.,
например, Exod. 19: 12–25, где Бог приказывает Моисею провести черту.
вокруг горы Синай и постановляет, что всякий, кто пересечет эту черту,
быть приговоренным к смертной казни; Исход. 20: 18–21, где люди апеллируют
Моисею, чтобы не встречаться с Богом напрямую, или 2 Цар. 6: 3–8, где
Уса рукой не дает Божьему Ковчегу упасть с кареты,
но тем самым падает замертво. См. Также Hes. 1:28; 3: 23–24; Дэн.
10: 5–11. В четвертой строфе Исхода ода сравнение
используется, чтобы проиллюстрировать, почему так опасно подходить слишком близко к
Бог: «Som veka blomman dör och visnar, / När Solens brand för häftig
är »[« Как нежный цветок вянет и умирает, / Когда жар
солнце слишком сильное »].Человек тоже слишком хрупок, чтобы
терпеть видя этого великого и могущественного Бога, от которого мы зависим, и
подходит слишком близко. В этой строфе стихотворение тесно связано с
библейский контекст и трепет поэтического образа
конец предыдущей строфы также напоминает страх израильтян
перед явлением Бога на горе Синай в дыму и молнии.
Однако в следующей строфе стихотворение расходится с библейским
оригинал. Говорящий, кажется, вынужден принять стандартное объяснение.
относительно того, почему на ее вопросы нет ответа — человечество слишком мало
полностью понять величие Бога — но строфа пять вопросов
это объяснение с анафорической силой.Правда должна быть скрыта от
нас? Должны ли мы действительно быть обречены на неопределенность? Стихотворение
связывает библейский оригинал и современные религиозные и
философские ответы на вопросы, только чтобы оспорить и отвергнуть их.

В восьмой строфе значимы три параллельных отрицания:
«Intet värn», «ingen hjälp», «ej i Din vårdnad» [«без защиты»,
«Нет помощи», «не в твоей заботе»]. Впечатление от землетрясения
бедствие в том, что Бог не помогает нуждающимся и даже не посещает
к человеческим делам вообще.Поэма напоминает Лиссабон Вольтера.
стихотворение, в котором говорится, что страждущим не оказали помощи — «без
secours »(л. 11). 25 Этого не видно из английского перевода. Это
поэтическому персонажу оды Исхода ясно, что Бог могущественен,
но она не видит ничего, что указывало бы на то, что Бог добр. Если оригинал
и жанрово-условной целью стихотворения было прославление Бога, что
похвала теперь превратилась в плач и вздохи. Строфа
завершается акцентом на личных эмоциональных реакциях персонажа:
«Mit låf förbyts i suck och qval» [«Моя похвала превратилась в плач»].Пассивная конструкция предполагает, что смена говорящего
настроение, тон и жанр стихотворения — от оды до плача — за гранью
контроль. Это просто случается и неизбежно.

В письме к хорошему другу в 1757 году Nordenflycht сказал, что
она писала оду этому отрывку из Исхода,
которую она планировала включить в сборник духовных стихов
будет опубликовано годом позже (Nordenflycht III, 264 f.). Исход
Однако ода никогда не включалась в духовный сборник.В
в новом письме к подруге, датированном 1758 годом, она объясняет, что стихотворение
оказался «слишком философским», чтобы быть включенным в число
стихи напечатаны (Nordenflycht III, 269). Очевидное напряжение в
стихотворение отражено в этой переписке. Стихотворение — это что-то
столь же аномален, как скептическая библейская ода и развивается как контртекст
к библейскому тексту, а не хвалебным.

Согласно стихам Норденфлихта, фон Галлера и Вольтера,
мировой порядок кажется аморальным, а Бог злым.Если это восприятие
неправильно, Бог должен просветить нас об истинном положении дел,
говорят и Вольтер, и Норденфлихт. В эссе
Папы говорится: «Знай
тогда ты сам, не позволяй Богу сканировать ». 26 Папа (1733–1734 гг.), Послание
II. И наоборот, именно к этому пристальному вниманию Бога
что ода Исхода Норденфлихта, стихотворение фон Галлера о происхождении
зла и стихотворение Вольтера о землетрясении посвящены, и они спорят
за право делать это. Поэма Норденфлыхта требует ответов на вопросы
что и Церковь, и религиозность Просвещения настаивали на том, чтобы человечество
не стоит спрашивать.

Литература

Олен, Густав. 1917. Dogmhistoria.
Den kristna lärobildningens utvecklingsgång från den efterapostoliska tiden
тилл våra dagar
[История догматики. Развитие
христианских доктрин от постапостольских времен до наших дней.
Стокгольм: Норстед, Бестерман, Теодор. 1962. «Вольтер и
Лиссабонское землетрясение или смерть оптимизма ». В Бестермане, Вольтер
Очерки. И другой.
Лондон: Издательство Оксфордского университета, Бломквист, Хелен.2011. Sekulariseringsprocessen
оч blasfemins эстетик. Några 1700-talsdikter om Guds försyn och
lidandets проблема
[Процесс секуляризации и
Эстетика богохульства. Некоторые стихотворения XVIII века на тему
Промысел Божий и проблема страдания. Карлстад: Карлстад
University Press. http://kau.diva-portal.org/smash/record.jsf?pid=diva2%3A454724&dswid=3236
Борелиус, Хильма. 1921. Хедвиг Шарлотта
Nordenflycht.
Упсала: J.А. Линдблад. Бистрем, Трюггве. 1980. Studier i Hedvig
Charlotta Nordenflychts biografi
[Биографические исследования
Хедвиг Шарлотта Норденфлихт]. Стокгольм. Кассирер, Эрнст. 1968. Die Philosophie
der Aufklärung
(1932). Тр.
Философия Просвещения
Фрица К. А. Кельна и
Джеймс П. Петтгроув. Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет
Press.Castrén, Gunnar. 1917. Густав Филипп
Creutz.
Стокгольм: Бонье.Фоннесу, Лука. 2006. «Проблема теодицеи».
В Кембриджская история философии 18-го века . Vol.
1, отредактированный Кнудом Хоконсеном. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, Франгсмир, Тор. 1972. Wolffianismens
genombrott i Uppsala
[Прорыв вольфианства в Упсале].
Упсала.—. 2006. Sökandet efter upplysningen.
Перспективы на свет 1700 кв.
[В поисках просветления. Перспективы
о шведском XVIII веке]. Стокгольм: Natur och Kultur.Hellerstedt, Андреас. 2009. Ödets teater.
Ödesföreställningar i Sverige vid 1700 талетов början
[The
Театр судьбы. Представления о судьбе в начале XVIII в.
Века]. Диссертация, Лунд: Nordic Academic Press. Хесслер, Карл Арвид. 1956. Стат оч.
религия i upplysningstidens Sverige
[Государство и религия
в Швеции в эпоху Просвещения. Упсала: Альмквист
& Wiksell.Hägglund, Bengt. 2003. Trons mönster.
En handledning i dogmatik
[Образцы веры.Руководство
к догматике. 4-е издание. Гетеборг: Församlingsförlaget. Келли, Джозеф Ф. 2002. Проблема
зла в западной традиции. От Книги Иова к современной генетике
.
Колледжвилл, Миннесота: Liturgical Press, Круз, Джон. 1895. Хедвиг Шарлотта
Nordenflycht. Ett skaldinneporträtt из Sveriges rococo-tid.
Диссертация,
Лунд: Глируп. Ламм, Мартин. 1918. Upplysningstidens
романтик И.
. Стокгольм:
Гебер. Ленхаммар, Гарри (редактор.). 2000. Sveriges
kyrkohistoria 5: Individualismens och upplysningens tid
.
[История шведской церкви]. Стокгольм: Verbum.Lovejoy, Артур О. 2009. Великий
Цепь бытия. Исследование истории идеи
(1936).
С новым вступлением Питера Дж. Стэнлиса. Нью-Брансуик, Нью-Йорк
Джерси: Издатели транзакций, Лютер, Мартин. 1957. (1525). De Servo
Arbitrio. Рабство воли
. Перевод Дж. И.
Пакер и О. Р. Джонстон. Гранд-Рапидс, Мичиган: Ревелл.Нейман, Сьюзен. 2002. Зло в модерне
Мысль: альтернативная история философии.
Принстон
И Оксфорд: Издательство Принстонского университета, Нильссон, Альберт. 1918. Fru Nordenflychts
Religiösa diktning.
[Религиозная поэзия г-жи Норденфлихт]. Лунд:
Lunds Universitet.Nordenflycht, Hedvig Charlotta. 1925–38. Samlade
Скрифтер.
[Собрание сочинений]. Тт. I – III. Редакторы. Хильма
Борелиус и Теодор Ельмквист. Стокгольм: Bonnier.Ricœur, Paul. 1986. Le Mal. Un défi
по философии и по теологии.
Genève: Labor et Fides. Saine, Thomas P. 1997. Проблема
современности или немецкое стремление к просвещению от Лейбница
до Французской революции
. Детройт, Мичиган: Уэйн Стэйт
University Press, Scribner, Ronald W. 1993. «Реформация,
Популярная магия и «Разочарование мира» в г.
Журнал междисциплинарной истории
23: 3 (475–494). Сригли, Майкл. 1994. Могучий
Лабиринт. Исследование «Очерк о человеке» Папы.
Упсала: Уппсальский университет.Стольмарк, Торкель. 1960. «Хедвиг Шарлотта»
Nordenflychts brev till Albrecht von Haller och Johan Arckenholtz ”, Samlaren 40:
1959, Упсала. 1967. Hedvig Charlotta Nordenflycht, Стокгольм:
Natur och Kultur.—. 1986. Tankebygare 1753–1762. Miljö-
оч жанрист.
[Строители Мысли. Исследования Мелье
и жанры]. Стокгольм: Almqvist & Wiksell.—. 1997. Hedvig Charlotta Nordenflycht.
Ett porträtt.
Стокгольм: Норштедт. Фон Галлер, Альбрехт.1758. «Über den Ursprung»
des Übels »(1734 г.). В Gedichte des herr von Haller. Зибенде
Auflage. Цюрих (70–99) .—. «Происхождение зла». 1794. В г.
Стихи барона Галлера.
Tr. на английский миссис Хауорт.
Лондон (86–109). Висвалл, Дороти Роллер. 1981. Сравнение.
избранных поэтических и научных произведений Альбрехта фон Галлера.
Берн,
Франсфорт М., Лас-Вегас: Lang.

Анализ стихотворения Фета «добро и зло». Афанасий Фет

Два мира правят веками
Два равных существа:
Один человек охватывает
Другой — моя душа и мысль.

И как капля росы
Ты знаешь все лицо солнца
Так сплочен в недрах заветного
Ты найдешь всю вселенную.

Молодое мужество не ложно:
Наклонись над роковым трудом —
И мир явит свои блага;
Но быть не мыслями о божестве.

И даже в час отдыха.
Поднимая потный лоб
Не бойся горького сравнения
И различать добро и зло.

Но если на крыльях гордыни
Вы осмеливаетесь познать, как бог
Не вносите в мир святыни
Его рабские тревоги.

Ставка всемогущая и всемогущая,
И с безупречной высоты
Добро и зло, как могильный прах
В толпе людей отвалится.

Анализ стихотворения Фета о добре и зле

Автор, верный концепции романтического дуализма, провозглашает свое стремление к вневременным категориям достойной целью поэзии. Творчество вдохновляет, позволяет парить «в мир устремлений», противостоящий «надоедливой волне» человеческой суеты. Обладающий даром художественного слова — небесный вестник, пришедший «с вестями из рая».«

В философском сочинении 1884 года поэт, мудрый по жизни и снискавший известность, наставляет молодое поколение, полное дерзости и «юной храбрости». Поэт моделирует два традиционных, независимых и «равных» полюса художественного пространства — земное бытие и идеальную сферу божественного. Только в «заветной глубине» души возможно слияние противоположностей. Абстрактная мысль проиллюстрирована сравнением: отражение солнечных лучей, видимое в едва уловимой капле росы, интерпретируется как отражение великого в маленьком, вечном смертном во внутреннем мире.

Какие рекомендации дает лирический герой начинающим коллегам? Сосредоточенный честный труд даст достойный результат. Он будет вознагражден земными благами. Интересно, что сложности поэтического творчества изображаются через лексику, обычно описывающую тяжелый физический труд: «наклониться», «потный лоб».

Если начинающий поэт занят «земными» темами, он вправе использовать знакомые человеческому уху понятия добра и зла. Здесь уместны горечь и злая ирония.Талантливым смельчакам, осмелившимся сделать «мир святыни» объектом своих работ, необходимо отказаться от этических категорий, которые имеют хождение в человеческом обществе. Несовершенная шкала антропоморфного подхода не способна изобразить полюс идеального. По этой причине фундаментальные моральные ценности уподобляются «могильной пыли», служащей суждениям и потребностям толпы, а не высотам высот.

Маститый герой-наставник сочувствует молодым авторам.Он не отказывает своим коллегам в участии в божественных сферах: творческий дар вдохновляет истинные таланты — как молодые, так и опытные. Отказавшись от «рабских тревог», «всевидящий и всемогущий» поэт способен взлететь и достичь небесных сфер.

Поэтический текст Фетовского, в особенности его эмоциональная концовка, произвел на молодого Блока большое впечатление. Представление о надморальной природе полюса «незапятнанных высот» легло в основу философского учения «Поэм о прекрасной даме».

Кто этот строгий человек, который смотрит на нас с портрета? Разве это ретивый помещик, военный врач, мировой судья? Или это ретивый хозяин трепещущего сердца, тщательно его скрывающий? Конечно, в творце, в истинном творце есть два сердца: одно бьется, повседневное, повседневное, а другое бьется, как просит природа, как велит Бог, как поток, льющийся по камням. Бывает, что эти сердечки создают резонанс — значит, это народный творец. И бывает, что эти сердца отвергают друг друга и занимают позиции далеко друг от друга, живут в человеке отдельно, как бы договорившись о владениях и разделив его мир надвое.Такой творец — ювелир сердца. Он смотрит в мир, в котором нет места баррикадам, призывам и сетованиям, в котором нет крайностей — здесь все живет в единстве. В этом мире не может быть широких мазков, строгих графических фигур, обширных панорам. Вот только макросъемка. Вот вглядывание в каждую молекулу и вдохновение в ней всего мира:
… И как в слегка заметной капле росы
Вы знаете все лицо солнца
Так вместе, в глубинах заветного
Вы будете найти всю вселенную…

Здесь, наблюдая только одно зерно, постоянно, бдительно отслеживая и записывая каждое его движение, каждое его колебание. И даже картина изображает пейзаж только для того, чтобы передать воздух — «открытый воздух» мысли, а остальная часть картины только граничит с этим воздухом. Деревья, лес, река, лодка были построены только для того, чтобы отражать одну качающуюся ветку, затронутую ветром, и учиться на ней. Мгновенный опыт. Можно назвать это импрессионизмом. О поэзии Фета можно сказать много мужества. Можно предположить, что это не стихи, а настоящая музыка:

Фет отлично справляется с поставленной им задачей.Петр Ильич Чайковский говорил об исключительности Фета и даже утверждал, что он «в лучшие свои минуты выходит за рамки, обозначенные поэзией, и смело делает шаг в нашу область».

А вдалеке вдруг начинает петь колокольчик — и тихо
Звуки плывут в комнату; Я полностью им предаюсь.
В сердце в них всегда находилась какая-то влага,
Как будто их омыла ночь росы …
Звук еще поет, но с каждым порывом он разный:
Что в нем плотнее медь , затем серебро.
Странно, что ухо в это время как бы не слушает слышит;
В мыслях совсем другие, мысли — волна за волной …

Доказательством музыкальности Фета также является небольшое обращение к его стихам со стороны композиторов. Объясняется это тем, что XIX век не обладал такими музыкальными средствами для передачи звука наблюдения Фетова, а может быть, тем, что музыкальная поэзия вообще не нуждается в музыкальном оплодотворении. Да, поставить Фета на музыку категорически нельзя, можно только попытаться извлечь его из самих куплетов и положить под строки — аккуратно и аккуратно соединить строчку слов и строчку мелодии воедино, распыляя ранее гармонию облако.Это было невозможно в 19 веке, в 20 веке находились другие задачи и появлялись новые поэты, которые были намного удобнее для музыкального опыта и, возможно, потому, что не было композитора, созвучного фетовской теме, поэтому его стихи не вошли в музыку широко. Скромно отмечу, что, имея небольшую способность писать хоровую музыку, я пытался соединить несколько стихотворений с музыкой. Трудно сказать, удалось ли мне, но уже полезно, что этот опыт доказал, что некоторые стихи настолько музыкальны, что даже сама музыка их не встречает и они никогда не лягут в хоровое ложе, а уж тем более в романс .Я бы хотел рассматривать Фета как художника, но, к сожалению, у меня нет для этого способностей. Хотя было бы очень интересно выразить это кистью на холсте. Фет вообще художник, который не видит границ, а потому «смело делает шаг» в любом направлении.

Громкие цапли колыхались из гнезд
Последние капли скатывались с листьев
Солнце, с прозрачных сияющих небес
Тихими ручьями опрокидывался лес …

Через несколько секунд после прочтения в уме, лес переворачивается и действие схвачено, а именно живописное действие.Здесь ничего не происходит — все уже произошло: солнце садится, тени удлиняются, падают на реку, и в одной фразе от солнца, сияющего с неба, до перевернутых теней, скользим несколько часов, ловим, вид вечернего вечера. И это вместе с мгновенным взлетом цапли и падением одной или другой капли. Все это в нескольких временных плоскостях, но объединено одним коротким непрерывным движением и очень кинематографично, как кадры быстрого или замедленного движения. Даже в одном стихотворении Фет может шагнуть куда угодно.Чаще всего он смотрит на природу как в зеркало и видит там себя. Он видит совпадение своих движений с естественными:

Забота текла из моего сердца
Я вижу, как кто-то снова улыбается;
Или пружина выручает?
Или у меня солнце встает?

С одной стороны солнце садится, а с другой только встает. Цапли — заботы — от души летят — гнезда. Все очень точно. Благодаря естественному сравнению мы можем понять состояние автора. Здесь первая часть не живет без второй, а вторая не живет без первой.Зеркало. Несомненно, это картина, но вместо красок используются любые материалы: живые птицы, ветер, звуки колокольчиков, медь-серебро; Словом, все, что окружает поэта, подходит для картин. Почему именно картинка? Ведь только на картинках действие останавливается, фиксируется, извлекается из потока. Фет «взял все». Огромным плюсом картины является также некоторое остаточное движение, некая инерция момента, который «остановился». Это как если бы человек спустился с карусели и твердо встал на землю, но все же ветки деревьев, люди, огни, все, что мелькало перед ним в полете, все равно пролетело бы у него в голове.Такая инерция впервые проявилась в скульптуре Древнего Рима. В отличие от греческой статуи, выражающей статичную красоту, римская статуя была готова броситься в бой, бросить копье или слиться в поцелуе со своей половиной каждую секунду. Такое мгновение было остановлено с трудом, и только мрамор удерживал его от бега. Момент Фетовска уникален, он иногда совмещается несколько раз или, находясь в одном времени, указывает на совсем другое:

Я долго стоял неподвижно
Вглядываясь в далекие звезды, —
Между этими звездами и мной
Родилась какая-то связь.

Думал … Не помню, что думал;
Я слушал таинственный хор
И звезды тихо дрожали
И звезды я люблю с тех пор …

Здесь автор рассказывает нам о том, что когда-то было, в совершенном прошедшем времени, но в идеальном прошедшем времени. В конце он вставляет «любовь» в настоящее время и мгновенно, тем самым, передает всю описанную картину в настоящее время или отправляет нам к тому времени.
Анализ стихов Фета может занять много страниц и простираться довольно далеко, но я вернусь к «лирике» — термину, который больше всего сопровождает поэзию Фета.

Заголовок лирики был привязан к Фету полностью, и больше нельзя сказать «Фет», чтобы не ставить «лирика» перед, а иногда даже после слова «лирическая» хочется сказать «Фет». Он лирик и почему лирик? Поэзия
Фета уникальна прежде всего тем, что ее очень сложно отнести к какому-либо жанру, так же как Чайковского или Пушкина сложно окрестить классикой или романтикой, лирикой или эпосом. В искусстве наступает время, когда многое смешивается и, если Моцарт — несомненный классик, то Бетховена уже называют первым романтиком.Хотя есть версия, что Бетховен в силу своей глухоты идеализировал звучание фортепиано, которое в то время не звучало очень «романтично» и из-за этого переливалось из одной чашки в другую. Фет вообще стоит особняком, как Пушкин, как Чайковский, с той лишь разницей, что последние являются популярными художниками во всем мире, а Фет — художником-одиночкой. Его не интересовала судьба человечества, а если и интересовалась, то он умалчивал об этом в поэзии, он не был широким философом, его философия сводилась к природе и человеку, но не к обществу; он молчал в стихах о многом.На мой взгляд, это объясняется вполне земными причинами: происхождением Фета.
В 1820 году Шарлотта Фет уехала из Германии вместе с дворянским помещиком Афанасием Шешиным в Россию в Орловскую губернию, где через два месяца родился будущий поэт. Четырнадцать лет он живет с фамилией Шеншин, но в 1934 году его отправили в пансионат Кроммер в провинции Ливония, он узнает о своем происхождении и получает фамилию Фет, чтобы никто не узнал о его внебрачном рождении. «Спросите меня: в чем источник всех моих бед, я отвечу: их зовут Фет», — сказал он.Эта непростая ситуация навсегда изменила жизнь Фета. Лишившись фамилии, он лишился дворянского звания. Он много лет пытался вернуть себе этот титул и добился этого только в преклонном возрасте, когда это уже не играло никакой роли. Одним из способов получения дворянского звания была военная служба. Фет пошел в армию. В 1845 г. был принят в кирасирский полк; в 1853 г. перешел в гвардейский уланский полк; в Крымском походе входил в состав войск, охранявших побережье Эстляндии; в 1858 г. вышел на пенсию.Двенадцатилетняя служба не давала ему дворянского титула, поскольку по мере роста титула Фет условия получения титула менялись: при поступлении на службу титул дворянина давался офицеру. , но когда Фет достиг звания офицера, ему понадобилось звание полковника. Как ни трудно это признать, но самые сложные вопросы для великих художников всегда лежат в плоскости, далекой от сферы их величия. Поэзия — это остров, уединение для Фета, возможность вести иную жизнь, отделенную от условного, но основного мира.Поэтому в его стихах не переплетаются и звучат оба сердца — будничные и сокровенные. Сердце жизни бьется о подъёме экономики, укреплении её позиций, налаживании жизни, и самое главное — сердце поэта — живет ночью. Ночь — лучший друг или даже сестра Фета. Его ночь повсюду: тихая, бурная, грозная зловещая, часто ее изображают косвенно — «луна мертвая». Фет так близок к ночи, что мы видим строки:

Ночь и я, мы оба дышим …

Такое простое обращение с ночью налагает на поэта огромную поэтическую ответственность, чтобы оправдать его «братание» с обширное природное и жизненное явление.И он — «праздный путешественник природы» (слова принадлежат Тютчеву) — справляется с этой задачей.

Ночь и я, мы оба дышим
Цвет липы, воздух пьян,
И тихо слышим
Что, с нашей струей,
Жужжит нам фонтан.

Я, и кровь, и мысль, и тело —
Мы послушные рабы:
До определенного предела
Мы все смело поднимаемся
Под давлением судьбы.

Мысль мчится, сердце бьется.,
Мерцание не помогает;
Кровь снова вернется в сердце
Мой луч прольется в пруд
И рассвет погасит ночь.

Здесь он сравнивает себя с ночью и переносит ночь на рассвет, и направляет себя лучом в пруд, завершая тем самым себя и ночь. Но и здесь все перекручено. Он подобен тому самому лучу зари, который гасит ночь. В прочем, просто читая, можно прочувствовать весь механизм, изобретенный Фетом, увидеть множество шестеренок и маятников, из которых собрано стихотворение, и увидеть, как явления легко взаимодействуют друг с другом, как линии могут сообщаться друг с другом, а не друг с другом. за другой, но через одну или две, как умно эта мысль прячется за этой игрой.Если говорить о шестеренках и маятниках, то нам нужно привести еще одно стихотворение, найденное на полях тетради Фета и даже не имеющее даты:
Весь мир от красоты
От большого к маленькому
И напрасно ищете
Найдите ее начало .

Что такое день или век
До этого бесконечно?
Хотя человек не вечен
То, что вечно, гуманно.
Здесь я вижу не стихотворение и не механизм, а формулу. На первый взгляд, это всего лишь каламбур: навсегда, по-человечески, век, человек.Кажется, что поэт не говорил, не развивал свою формулу, но тогда это формула, которая должна быть только первой линией мысли, давать только сигнал к развитию (мысли). Фет здесь как бы заигрывает с мыслями, для «мышления» которого даже человеческого языка недостаточно. Поэзия и музыка в целом очень сильно переплетаются и везде проникают друг в друга, но если взять только один аспект — выразительность, можно сравнить их. Музыка, будучи полностью абстрактной, не способна ясно выразить точные мысли, а поэзия значительно отстает от музыки по выразительности.«Там, где кончается поэзия, там начинается музыка» (Генрих Гейне). Если вы построите восходящую линию выражения от самых плоских стихов до самой сложной музыки, то где-то на их стыке будет небольшая «слепая зона» — не музыка. , но не стихи. Вот куда летает Фет. Здесь слова уже обретают настоящую музыкальность и вместе с тем теряют понимание, но вместе с тем теряют часть словесной поэзии вместо новой музыкальной звучности. Конечно, поэзия и музыка — одинаково великие искусства, и сравнивать их бессмысленно.И, возможно, это сравнение выглядит нелепо, но мне кажется, что оно как-то визуально, схематично выявляет способность одного вида искусства проникать в другой, причем само по себе, без взаимного участия. Для более наглядного сравнения приведу другой пример. Цвет. И то, как человеческий глаз улавливает это. У человека эту функцию выполняет сетчатка, в которой за восприятие цвета отвечают особые клетки — колбочки. У человека всего три типа колбочек: те, которые воспринимают цвет в фиолетово-синей, зелено-желтой и желто-красной частях спектра.Каждый тип конуса объединяет поступающую лучистую энергию в довольно широком диапазоне длин волн, и диапазоны чувствительности трех типов конусов перекрываются, различаясь только степенью чувствительности _ .. ::: .._ Таким образом, определенные Образуются «слепые зоны», в которых человеческий глаз менее чувствителен к переходным цветам. В науке это явление называется «метамеризмом». Если вы посмотрите на радугу, вы увидите, что между цветами есть промежутки, лишенные тона. Фактически, цвета переходят от одного к другому с одинаковой насыщенностью, но человеческий глаз не различает эти промежуточные оттенки, поскольку он используется для стремления к средним, ярко выраженным цветам.Поэтому человек может не видеть предметы, имеющие такие промежуточные цвета. Человек, в общем, много не видит, не слышит, не чувствует в этом мире, а потому уверен, что нет ничего другого, кроме того, что он умеет видеть и слышать. Однако Фет видит гораздо больше, чем обычный человек. Он свободно ходит по «слепым пятнам». Ведь даже там, где мысли непонятны — они есть.
Если говорить о «формуле» стихов Фета, то она часто встречается. Дизайн таких стихов нелогичен, форма непонятна.И дело тут не в бездумности или непосредственности композиции, а в тех самых «провалах» в «слепой зоне». Мы не улавливаем переход, поэтому менять тему кажется нелогичным:
ДОБРО И ЗЛО
Два мира правят веками
Два равных существа:
Один человек охватывает
Другой — моя душа и мысль.
Здесь мы говорим о двух мирах, отделенных друг от друга. Более того, в стихотворении нет указания на то, что это добро и зло, но оно как бы спроецировано из названия, читатель уже воспринимает это сравнение как сравнение добра и зла.Но потом, как искусственная вставка:
И как капля росы
Ты знаешь все лицо солнца
Так сплочен в недрах заветной
Ты найдешь всю вселенную.
Fet, кажется, отправляет нас в другую область. Человек содержит проекцию всего мира.
Молодое мужество не ложно:
Наклонись над роковым трудом —
И мир явит свои блага;
Но быть не мыслью — это божество.
Потом буквально наставляет, призывает к работе, а уже в четвертой строчке выстреливает новую мысль.Или не мысль. Это новая линия. Уже четвертая строка вплетена в стихотворение.
И даже в час отдыха.
Поднимая потный лоб
Не бойся горького сравнения
И различать добро и зло.
Эта линия продолжается и больше не прерывается до конца.

Но если на крыльях гордости
Вы осмеливаетесь познать, как бог
Не вносите в мир святыни
Его рабские тревоги.

Ставка всемогущая и всемогущая,
И с безупречной высоты
Добро и зло, как могильный прах
В толпы людей отпадут.
Зачем нужны эти строки о мире в капле росы? Они не сопровождают мысли о добре и зле. Но «юная отвага» и «роковой труд» не означают добро и зло. Сначала Фет указывает направление в «мир святыни» через «юношеское мужество» и «роковой труд». Еще раньше он показывает, что у человека есть все, чего человек может достичь любых пределов, если будет работать. И в самом начале он закладывает мысль, что добро и зло в человеке не противоположности, а всего лишь два разных мира человека: внешний (заботы, дела, суета) он есть зло, а внутренний — это «душа и мысль». — Он, тож — хорошо.Пропуская эту мысль через арку через все стихотворение, он показывает условности добра и зла с «незапятнанной высоты». Удивительно это стихотворение еще и тем, что оно не понимает, и все мои попытки разобрать его тщетны. Кажется, что он пишет на другом языке, косвенно на русский. И добро не есть добро, и зло не есть зло. И, самое главное, здесь я чувствую условность человеческого языка, его жесткость и инертность. И даже русский язык, язык без границ, в высшей степени вольнодумный язык!
Это стихотворение нельзя отнести к лирике.Это также — опровергает мнение, что Фет не философ. Он философ слепой зоны, он колеблется между поэзией и музыкой. Но его тексты привязаны к нему только потому, что они наиболее понятны и меньше всего требуют понимания от читателя, потому что она сама проникает в читателя.
Вспоминаю слова одного моего друга: «Стихи всем, стихи только поэтам». Видимо, действительно, чтобы «видеть» и «слышать» стихи, надо самому быть хотя бы маленьким поэтом. Тогда появится Фет в более широком смысле, чем просто лирик, тогда появится исследователь человеческой жизни — не философы, долгое время высасывающие определенный набор идей, а бесконечно изменяющиеся, ускользающие от жизненного опыта.Конечно, таких задушевных, сложных творений у Фета не так много, да и много их не может быть.
Невозможно отрицать, что Фет — автор текстов, но это не его главное достижение — «природа создала Фета для того, чтобы подслушивать себя, подглядывать и понимать себя. Чтобы узнать, какой мужчина, ее детище, думает о ней, о природе, как он ее воспринимает … »(Л. Озеров)

Анализ стихотворения А.А. Фета «Добро и зло»

Два мира правят веками

Два равных существа:

Один человек охватывает

Другой — моя душа и мысль.

И как капля росы

Вы знаете все лицо солнца

Так сплочен в недрах заветного

Вы найдете всю вселенную.

Молодое мужество — не ложь:

Согнуться роды со смертельным исходом —

И мир откроет свои благословения;

Но быть не мыслью — это божество.

И даже в час отдыха.

Поднятие потных бровей

Не бойтесь горького сравнения

И различать добро и зло.

Но если на крыльях гордости

Вы осмеливаетесь знать как бог

Не приносите в мир святынь

Его рабские тревоги.

Ставка всемогущая и всемогущая,

И с безупречной высоты

Добро и зло, как могильный прах,

В толпе отпадут люди.

Мне понравилось это стихотворение, потому что его смысл — главная проблема человеческой цивилизации: различие между добром и злом. Честно говоря, я сначала пожалел, что взялся делать анализ именно этого произведения поэта, так как его довольно сложно воспринимать.

В первой строфе Фет описывает масштаб двух мировых явлений: добра и зла, которые безграничны. В строке «Один человек охватывает человека», на мой взгляд, речь идет о зле, и описывается, насколько легко человеку поддаются влиянию этого явления. А строчка «Другой — моя душа и мысль» якобы говорит о добре, и о том, что автор считает объяснение привлекательности этого явления своей главной задачей, которая «поселилась» в его душе. моральная моральная ответственность будучи

Во второй строфе поэт пытается объяснить доказательства структуры Вселенной и использует для этого очень крутое сравнение.По словам Афанасия, в душе каждого человека существует достаточно точная картина устройства мироздания, стоит лишь немного «углубиться». И, кстати, следует отметить, что в строке «Это так сплочено в недрах сокровенного», скорее всего, имеется в виду «глубины» человеческой души, нравственная составляющая человека и его существа.

В третьем Фет предлагает читателю встать на «путь добра», в строчке «Наклонись над роковым трудом» фраза «роковой труд» дана не в буквальном смысле, а в смысле описания сложности. «пути добра».А также в строке «И мир явит свои блага» описаны преимущества «пути добра». То есть человеку, вступившему на «путь добра», будет предоставлена ​​возможность использовать все ресурсы и потенциал мира.

И в четвертой строфе поэт вспоминает, что порой провести грань между добром и злом крайне сложно, и в результате человек идет по более легкому пути, который может оказаться фатальным. Фет призывает читателя не бояться выбора добра, даже если он требует больших ресурсов и лишений.

В следующих строфах Афанасий предлагает более сильным людям быть более ответственными по отношению к добру, поскольку от них зависит судьба других людей.

Тема этого стихотворения записана в его названии. Автор попытался ответить на несколько глобальных вечных вопросов: что есть добро и зло ?; В чем привлекательность того и другого ?; как их различать и стоит ли вообще это делать? и т.д. Он пробовал, но получилось это или нет — решать читателю.

Два мира правят веками
Два равных существа:
Один человек охватывает
№4

Другой — моя душа и мысль.

И как капля росы
Ты знаешь все лицо солнца
Так сплочен в глубине заветной
№8

Вы найдете всю вселенную.

Молодое мужество не ложь:
Наклонись над роковым трудом
И мир явит свои блага,
№12

Но быть не мыслью — это божество.

И даже в час отдыха
Поднятие вспотевшего лба
Не бойтесь горького сравнения
№16

И различать добро и зло.

Но если на крыльях гордости
Знай, что дерзнешь, как бог,
Не неси в мир святыню
№20

Его рабские тревоги.

Ставка всемогущая и всемогущая
И с безупречной высоты
Добро и зло, как могильный прах,
№24

В толпе люди отпадут.

Два мира властвуют от века,
Два равноправных байта:
Один объемлет человека,
Другой — душа и мысль моя.

И как в росинке чуть заметной
Весь солнце лик ты узнаешь,
Так разрезно в глубине заветной
Все мирозданые ты найдешь.

Не лжива юная отвага:
Согнис над роковым трудом,
И мир свой раскроет благо,
Но быт не мысли божеством.

И даже в час отдыха,
Подьемля потное чело,
Не бойся горького сравнения
И различай добро и зло.

Нет если на крыльях гордыни
Познать дерзаеш ты, как болото,
Не заноси же в мире святыни
Своих невольничьих тревог.

Пари, всезрящий и всесильный,
И с незапятнанных высот
Добро и зло, как прах могильный,
В толпы людские отпадет.

Ldf, vbhf dkfcnde / n jn dtrf,
Ldf hfdyjghfdys [, snbz:
Jlby j,] tvktn xtkjdtrf,
Lheujq — leif b vsckm vjz /

cjrtfrny denjz /

9000jcjrtfrny denjjz /

cjrtfrny denjm ckbnyj d uke, byt pfdtnyjq
Dct vbhjplfymt ns yfqltim /

Yt k; bdf / yfz jndfuf:
Cjuybcm yfl hjrjdsv nheljv,
B vbh cdjb hfcrhjtn, kfuf,
Yj, snm yt vsckb, j; tcndjv /

B lf; t d xfc jnljtvkz gjnyjt xtkj,
Yt, jqcz ujhmrjuj chfdytymz
B hfpkbxfq lj, hj b pkj /

Yj tckb yf rhskf [ujhlsyb 900 lypfr; td vbh cdznsyb
Cdjb [ytdjkmybxmb [nhtdju /

Gfhb, dctphzobq b dctcbkmysq,
B c ytpfgznyfyys [dscjn
Lj, hj b pkj, song rfj

/9000 nkmfx], hj b pkj, song rfjub 9000/9000 nkmflk, песня rfjub 9000/9000 nkmfx, песня 9000/

, песня 9000/9000, песня 9000/9000 nkmfx39 чтобы подбодрить вас 😉

Аудиотег не поддерживается вашим браузером.

Глава 57

Два мира правят веками

Два равных существа:

Один человек охватывает

Другой — моя душа и мысль,

И как капля

Вы знаете все лицо солнца

Так сплочен в заветных недрах

Ты найдешь целую вселенную.

Тютчев Ф.И.

Январь 1986 года.

Всю дорогу молчали. Фредди пытался утешить ее, но все было бесполезно.Каждый раз, когда он брал ее за руку, Бетти просто вытаскивала ее. Она не слушала его; она была полностью в своих мыслях. Когда он сказал, что все будет разумно, тогда она поняла, что все не так хорошо.

На семейное Рождество, когда они в последний раз собирались вместе, Виктор со всеми попрощался. Он много говорил о себе, много чего не рассказывал на протяжении всей своей жизни, мечтал, что с ними все будет хорошо, что они будут вместе, но сами они этого не хотели.Виктор примирил их, потом заплакал, потом обрадовался.

Аллен Холл встретил их холодным молчанием. На пороге их ждали Джордж и Гарри, они обнялись, молча переходя в замок, погрузились в траур. Виктор еще не умер, но его конец был очень близок. Сжимая его руку, Диана рыдала у постели мужа.

Виктор тихо умер, и никто не видел, чтобы он перестал дышать. Когда его нашли утром, его тело уже остыло.

Похороны окончены.Аллен Холл как-то поседел без своего хозяина, теперь замок ждал нового хозяина. На похоронах было много людей, которые знали Виктора Лейтона недолго. Священник произнес длинную речь, стирая слезы. Он был всем для сельчан, которым бесплатно помогал, отцом для своих рабочих, другом, веселым человеком. Трудно было сказать «до свидания», как отпустить его на небеса, но так было суждено. Вечером за столом собрались Лейтоны. Хозяинское место было свободным, от этого как-то было холодно.Гарри понял это и встал.

Я знаю, что это кощунство, но нам нужен новый глава семьи. Папа, теперь это ты, — Джордж тяжело сглотнул. Теперь он был старшим в этой семье.

Две недели спустя прибыл душеприказчик Виктора, г-н Беннет, его адвокат. Лейтоны собрались в мраморной гостиной, чтобы услышать, как Виктор решает избавиться от своей собственности. Флора почувствовала гнетущую атмосферу. После того, как Джордж стал главой семьи, Руфус вызвал скандал, потому что теперь он был самым старшим.Но дети и внуки Виктора отстояли право Георгия.

Никто больше не хотел соревноваться со второй семьей. Мистер Беннет поправил очки, глядя на них всех. Это была небольшая инструкция. Виктор поделил все свои деньги между детьми и внуками, раздал акции Роберту, на всех обратил внимание. Руфус нервничал, он надеялся, что получит главную жемчужину в казну, а затем сможет переехать в Лондон и стать еще богаче. Но в конце концов Аллен Холл заполучил Бетти.

Ей стало легко, и она не поверила, что это правда, и снова заплакала. Ей нужно стать сильной, ей нужно привести себя в чувство.

Весна-Лето 1986.

Брак оказался скучным делом, хотя Флора подсказывала это. По настоянию Гюго она покинула кабинет Алика, даже получила диплом раньше срока — хотела заниматься наукой. Но он ей не позволил. Днем она осталась одна, Дебора не позволяла многому скучать, постоянно возлагая на нее обязанности по дому.Все были счастливы ее замужеством, кроме нее самой. Поэтому, когда Дебора попросила сделать дизайн ее сада, она с радостью приняла это.

В Лондоне она нашла офис Flora Garden; ее привлекло название и виды услуг. Она вошла, сказав секретарше, что у нее назначена встреча с дизайнером, ей велели идти. Флора вошла и чуть не упала в обморок, ее ноги подкосились, и он помог ей сесть в кресло.

Это был он. Он все еще был великолепен, нет, ему даже стало лучше.Она посмотрела в его темные арабские глаза и чуть не сошла с ума, ее сердце громко билось, напоминая ей о ее любви к нему. Она громко вздохнула, невольно дотронувшись до тонкого колечка с цветком. Хьюго ужасно испугался, что она носит его, не снимая, она настаивала, как ей дорога. Великолепное кольцо Хьюго мало что значило для нее.

Привет, Флора, — сказал он, его бархатный голос заставил ее дрожать еще больше. Он ожидал увидеть кого-нибудь, но не того, о котором почти забыл.

Привет, Ричард.Он заметил обручальное кольцо в ее руке и замер. Хотя … чего он ожидал? Ей уже двадцать два года, она молода и хороша собой, и, конечно же, нашлась та, за которую она вышла замуж. Он начал искать свое кольцо, но Флора спрятала вторую руку в складках теплой куртки. — Как ты?

Неплохо, я женат. Свекровь заставили заниматься огородом … — она ​​молчала. «Я не ожидал увидеть тебя здесь».

Я тоже не думал тебя видеть. А чего она хочет? — он улыбнулся ей.Как чертовски трудно сохранять равнодушие, делать вид, будто пять лет назад между ними ничего не было, не было тех восхитительных ночей в садах, слов любви и счастья.

Что-то в стиле обычных садов, копирующее Блейхема или Аллена Холла.

Скука смертельна, пробормотал он. — Ну что ж, займемся. Аллен Холл очень красивый, не то слово, семь лет назад я там помогал в садах. Флора посмотрела вниз, как будто она жила в Спенсер-хаусе и тогда его не видела.- Приду завтра — посмотрю, потом позвоню, когда проект будет готов. Ты завтра дома?

Нет, пойду к сестре. Она встала, собираясь уходить, находиться с ним было для нее невыносимо. «Вы часто думали обо мне?» — он ждал этого вопроса и в то же время его боялся.

Да, первый раз — каждый день, — ответил он, Флора открыла дверь, потом обернулась.

Слезы текли по ее щекам: столько лет прошло, а он все еще беспокоил ее, столько одиноких дней прошло, а она все еще тонула, глядя ему в глаза.Что бы это могло быть? Ей так хотелось обнять его, прижаться к его широкой груди и раствориться, раствориться в его сильных, настоящих руках. Заблудитесь, утопите свой разум и прыгните в бездну, зная, что блаженный горячий поток подберет вас и сметет все, что встанет у него на пути. И тогда брак, деньги, положение будут ничем по сравнению с тем, что у них может быть. Но нужна ли она ему?

Он позвонил через четыре дня, и Флора быстро собралась, иногда ей казалось, что Дебора что-то подозревает, но каждый день она говорила себе, что это плод ее воображения.Флора вбежала в кабинет и подождала, пока он освободится. Он громко с кем-то разговаривал, и отрывки разговоров начали доходить до нее.

Когда вы сделаете мне предложение? — дама не заговорила, а завизжала.

Я вам давным-давно сказал, что не хочу жениться. Его голос звучал спокойно. — Я никогда не выйду замуж!

Тогда ни за кого не выйдешь замуж, любили ли вы когда-нибудь? — Флора затаила дыхание.

Очень понравилось, это было давно, и было красиво.Она вздохнула с облегчением. «Хизер, я не выйду за тебя замуж».

Больно! — она ​​с шумом вышла, посмотрела на Флору:

Вы тоже хотите, чтобы вас просто использовали и выбросили? — и с вихрем эта брюнетка выбежала на улицу. Флора посмотрела на Ричарда, он улыбнулся ей и повел в свой кабинет.

Извините за этот скандал — он выглядел немного подавленным, ей показалось смешным, что он оправдывается перед ней.

Ничего страшного. Он повесил ее пальто на спинку стула.»Так готовы?»

Да, — долго объяснял он ей, чего хочет, а она, как всегда, молча слушала его. «Не хочешь ли ты пообедать со мной завтра в знак давней дружбы?» — Она приподняла бровь, кивнула ему.

Придете сюда в восемь? Она снова кивнула, гадая, будет ли это свидание или просто ужин.

Она собралась у Дженни, чтобы Дебора не могла видеть, как она тщательно одевается. Она выбрала атласное серо-голубое платье с глубоким вырезом и поняла, что хочет провести с ним ночь, тем более что Гюго уехал в Женеву на полтора месяца.Ричард был потрясен, когда увидел ее. Накануне перед ним предстала обычная девушка, а сегодня он увидел нимфу, которую страстно хотел с того самого момента, как она переступила порог его кабинета. Все эти дни он не мог выбросить ее из головы. С тех пор она сильно изменилась, молодая женщина стала роковой соблазнительницей, только она сама этого не знает.

.